Не мужики, а сраные лотофаги

Дмитрий Выводов
Декабрь 23, 2013
14k
17
Образ жизни
в избранное

Если ты читал «Одиссею», то наверняка можешь припомнить, как однажды герой (угадай, как его звали) попал на остров людей, которые питались лотосом (они и есть лотофаги). Лотос дарил им ощущение мира и спокойствия, делал их довольными и заставлял забыть обо всем. Тот, кто пробовал лотос, забывал свой дом и семью, впадая в некий мирный транс, и больше не хотел покидать остров. Эта ситуация кое-что мне напоминает. Точнее, кое-кого.

Современных мужиков. Из нас как будто выскребли всю сердцевину. Мы как пустые тыквенные бутыли. От нас почти ничего не осталось в ментальном смысле — мы похожи на призраков. С анатомическими признаками всё четко: мы остаемся мужиками, но современный ритм и уклад жизни делают с нашими телами такое… Мы забыли не только про свой разум, про духовность — мы забыли еще и про свое тело. В любом аспекте мы предпочитаем выбирать путь наименьшего сопротивления, потому что не хотим ничему сопротивляться.

Настало странное время. Теперь слова «это не по-мужски» и «веди себя как мужчина» ни для кого не аргумент. Вопрос о сущности мужика встает перед нами всё реже, в то время как больше внимания уделяется некоему «всеобщему человеческому». Такое ощущение, будто у нас что-то украли. Что-то изъяли из нашего общества, а обратно не отдают.

Мы больше ничегошеньки не можем. Наши отцы умели заменить проводку и трубы, починить практически любой прибор, приладить что угодно куда угодно, починить машину. Что умеем мы? Максимум — настроить медиасервер, чтобы киношечка с компьютера могла проигрываться на плазме. Мужское дело, нечего сказать.

Кто из нас стремится взрослеть? Кто в силах отложить джойстик, вытащить наушники и делать дело? Кто осознанно женится и заводит ребенка — потому что хочет, а не потому, что девушка забеременела и опасается делать аборт? Нет, мы горазды только ныть, что нам, видите ли, «еще рано», что мы, бедняги, «не готовы», что у нас еще «вся жизнь впереди» и мы не хотим «связывать себя лишними обязательствами» и садить себе на шею еще кого-то.

Это не походит на мужские взгляды на жизнь. Это походит на детский лепет, как будто в тело взрослого мужика посадили школьника, а тот мало того, что еще не повзрослел, так еще и до сих пор не научился выражать собственные мысли. Мы хотим забыть обо всех своих проблемах и серьезных задачах и предаться сладкому забвению. Развлекаться, а не делать дело. Пожрать лотоса и остаться на острове, а не терпеть лишения в открытом море. Зачем, если и без этого хорошо?

Нам нужен лишь универсальный способ расслабиться, обо всем забыть и ни о чем не думать. Думаю, общество не отказалось бы от какого-нибудь идеального наркотика. Мы суем в себя алкоголь и любую вкусную еду, что встречается на нашем пути — чтобы отвлечься, получить удовольствие и не думать. Мы постоянно покупаем себе какие-то вещи — чтобы развлечь себя, порадоваться и закрыть глаза на проблемы. Мы соблазняем одну женщину за другой, чтобы получить удовольствие от процесса, насладиться собственной удалью и забыть, как мы одиноки, игнорируя тот факт, что по-настоящему ценные отношения требуют работы и что количество побывавших в нашей постели женщин ничего не говорит о нас как о людях.

Большую часть суток мы проводим онлайн, потому что нам необходимо чем-то развлекать себя, чем-то отвлекать себя от серьезных мыслей, найти альтернативу реальности, потому что она сложна и опасна, а мы так не любим сложностей. При этом мы предпочитаем не думать, что решать сложные вопросы — это и есть удел мужика. Он должен разбираться, решать, брать на себя ответственность и делать так, чтобы всё было в порядке. «Я мужик, и я ничего не хочу решать. Я хочу F5. F5. F5».

Помнишь, я говорил, что у нас как будто что-то украли? Действительно украли, но нас сложно назвать жертвами. До конца не уверен, как именно было дело, но мы либо украли это что-то у себя сами, либо позволили другим украсть. Позволили культуре выкрасть из нас мужика. Мы добровольно отказываемся от мужской идентичности, и это стало настолько привычным, что никто уже не обращает на это внимания. Помнишь «Бойцовский клуб»? Это произведение не про подпольную террористическую организацию и не про элитный боксерский клуб. Это история о том, как мужики требуют обратно у мира свою мужицкую сущность, в которой им повсюду отказывают. В этой истории мужики устали не быть мужиками и хотят показать всем, что они тоже могут что-то решать. В реальности этот процесс, похоже, еще не запущен.

Почему я не знаю, кого в этом обвинить — мужиков или культуру? Потому что ответственность можно разделить. Сейчас объясню.

Если тело не кормить, оно слабеет, чахнет и умирает. Если в человеке отрицать духовные потребности, рано или поздно он о них забудет и они отомрут, уступив место инстинктам. Если не подкармливать в себе мужика, мужик умрет. Современная культура практически не дает пищи для наших внутренних мужиков. Качки, похожие на деформированные воздушные шары, шикарные тачки и полуголые девки — это разве пища для внутреннего мужика? Слабо верится. Вот так наш внутренний мужик ничего не ест и умирает, потому что мы сами не пытаемся никак его поддержать: эта проблема нами даже не осознается. Однако проблема есть. И мы хотим тебе об этом сказать. Мы хотим дать пищу для твоего внутреннего мужика.

Раз уж мы начали с античных аллюзий, ими мы и закончим. Когда надвигалась Троянская война, мать Ахиллеса в стремлении уберечь своего сына скрыла его на одном из греческих островов, нарядив в женское платье, и спрятав среди дочерей местного царя. Чтобы обнаружить героя, Одиссей пошел на хитрость и, притворившись торговцем, стал предлагать царским дочкам, среди которых был Ахилл, украшения, разложенные на земле вперемежку с оружием. Люди Одиссея по его приказу внезапно подняли боевой клич, и Ахиллес рефлекторно кинулся к оружию, тем самым раскрыв в себе мужика. Нам нужен такой Одиссей. Если его нет, сам стань своим Одиссеем. Иначе нам неоткуда ждать помощи.