Интернет превращает тебя в гея и террориста

Теодор Седин
Декабрь 14, 2015
9.7k
0
Образ жизни
в избранное

Как ты наверняка знаешь, у американцев назревают выборы. Один из самых ярких стремящихся к высокому креслу кандидатов – Дональд Трамп. Так вот, совсем недавно этот человек с чем-то неописуемым на голове (не пойми неправильно, как бизнесмена мы его дико уважаем) предложил закрыть интернет.

«Мы теряем многих из-за интернета», – заявил Трамп, добавив, что закрытие интернета поможет в борьбе с экстремистами, вербующими американцев в террористические организации. Правда, потом добавил, что для этого ему нужно поговорить с кем-нибудь знающим вроде Билла Гейтса, потому как лично он понятия не имеет, как это сделать.
Позже Трампа клюнул символ Америки – белоголовый орлан. Совпадение? Не думаем.

Раньше было лучше

Всё это напомнило крики людей, напичканных депутатской неприкосновенностью и житейским опытом, как Курт Кобейн героином, о том, что интернет отбирает детство, отбирает время и вообще делает людей недалёкими идиотами. Некоторая часть особенно активных «крикунов» заказывает себе через интернет товары из секс-шопа и мальчиков для плотских утех, но речь не об этом. Им покажи фотографии из какой-нибудь Танзании или Филиппин, где босоногие дети носятся по дождливым ручьям босиком – так изойдутся в восторженной рвоте, пуская слюни и слёзы умиления: «Ах, какие счастливые дети! Как же им повезло – иметь нормальное детство, без вонючих компьюдактеров!» Действительно, счастливое детство, с болезнями, голодом, высокой детской смертностью и прочими прелестями. Такого же хотите? Господа, одной из особенностей развитого общества является его высокая компьютеризация. В Филиппинах такого нет. Получается, мы должны деградировать, ведь интернет – явное зло, а все широкие возможности – всё равно что побочные действия, которые до хорошего не доводят. Потому и растёт поколение уродов.
Позволь ремарку: растёт не дурное поколение, а просто другое. А теперь подробнее.

Эксперимент Миллера

Американский журналист Пол Миллер провёл эксперимент, попытавшись целый год прожить без интернета. Я искренне рад, что он дерзнул пуститься на этот эксперимент, ибо главная мысль, которую вынес Пол, – он использовал его неправильно. Хотя мы склонны верить, что на сей подвиг Миллера подтолкнула привычная для любого журналиста жажда темы. В конце концов, он поимел неслабую выгоду от годового воздержания: всеобщую славу, снял документальный фильм, а его «муки» освещались в качестве дневника в родном журнале The Verge. Действительно ли Пол всё это время добросовестно воздерживался и даже порно не искал, понять сложно. Хотя, может, он его предусмотрительно скачал. Такой человек не может без «дерзкого видео», по лицу видно, что он готов оплатить подписку на PornHub. Но речь вовсе не об этом.

Вся суть его эпохального эксперимента сводится к тому, что «он стал читать больше страниц в день, понял, что бумажные книги не хуже электронных, а многие люди увидели в его поступке подвиг». Ну, и конечно, банальности вроде: «После отказа от SMS и твитов моя сестра, которая не могла вынести разговор со мной, стала моим лучшим собеседником». Пардон, это глупо и нелепо, как например… убедиться, что нарушать закон плохо после анального унижения в тюрьме.

Есть много «онлайн-задротов», которые впадают в экстатический восторг от запаха типографской краски и уносятся в библиографическую нирвану ловить букинистические оргазмы, едва их пальцы касаются книжного корешка. Если не ограничивать посещение сети элементарным сёрфингом информации и бездумным самоутверждением в комментариях, то можно вынести уйму полезных вещей. Благодаря интернету мой товарищ изучил всю классику кинематографа, полюбил эту стезю и теперь учится на режиссёра. Другой, включая компьютер только ради игр, «Двача» и общения на когда-то популярных форумах, неожиданно понял, что это безграничная платформа для самосовершенствования. Теперь мне стыдно спорить с ним о философии и литературе, потому как, общаясь с ним, я чувствую себя бездарно глупой жертвой усов Бориса Бурды. Это при том, что я его старше. А ведь товарищ, подобно несчастному господину Миллеру (не тому, который распоряжается нашим газом, речь о журналисте), буквально с 12 лет «жил» в сети, пользуясь ещё богомерзкими карточками и скрипучим, горланящим, как нервный индюк, модемом.

Виноватых найдут

Понятно, что в век интернета одному человеку будят тяжко прожить без благ. Но отказаться от него всем? То есть отказаться от универсального языка коммуникации и сделать шаг назад? Уж увольте. Сначала говорили, что виной всему телевизор. Потом сетовали на рок-музыку, ещё раньше – на литературу, нынче обязательную к изучению в школе. Когда-то дамам говорили, что ходить без корсета смерти подобно, а моются лишь те, кто перед Богом нечист. А умение писать считали недостойным мужчин и уделом монахов в кельях. Собственно, львиная доля средневековых правителей писать не умела.

А теперь всех собак спускаем на интернет. Мол, он приводит к отупению. Ещё раз: мы живём в высокотехнологический век, а к отупению приводит только неправильное воспитание. Если воспитали ребёнка идиотом, неспособным понять, что ИГИЛ – это плохо и убивать за любого Бога глупо и греховно, то он и вступит в ряды, сделает обрезание под корень и будет оправдывать врождённую жестокость и жажду убивать верой.

А с друзьями ты не общаешься только по двум причинам: ты либо ленивый, либо тебе не интересно с ними. Скажешь, если бы не интернет и соцсети, то вы бы чаще встречались, созванивались бы по телефону – не пудри мозги. Нормальные люди всегда найдут повод встретиться. Кстати, иной раз лучше посмеяться над memes, чем бессмысленно спорить о политике и ссориться с человеком на долгие годы (реально два года не общаемся).

И каково без интернета?

В конце эксперимента Миллер понял, что дело не в интернете. Жизнь без сети не открыла, как он мечтал, настоящего Пола Миллера, она доказала, что тот самый настоящий Пол Миллер не может жить без сети, что лучше иметь одного друга в Facebook, чем ни одного в реальной жизни. Тот самый друг уехал в Китай, а позвонить ему он не мог. WhatsApp, Viber и Skype тоже пали жертвой воздержания. Интернет стирает границы и сближает. Родителям Пола было спокойнее наблюдать за ним через Skype, чем слышать по телефону. Ну, а про рабочий процесс даже говорить бессмысленно.

Кстати, журналист не может без интернета: он окружает его всюду, даже на работе. Тот, кто утверждает обратное, вышел на пенсию в связи с тем, что не смог овладеть оперативной работой в сети. И смог бы мой товарищ, начинающий документалист, отправить свою блистательную дебютную работу под названием «Тыквенная жопа» одному мастеру документальной журналистики из другого города? Смог бы он договориться о съёмках на другом конце страны? Нет.

Не всё дозволено в сети

Безусловно, даже в интернете должны быть какие-то нормы поведения. Психбольным надо запрещать самостоятельный выход в сеть, школьникам младшего возраста тоже (на заметку родителям, покупающим своим чадам бессмысленный смартфон уже в 6 лет). Людям старшего возраста – только с разрешения врача, потому как за ахинею, написанную всезнающими пальцами некоторых сорокалетних особей, этих самых особей нужно сажать.

А по поводу терроризма и экстремизма… Господин Трамп, отважные братья-израильтяне придумали прекрасный способ наказывать террористов: разрушать дома, в которых они жили, даже если в этом доме живёт семья. Может, хоть так начнут понимать, что за своими порождениями нужно следить. Можете ещё и интернет отрубить. У террориста наверняка найдётся родственник, который в страхе потерять самое дорогое лично убьёт его, заметив склонности к экстремизму.

А в интернете всё такое смешное, ахахаха, как же здесь здорово! Говорим тебе как люди, посмотревшие весь интернет, живущие за счёт интернета и почерпнувшие немало знаний через интернет. И поверь, у нас у всех устроена личная жизнь, мы общаемся с друзьями, не отказываясь от соцсетей. Отупляет не «ВКонтакте», отупляет неправильное воспитание. И если у человека есть мозги и цели, он сам сумеет фильтровать информацию и контролировать время. Остальных изолируйте вместе с политиками, считающими, что все беды от 4chanа, а не от их дурных голов.