Образ жизни

Чисто российская привычка

  • 16172
  • 5
  • Теодор Седин

У каждого народа свои особые, неповторимые заморочки. Зачастую они непонятны иностранцам и кажутся странными прогрессивной молодёжи. Но без них никуда. И всё, что приведено ниже, лишь малая толика привычек русского человека.

Присесть на дорожку

У нас есть традиция присесть на дорожку, но нет традиции убрать за собой.
– Смешной анекдот, ахахахахах, ржунимагу –

Собираясь в путь-дорогу, близкую ли, дальнюю ли, когда чемоданы уже собраны и пакеты упакованы, мы делаем паузу и сидим минуту, 3 секунды в томном молчании, и думаем о своём: о безбрежных пшеничных полях, о русских могучих кедрах, о том, что забыл подстричь ногти, о том, всё ли собрано, и когда уже приедет такси. Присаживаемся, даже если опаздываем. В древности на дорожку присаживались, чтобы всякие злонравные домашние духи не цеплялись к хозяину и не портили ему алковечера в Тайланде. Сейчас от сидения есть практическая польза: можно элементарно перевести дух после традиционных сборов "в последний момент".

С лёгким паром

Не только для иностранцев, но и для многих местных жителей поход в баню является не просто испытанием на выносливость, а настоящим подвигом. Даже Шварни и Горлум, побывавшие в раскалённой лаве, Рокки, избитый Иваном Драго на ринге, не перенесли всего того, что перенес парильщик. Поэтому ещё с древних времён парильщику желали "лёгкого пара", который не утомлял, как тяжёлый, а наоборот, бодрил. Так что доисторическая программа Михаила Евдокимова тут не при чём. Правда, в баню у нас ходят десятки, и, видимо, поэтому пожелание распространилось на всех отмытых в душе. Даже в славной своими саунами Суоми не поздравляют с окончанием мытья. А у нас поздравляют. Иностранцы подумают: "Наверное, у них высокая смертность во время мытья". Не понять им широту русской души, нас ведь хлебом не корми – дай человеку чего-нибудь хорошего пожелать.

Многообразие обращений

Многих иностранцев удивляет многообразие обращений, царящее в русской речи. В отличие от англоязычных сэров и сэрих, мистеров и миссисих, донов и доньей, у нас определённых неличных обращений нет. Были господа да госпожи, но Советская власть объяснила, что "господа" живут в Париже. Гордое "трудовое, Красного Знамени" обращение "товарищ" не пользовалось популярностью у простого народа даже в советские годы. Потому у нас сплошные "молодые человеки", "девушки", "женщины" и "мужчины". Нечего выдумывать, называем людей в соответствии с тем, кем они являются... и на сколько выглядят. Потому и называем неприятную огрубевшую от климакса секретаря в паспортном столе "девушкой", чтобы подмазаться.

День рождения без тебя

Русскому человеку нужен повод, по которому можно собраться, выпить и поесть. Повод есть – уже хорошо, и причина может даже не присутствовать на самом мероприятии. Поэтому твоя тётя, бабушка с дедушкой и друзья родителей собирались за общим столом и отмечали твой день рождения, даже если тебя дома не было. При этом всегда была стандартная, проверенная временем схема употребления пищи.

Застолья без десерта не бывает

Схема проста: сначала ужратьсяводочкой, а потом пить чаёк с тортиком, который никуда не лезет. Потом торт либо сохнет в холодильнике, либо раздается родственникам в аккуратной упаковке из фольги. Это сакральный метод, традиция, которую никто и никогда не осмелился нарушить. Говорят, если её нарушить, то в седых снегах проснётся лютый черный пёс с тремя ногами и пронесётся по миру неся хаос и смуту. Вроде как Революция произошла только потому, что семья Его Императорского Величества торт не приготовила.

Еды много не бывает

Кстати, ещё одна нерушимая гастрономическая традиция – любой повод, любой праздник сопровождать обилием еды, заправленной майонезом, и спиртного. Потому что дядя Ваня любит "селёдку под шубой", а его нельзя обижать. Еды обязательно должно быть много, чтобы съесть её было невозможно. Глядя на шикарный стол тёти Люси, "мишленовские" рестораторы падают в обморок: они за весь год такими объёмами не готовят. Причина проста: лучше за один раз наготовить, чтобы потом всю неделю есть вкусную праздничную еду, ведь еда с праздника всегда вкуснее.
Но надо признать, что присуще это преимущественно старшему поколению.

Авось

Загадочный русский авось, несчастный и многострадальный. Как он ещё выдерживает под титаническим гнётом сброшенных на него обязанностей и поручений? И зачастую он помогал. Не только русские любят делать всё абы как, в надежде, что пронесёт, но не у каждого народа для этого есть столь загадочное и красивое определение.

Анекдоты и тосты

Святая обязанность каждого русского человека старше 30 – рассказать как можно больше анекдотов и прикольных тостов с тематических сайтов. Это неотъемлемый свидетель красноречия, потому никто не удивляется прерванному несмешным анекдотом разговору.

Другое дело – тост. В разных культурах есть короткие тосты, посвящённые удаче и здоровью. На Руси они являются лишь частью повествования. Тост может длиться часами. За это время обязательно упомянется биография тостуемого с подробным комментарием самых пикантных моментов, вспомнятся родные и близкие и их роль в жизни человека. Во время тоста обязательно встрянет несколько человек, и завяжется шумная беседа, прерванная обиженным вскриком: "Тихо, дайте досказать!" – и уже затем – кульминация, остроумная, весёлая и не без перчинки. И никто не может прервать торжественный поток речей – только жена – фразой: "Коля, ну что ты такой нудный, давай быстрее". Тост – это искусство.

Новый Год

Если в остальном мире наряжают "Рождественскую ёлку", то у нас наряжают "Новогоднюю". И дарят серьезные подарки на Новый Год, а не на Рождество, иной раз на день рождения подарки попроще. Всё очень просто: Рождество стали праздновать не так давно, да и вообще, к Рождеству у нас люди только в себя приходят после недельного запоя.

Во всём виноваты американцы

Дядя Вася, чиня старую "Яву", кряхтит и ругает проклятых американцев в развале СССР. Тётя Зина ругает американцев за творящиеся вокруг бесчинства. Молодой патриот Эдгард ругает американцев за обоссанные подъезды, а Иван Кузьмич утверждает, что лампочка не работает и пенсия взлетела только потому, что везде евреи. Виноватым может оказаться кто угодно, но обязательно кто-то посторонний.