Культура

Звуки «Мафии»: музыка
60-х, которая звучит круче современной

  • 14528
  • 4
  • Теодор Седин

brodude.ru_14.10.2016_8cEjhqnfcgTQ4

Наконец вышла долгожданная Mafia III. Далеко не все успели в нее поиграть и заценить количество багов, но зато все уже знают, что там невероятно крутой саундтрек. Создатели подошли к этому делу тщательно и подобрали лучшую музыку 60-х, которая тогда вообще была. Это был период перемен, скандалов, войн, общественных волнений, наркотиков, любви, и всё это в сумме — самая благодатная почва для творения музыки. Лучшая музыка создавалась в этот период или появлялась в виде зачатков. Посмотри на имена — что не певец, то великий. Саундтрек задает слишком высокую планку для игры, так что остается только надеяться, что эпоха Вьетнамской войны, расовых волнений и культурного всплеска передана так же хорошо.

Rolling Stones — Paint It, Black


Для одних это песня о войне во Вьетнаме. Другие видят в ней намеки на противостояние с коммунистами, католическую религию, посещение публичных домов и что-то еще. Фанаты конспирологических теорий любят что-то выдумывать, вот и здесь простой красной двери придумали обозначение — советский флаг. Сами «роллинги» только подогревали интерес к песне своими невнятными комментариями.

Из текста песни «Paint It, Black» можно ясно понять, что она исполняется от лица человека, чья возлюбленная умерла. Оттого он и хочет всё окрасить в черные тона.

Помимо драйвового припева, разухабисто-отчаянного как танцы напившегося с горя, в этой песне есть еще один характерный элемент — ситара Брайана Джонса, которая своим острым экзотическим звучанием задает мелодию всей песни. Именно за эти необычные штрихи, за эдакую смесь таинственности и бешеной энергичности эту песню слушают и любят ровно 50 лет.

Но многие ее ассоциируют прежде всего с фильмом «Цельнометаллическая оболочка», и потому для них это сугубо вьетнамская тема, что нашло отражение в игре — персонаж тоже успел по джунглям помотаться.

The Animals — House of the Rising Sun


Эта песня — единственное, что оправдывает существование дико популярной в 60-х группы «Животные». Ну и еще тот факт, что их бас-гитарист Час Чендлер стал продюсером одного талантливого чернокожего парнишки, игравшего на гитаре как Бог, и обтесав его своими тертыми от толстых струн баса и жестокого шоубиза пальцами, вывел в свет, представив как Джими Хендрикса.

Доподлинно не известно, о чем поется в песне. Ах да, ее написали вовсе не Animals, а какие-то неизвестные люди из Англии не то 16-го, не то 18-го века, а затем песня перекочевала в Америку, видоизменилась и стала народной. Поэтому ее кто только не исполнял: до «Животных» даже отметился сам новоявленный нобелевский лауреат Боб Дилан, но его версия, как и все остальные, не шла ни в какое сравнение. Знаменитая пятиаккордовая версия «зверей», которую каждый гитарист хоть раз играл в жизни, подошла к тексту лучше всего. Тут еще важно отметить одну вещь — исторически это была женская песня, и потому никто не может прийти к единому мнению: то ли речь о женской тюрьме, и повествование ведется от лица девы, убившей своего отца-картежника, то ли от лица проститутки из одноименного борделя в Новом Орлеане. Сама песня — своего рода негласный гимн этого несчастного города, а так как события игры происходят там же, то нет ничего удивительного в том, что создатели игры сделали ее саундтреком.

The Jimi Hendrix Experience — All Along The Watchtower


Слава Богу, что разработчики запихнули кавер Хендрикса, а не оригинал, сделанный все тем же нобелевским лауреатом Диланом. Во-первых, раз уж главный герой игры черный, то и исполнители должны быть почернее, а во-вторых, кавер действительно богоподобен, даже нобелевский лауреат это признал. Хендрикс добавил в тревожный фолк-рок диких, необузданных нот, выдавив из песни те эмоции и драйв, о которых даже Дилан не задумывался. Складывается ощущение, будто ты слушаешь диалог Хендрикса с гитарой, спор о жизни и смерти с каким-то страдальческим оттенком. И любые разговоры о том, что эта песня порядком надоела, улетучиваются после соло на 1:44. Хендрикс извлекает звуки, которые понятнее многих слов, разве кто-то еще так мог?

You Keep Me Hangin' On — Vanilla Fudge


Побольше внимания, аплодисментов и земных поклонов в адрес этой незаслуженно подзабытой группы. Они во многом сформировали облик того самого хард-рока и прогрессив-рока, от которого перся твой батя, и до сих пор прешься ты. Великий Джон Бонэм, например, вовсю копировал ударника группы Кармайна Эпписа (великого ударника, который может всё), а вокалист Марк Стейн потом будет пронзительно петь про билет на луну в составе Electric Light Orchestra. Они показали, как сочетать вездесущий орган с громовой поступью раскрывающих бездну ударных, жестким рифом, железным каркасом баса и большой для тех времен редкостью — хорошим вокалом. Годом позже, в 68-м появятся Led Zeppelin и Deep Purple, сделавшие красивый и сильный вокал неотъемлемой частью жанра, а тогда приходилось довольствоваться разве что Джэнис Джоплин.

На самом деле эта песня — кавер на соул-поповую песенку черного девичьего трио Supremes, и в большинстве своём группа исполняла чужие песни. Но исполняла гениально. Именно их находки во многом повлияли на дальнейшее развитие музыки, за что им сердечное спасибо.

Cream — White Room


Этот коллектив за два года существования дал музыке больше, чем Виктор Дробыш и группа «Блестящие» за всю свою жизнь. Чудесная песня, написанная великим Джеком Брюсом и исполненная не менее великим Эриком Клэптоном (когда-то вечный Эрик пел в группах, было это очень давно, не пытайся вспомнить), рассказывает о страданиях брошенного парня, вероятно, ушедшего в себя, и надеющегося на то, что его любовь образумится и вернется к нему. Это типичный утяжеленный психодел того времени, и его грандиозное, помпезное и торжественное вступление, как в хреновых вестернах — типичный почерк музыки 60-х. А мотив, а гитара, а энергия... под такую музыку хочется бросить всё, ограбить магазин и уехать в закат. Даже маэстро Клэптон, откровенно не вытягивающий припев, нисколько не раздражает. Он ведь был еще совсем юн, не измучен наркотиками и личными трагедиями, и был не способен написать нечто из разряда «My Father's Eyes».

Del Shannon — Runaway


Хотя эта песня о несчастной любви (о чем еще пели люди в начале 60-х, если не об этом?), благодаря господину Тарантино мы стойко ассоциируем ее с криминалом. Наверное, потому создатели игры и включили ее в список, что не помешает большинству обывателей называть ее не иначе как «та песня из "Криминального чтива"». Согласно тексту, молодой человек идет по улице и думает, какого хрена от него убежала любовь всей его жизни. Может, он ее и обижал или это просто мысли вслух от маньяка-насильника, но от слова «беглянка» (а именно так переводится название) веет криминалом.

Дел Шеннон, один из патриархов американского рок-н-ролла, написал ее в далеком 61-м. Песня стала бессмертной, а сам Дел, к сожалению, покончил жизнь самоубийством вследствие алкоголизма и долгой депрессии, вызванной забвением. Зато его квакающее «And I wonder I wah-wah-wah-wah-wonder» стало не менее легендарным, чем орочьий голос Тома Уэйтса. Собственно, как и меланхоличное соло на синтезаторе, в котором, если прислушаться, можно уловить некоторые нотки издевки и иронии: мол, терпи, неудачник, у тебя зато всё еще есть руки. Именно они делают этот примитивный рок-н-ролл выдающимся и запоминающимся.

Creedence Clearwater Revival — Fortunate Son


Вот она, лучшая песня для того, чтобы отправиться на войну и не показать общественности, что тебе страшно! Еще один след антивоенных и антивьетнамских настроений, которые бушевали в ту эпоху и которые упоминаются в игре! Это именно антивоенная песня, хотя звучит она как обычный сатерн-рок того времени. Там как раз и поется: мол, ребята, я в общем-то не собирался умирать, я не баловень судьбы. Умеет лидер и главный идеолог группы Джон Фогерти вводить в заблуждение коммунистов и их потомков. Впрочем, для группы это было нормально, всю свою карьеру они строили из себя простых парней со старого доброго американского Юга, будучи пижонами из Сан-Франциско. Но их типично южный блюз-рок и истерично хриплое пение были душевно приняты во всех точках Америки, да что там, мира. Радует, что сам Фогерти не меняется, как и его прическа. Почему-то тогда было модно стричься «под пажа», проще говоря, как Даша-следопыт.

Aretha Franklin — Chain Of Fools


Как же она сексуально поет. Вот если бы ее не видеть — удовольствие от прослушивания приравнивается к получению множественных оргазмов. А так смотришь — ведь страшная, как обезьянка, но как она поет.

Это типичная черная певица того времени, и во многом она сформировала тот женский соул, к которому молодые певцы всё стремятся, но достичь не могут. Не зря ведь ее называют Королевой Соула, а журнал Rolling Stone и вовсе объявил ее величайшей певицей в истории, с чем трудно поспорить, да простит меня Эдита Пьеха.

Франклин удавалось в это мутное время, когда ненависть к пытающимся бороться за свои права чернокожим увеличилась во сто крат, заставлять плясать и ирландцев, и итальянцев, и чернокожих, и латиноамериканцев. Вот уж действительно: искусство выше политики. Жаль только, это не мешало погромам.

Кстати, песня о любви, о чем же еще она может быть.

Status Quo — Pictures of Matchstick Men


Может показаться странным, но у Status Quo есть еще известные песни, кроме «You In The Army Now». Это у нас их плохо знают, а на западе — одна из самых культовых групп. И на заре своей карьеры, в 67-м, они играли такой вот стильный психоделик-рок с нежным вокалом Френсиса Росси. Типичный психоделический текст, характерная последовательность аккордов, паузы, ломаный ритм, звучание гитары — так рождались хиты, которые и в наше время звучат хорошо.

Особенно интересна история написания песни:

Я писал ее в сортире. Я оказался там не из-за обычных причин, а чтобы избавиться от жены и тещи. Я часто приходил в эту узкую завораживающую уборную и сидел там по нескольку часов, пока они наконец не уходили. Три четверти песни я закончил в туалете. Остальное я дописывал в гостиной.

Janis Joplin — Piece of my Heart


Пение Джоплин — это всегда перевоплощение из вопящей во всю глотку шаманки в умудренную горьким опытом женщину. Во всяком случае именно так звучал ее вокал. Жаль, что работа на износ и чрезмерное употребление алкоголя в лошадиных дозах, да еще и на почве личных проблем, не способствуют хорошей продолжительности жизни, и ее не стало в 27, хотя пела она так, будто будет жить вечность.

Благодаря Джоплин и ее ансамблю эта песня стала популярной. Это тоже кавер, на песню одной негритянской певицы по имени Эрма Франклин. Песня вышла годом ранее, но успеха не сыскала, и на следующий год ее не перепел только ленивый, но самый харизматичный вариант получился, несомненно, у Дженис. Благодаря гитарам в припеве и тем самым шестидесятническим «хорам», она зазвучала как хороший рок-н-ролл, а не соул. Ну а песня, как всегда, — о несчастной любви, такой же несчастной, как и сама Джоплин.