Художники от протеста: русский акционизм. Часть 2

Теодор Седин
Ноябрь 20, 2015
6.7k
2
Культура
в избранное


А мы продолжаем свою двухтомную повесть про суровый, не щадящий членов художников русский акционизм. Нас часто спрашивают, а сами мы, пишущие все эти опусы, на чьей стороне? Поддерживаем ли мы протестные настроения или раболепно либизим перед власть имущими, прославляя батюшку-царя? А мы, любезный читатель, вне политики, как Борис Борисович Гребенщиков мы вылетаем в открытое окно на встречу Джа познавать истину, катаясь на сиреневых облаках из засахаренной малины. Мы за здравый смысл и здоровую страну. А вообще, негоже спрашивать подобное у онлайн-изданий в конкретно эту эпоху.

Война

22 сентября этого года скончался Лёня Ёбнутый. Это не то, чтобы диагноз человеку, это псевдоним. На самом деле его звали Леонид Львович Николаев, и с его пришествием в арт-группировку «Война» начался золотой век российского политического и художественного акционизма. Умер Лёня загадочно и таинственно, пиля ветки в подмосковном Домодедово. Казалось бы, несчастный случай, с кем не бывает, но дело в том, что Леонид находился на нелегальном положении и прятался под чужим именем, пока все думали, что он в глубокой иммиграции. Ему был всего 31 год.
Но рассказ пойдёт не о Лёне и его акциях под стать фамилии, а о самой «Войне», апологете эпатажных и радикальных перфомансов земли Русской.

А ведь когда-то они устроили одну из ярчайших акций в истории Петербурга. Ярче была только революция. Называлась она «Х.й в плену у ФСБ». В знак протеста против повышенных мер безопасности в преддверии Международного экономического форума Лёня и товарищи нарисовали на Литейном мосту огромный ху… фаллос. Даже размеры известны: 65 метров в длину и 27 метров в ширину. После того, как мост был разведен, фаллос гордо и нагло глядел прямо в окна Управления Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

После этой дерзкой акции ребята охамели в конец и устроили настоящий «Дворцовый переворот», целью которого было «показать, как надо проводить реформу МВД». Во время акции активисты группы перевернули несколько милицейских автомобилей, причем внутри некоторых из машин в этот момент находились милиционеры.
Увидев сие великолепие, знаменитый английский заштриховыватель стен остросоциальными картинами Бэнкси устроил распродажу своих картин и послал «Войне» 4,5 миллиона рублей. Так что, если не знаешь, как заработать, рисуй писюны и переворачивай машины.

Разумеется, органы очень обиделись, активистов объявили в розыск, некоторые, не желая идти в тюрьму, предпочли бежать за границу.
Кстати, многие художники признали безрассудный идиотизм акции, никто не отрицал, что за такое можно и в тюрьму сесть. Однако по всему миру «Войну» поддерживали как могли. Кто-то акциями, а кто-то добрым словом и песней, как Юрий Шевчук.

В своё время в нерушимых рядах «Войны» побывали и легендарные Pussy Riot. Так, например, самая красивая из «Пусь», Надежда Толоконникова, ставшая с недавнего времени героиней катящегося в посредственность сериала «Карточный домик». Акция называлась «Еб..сь за наследника Медвежонка!». Суть была очень проста: несколько пар занимались сексом в одном из залов Государственного биологического музея им. К. А. Тимирязева. Акция состоялась в канун выборов президента Российской Федерации 2008 года, когда уже стало понятно, кто будет президентом.

Однако у этой организации с агрессивными слоганами и не менее агрессивным названием была открытая душа. Они любили делать подарки. Так, например, они сделали подарок мэру Москвы Юрию Лужкову. К потолку отдела электроосветительных приборов магазина «Ашан» было подвешено пять человек (трое гастарбайтеров, двое – гомосексуалов). Актёры, изображавшие гомосексуалов, на самом деле были гомосексуалами. Гастарбайтеры тоже были гастабайтерами. Два киргиза и один узбек согласились участвовать в акции за деньги. Приговор «жертвам» состоял из лозунгов весьма недвусмысленного содержания: «Пестель никого не еб*т!», «Нет пархатым пи****сам!», «Нет косоглазым чуркам!», «Чурки – в чуркестан!», «Черножопые – гоу хоум!», «Сибирь – для сибиряков!», «Слава Москве!» и тому подобных.

Конец у группировки был печальный. Создатели группировки, Олег Воротников и Наталья Сокол, бежали в Италию, Ёбнутый умер, остальные бушуют в других организациях. Но свой след они, безусловно, оставили.

Александр Бренер

Немного истории. Нельзя пропустить гуру русского акционизма с еврейским паспортом в кармане. Александр Бренер очень хотел стать международным скандалистом, но не очень вышло, того резонанса, который он сотворил в России в 90-х, не получилось. Хотя про его акт в амстердамском музее Стейделик, когда он нарисовал знак доллара на знаменитом «Супрематизм» Малевича (Белый крест на сером фоне) вызвала большой фурор. Ведь он никуда не убежал. Не потому что желал Геростратовой славы, он и так был знаменит, а просто выступал против коммерциализации искусства. К Малевичу же Бренер никаких претензий не имел. Он выбрал его потому, что сам Малевич был бессребреником и думал лишь о своем творчестве. Кстати, краску Бренер выбрал щадящую, которая смывается легко. Не вандал же он!

И одним из первых фирменных арт-бесчинств, произведенных им на родной земле, была акция «Свидание». Происходило все так. В глубокую снежную пору 1993-94 гг. Бренер назначил только что приехавшей из Израиля и давно не данной ему в ощущениях жене Людмиле свидание. Естественно, у памятника Пушкину. Как только она появилась, он тут же повалил её на снег в любовных целях. Видимо, творческий порыв. А рядом, как на зло, проходила экскурсия каких-то провинциальных барышень глубоко за 45, внимательно слушающих про Пушкина. Увидев перформанс, тетки стали злословить, плеваться и говорить, что это наркоманы, наверное. Тут же остановился автобус с японцами, которые восприняли акцию с энтузиазмом и тут же начали ее снимать. Бренер провозился с Людмилой минут пять и заявил, что ничего не получается, ибо он смущен. Акция была посвящена… Чему бы ты думал?! Культуре, которая при всех своих безусловных прелестях ограничивает человека в проявлении простых, естественных и таких нормальных чувств.

В 95-м он вышел в труселях и в боксёрских перчатках на Лобное место и орал в сторону Кремля: «Ельцин, выходи!» Холодно, но что же делать, искусство требует.

Он много чего делал: прорывался в Министерство обороны, чтобы надеть на министра домашние тапочки, во время службы в соборе выбегал к алтарю с криком: «Чечня, Чечня!» (как раз шла Чеченская война). Он имитировал акт дефекации в Пушкинском музее перед картиной Ван Гога «Красные виноградники в Арле» (объясняя тем, что просто «обосрался от восторга»), не гнушался мастурбацией на приеме у Лужкова и передвигался меж установленных зеркал в опущенных штанах, тряся нахальным причинным местом. Но взял и уехал после одной спорной акции. Белорусское ПВО сбило залетевший из Польши аэростат, приняв его за шпиона. Белорусы извиняться отказались, что расстроило Бренера, расстрелявшего окна посольства кетчупом (символизация крови). Его, разумеется, хорошенько избили, задержали, но большая сумма, заплаченная женой, позволила ему сымитировать побег и уехать в далёкий Израиль. Вот такой хороший человек.

Я абсолютно не согласна, что современное искусство – это какая-то особенно сложная сфера. Любая сфера, которой человек занимается профессионально, становится сложной просто потому, что он какое-то продолжительное время над этим кругом проблем думает. Ядерная физика гораздо сложнее современного искусства. И искусство, которое мы называем классическим, я думаю, не менее сложное, чем современное. Кроме того, насколько мне известно, огромное количество акций проводится художниками в узких кругах, об этом никому не рассказывают и видео в интернет не выкладывают. Поэтому я бы не стала ­основным признаком акционизма называть его медианаправленность.
– Надежда Толоконникова –