Толкиен — тот, кто придумал новый мир

Джеймс Боливар ди Гриз
Декабрь 20, 2013
19.1k
6
Герои
в избранное
brodude.ru_4.06.2014_QBhaEXELlVy1f

Brodude, как всегда, в тренде. На днях состоялась премьера картины, снятой по мотивам книжки «Хоббит». Лично я кино ждал, хотя первый фильм понравился мне не так сильно, как «Властелин Колец». Кроме того, выход в прокат этого кино — отличный повод написать про знаменитого профессора, который очень круто повлиял на жанр фэнтези, компьютерные игры, настольные игры в целом. Если честно, Толкиен абсолютно точно гений, я это говорю не только потому, что очень люблю его творчество, я говорю это с абсолютно незамутненным эмоциями разумом. Мне нравятся книги Толкиена, я читал не только три его известных произведения («Хоббит», «Сильмариллион» и «Властелин колец»), но и неизданные поэмы, черновики и еще много чего подобного.

Мое знакомство с творчеством профессора (а он действительно был профессором Оксфордского университета) произошло в далеком детстве. В нашу страну Толкиен забрел очень и очень давно, если серьезно, в 1985 году была… советская экранизация романа «Хоббит», про которую многие благополучно забыли. Кроме того, в 1978 году «Хоббит» был в крайне плохом переводе издан в Советском Союзе, а год спустя выпустили и советский перевод «Властелина Колец». Самое забавное в этой ситуации, что никто не воспринимал книгу как яркое явление. Советские граждане относились к произведениям Толкиена как к детским сказкам, предпочитая Арагорнам и Леголасам «Айвенго». Я сам читал «Хоббита» в детстве наряду с «Денискиными рассказами» и «Сказкой о потерянном времени», мне нравилось, но я относился к книжкам только как к очень хорошим сказкам, не более. В девяностых творчество Толкиена стало способом бежать из скучной реальности для множества странных молодых людей, которые начали величать себя толкиенистами. Другие люди величали их толчками. У ребят сильно бомбануло от книг Толкиена, и в результате субкультура до сих пор существует, а ее представители, если не выросли в кого-то типа реконструкторов или ролевиков, выглядят откровенно не очень. Впрочем, за популяризацию книжек Толкиена (именно у друга-толчка я однажды взял «Сильмариллион») им респект.

Толкиен, или Джон Рональд Руэл Толкин, родился в английской семье в ЮАР, где его отец находился по делам службы. Как раз в этот период произошел случай, который мог одновременно лишить нас хорошего писателя, но и, возможно, подарил нам одного из центровых персонажей мира Средиземья. Маленького Джона укусил тарантул, мальчика спас от последствий доктор Торнтон Куимби, в котором угадывались черты Гэндальфа Серого.

Отец Толкиена умер очень рано, оставив жену с двумя маленькими детьми на произвол судьбы. Ей пришлось вернуться в родную Англию к семейству, которое ее недолюбливало. Небольшой доход и отсутствие каких-либо перспектив заставили женщину обратиться к высшим силам. Она приняла католицизм, хотя члены ее семьи были убежденными протестантами. Что и говорить: это далеко не улучшило ее взаимоотношения с родственниками. Толкиен, к слову, был убежденным католиком и пытался переманить на свою сторону как можно больше последователей. Вот такое вот воспитание.

Мать учит сына латинскому языку, любви к ботанике и много времени уделяет его образованию. В результате будущий профессор в четыре года уже умеет читать, отлично рисует листики и цветочки, умеет их описывать, немного знает латынь. Чувак не теряет времени даром и в школьные годы изучает еще и валлийский, древненорвежский, финский, готский и древнеанглийский языки. Когда я читаю биографию какого-нибудь известного человека и вижу что-то подобное, я чувствую, что зря потерял много лет своей жизни. В эти же годы будущий отличный лингвист Джон придумывает первые зарисовки к эльфийскому языку: Старшая Эдда, сборник мифов и легенд скандинавов про жизнь таких колоритных богов, как Тор, Один и Локи, повлиял на молодого мальчика самым правильным образом.

Одно несчастье следует за другим, и Толкиен в возрасте девяти лет остается без матери, и его вместе с братом берет под крыло духовник матери Френсис Морган.

В 1911 году Толкиен реализовал свою давнюю мечту — посмотреть мир в долгом путешествии: он посетил Швейцарию. Впечатления от этого путешествия легли в основу долгого пути Бильбо Бэггинса.

Получив диплом с отличием, женившись и став приличным человеком, Толкиен решился-таки идти защищать страну. Первая мировая никого не могла оставить равнодушным, в том числе и Толкиена. Парень даже не представлял тогда, что на войне он поучаствует в одной из самых кровопролитных битв (операция на реке Сомме на северо-востоке Франции), где он потеряет двух близких школьных друзей и переболеет сыпным тифом, став инвалидом. Домой Джон вернулся твердым пацифистом, что роднит его с другим великим человеком — Бертраном Расселом. Многие люди считали, что «Властелин колец» — аллюзия на Вторую мировую войну, в то время как сам Толкиен говорил, что на него более всего повлияла та война, в которой он участвовал.

В 1937 году Толкиен для домашнего пользования пишет повесть «Хоббит», которая неожиданно становится страшно популярной и расходится огромным тиражом. Толкиен понимает, что теперь с этим милым детским произведением в жанре фэнтези связана вся его жизнь. Впрочем, у Джона были дополнительные опасения: он боялся, что после этой книжки его перестанут воспринимать всерьез как профессионального знатока языков.

Во время Второй мировой Толкиен стал профессором и начал активно работать над главным трудом своей жизни, а конкретно над «Властелином Колец». В 1948 году книга была окончена. К сожалению, полностью ее никто не хотел печать. В конце концов в 1950 году книгу решили-таки издать, но без приложения «Сильмариллион», которое по сути было жизненно необходимо, чтобы объяснить все наиболее значимые моменты: кто придумал этот мир, есть ли здесь боги, почему эльфы такие крутые и кто раздавал кольца налево и направо. В Америке книжка была издана в начале шестидесятых и имела невероятный успех, скорее всего, благодаря культуре хиппи, которая в ту пору расцвела пышнейшим цветом. Идиллические пейзажи книги, прекрасные герои, сказочный мир и борьба за мир так понравились молодежи Америки, что книга имел просто колоссальный, невероятнейший успех, который откровенно льстил профессору, несмотря на то, что ему пришлось поменять номер телефона: поклонники часто звонили.

Близкий друг Толкиена, автор «Хроник Нарнии» Клайв С. Льюис, пытался протолкнуть «Властелин Колец» на Нобелевку, но кандидатуру отвергли с припиской: «ни в коей мере нельзя назвать прозой высшего класса». Вот такая вот подлая история.

В возрасте 81 года Толкиен скончался от язвы желудка, катализатором смерти была свадьба близкого друга, на которой писатель выпил немного шампанского, хотя ему было нельзя. Похоронили его в одной могиле с женой, которую он искренне любил всю свою жизнь.

Надо сказать огромное спасибо сыну Толкиена Кристоферу, который издал огромное количество других произведений Толкиена, в числе которых «Сильмариллион», «Сказки Волшебной страны» и найденное буквально недавно стихотворение «Падение Артура», которое было издано в этом году. Мне льстит мысль, что Толкиен сейчас очень популярен, а по его книгам сняли отличные фильмы.