Жиробасы: терпеть или не терпеть?

Дмитрий Выводов
Декабрь 30, 2013
17.8k
10
Образ жизни
в избранное
brodude.ru_27.12.2013_JCSTUJ0ELDFCq

Всю свою жизнь я был тощим. Границы худобы варьировались от «кожа до кости, как ты еще не умер?» до «умеренно тощий, даже появились щеки, но коленки всё равно торчат». У меня никогда не было проблем с весом, и это можно считать небольшим подарочком, который боженька решил подарить средненькому провинциальному говнюку. Обращаюсь к нему: спасибо и на том, слышь?

Однако так повезло не всем. Кому-то, чтобы держать себя в форме, нужно хорошенько над этим трудиться: следить за питанием, регулярно заниматься спортом и давать слабину крайне редко. Таких людей, как я понимаю, большинство или по меньшей мере довольно много. Они делятся на две категории: те, кто за собой следит, и те, кому это в жопу не впилось. Последние разжираются до неприличных размеров — или до вполне приличных, но всё же не самых здоровых. Процент жирности общества из-за таких ребят неуклонно растет. Скоро на календаре сменится цифра, обозначающая год, а значит, жирдяев станет еще больше. Не знаю, плохо это или хорошо. Однако это есть.

Как относиться к жиробасам? Если бы я сам был жирным, наверное, этот вопрос занимал бы меня куда сильнее, потому что плоды этого отношения я бы познал на себе. Если есть кто жирный, отпишитесь в комментариях, как к вам относятся. Мне правда надо знать.

В западных интернетах борются за сферы влияния две точки зрения на вопрос: когда жиробасов позорят или, наоборот, принимают. У нас об этом пока мало говорят, но вскоре у отечественных любителей и противников фитнеса по-любому бомбанет. Как быть обществу? Принимать жирных со всех их запасом сала или позорить?

Понять, простить

С одной стороны, можно думать так: почему чужое ожирение должно меня беспокоить? Неужели раньше не было толстопузых мужиков и излишне жопастых баб? Ведь раньше общество с этим справлялось, почему я вообще об этом думаю?

Действительно, жирные были, есть, и вангую, что, к сожалению, они будут всегда — как и дрищи наподобие автора, которому тоже нечем гордиться. В этом мире много неизбежных зол, которые мы не в состоянии изменить — их остается только принять и смиренно прижать зад к любой горизонтальной плоской поверхности. Мы же смиряемся с простудой и даже с раком, с плохой погодой и даже со стихийными бедствиями, да чего там, у нас нет выбора, и мы смиряемся со смертью — какой смысл высаживаться лишь потому, что кто-то жирный?

Да и потом, тело человека — это еще не он сам. Жирность — лишь один аспект личности, пусть и не самый приятный. Если человек толстый, это не мешает ему быть в то же время начитанным, остроумным, приятным собеседником, храбрым малым и надежным товарищем. Пузо не мешает человеку быть человеком со своими неоспоримыми достоинствами. Один недостаток не может перечеркнуть все достоинства, вот еще, чушь какая! Да я видел много пузатых чуваков, со многими из них выпил и остался ими доволен.

Еще один момент. Живет на свете кто-то жирный. Живет себе живет. Может, я встречу его один раз в автобусе и подосадую, когда он будет продираться через меня к выходу, размазывая меня по стеклу — на этом наши контакты закончатся. Какое мне до него дело? Каким образом он меня касается? Почему я должен думать о том, что кто-то жирный? Меня же не заботит, что кто-то лысый, кто-то рыжий, а у кого-то одна нога. Пусть жирные живут своей жирной жизнью, а я пойду своей дорогой. Ведь так?

Богатый внутренний жир

Помнишь советский мультик про прекрасную принцессу, что заблудилась и попала к людоеду, который чуть ее не слопал? В середине создатели прикололись и спросили: «А может, всё было наоборот?» — и показали нам историю про несносную принцессу и затраханного ею (ой, прости за каламбур) людоеда. Так вот, может, всё было наоборот?

Говоришь, не касаются тебя жиробасы? Ну, может, они и не подходят к тебе и не трогают тебя своими толстыми руками, но их удельный (и притом большой) вес в обществе влияет на понятие нормы. Средняя норма становится всё толще и толще. Толще и толще. Скоро станет совсем нормальным быть пузатым — и никто не увидит в этом ничего особенного. Просто все будут ходить и стукаться друг о друга животами в знак приветствия, как ушлепанские телепузики. Хреновая будет норма.

Если бы лишний вес был здоровым и красивым, я бы заткнулся. Но ведь нет! Он мало того что некрасив, он еще и здоровью вредит. Я бы даже смирился с модой на уродство: все мы это делали, молчаливо принимая штаны с мотней до колен и остроносые туфли в начале нулевых. Мы все знаем за собой этот грешок — видимо, так уж устроена человеческая природа. При всём при этом я категорически против того, чтобы люди считали нормальными ранние инфаркты и вечно жаловались на боль в спине. Наверняка от лишнего веса есть еще масса вреда для здоровья, так сходу просто не приходит в голову.

Если бы с ожирением нельзя было бороться, как с упомянутым выше раком, я бы заткнулся. Но ведь можно! Не скажу, что похудеть может каждый (когда речь заходит о гормонах, я поднимаю белый флаг и признаю, что слишком туп для таких споров). Однако когда кто-то просто слишком много ест, это превращается в форменный идиотизм. Замедленное самоубийство за накрытым столом. Ну, удачи тебе, жирдяй, если ты жирдяй по собственной воле — а точнее, по безволию.

Помнишь, в начале текста шла речь о том, что тело — это еще не вся личность? Безусловно, не вся, но телосложение — особенно неумеренно жирное — много говорит о своем обладателе. Если человек толст, это говорит о том, что он как минимум ленив, но это далеко не всё. Он еще и безволен, и любит прокрастинировать, и, скорее всего, пассивно-агрессивен (жирные женщины время от времени начинают ныть о том, как им надо похудеть, и задавать всем вокруг провокационные вопросы о своей фигуре, жутко обижаясь, когда им отвечают правдиво). Эти люди имеют привычку игнорировать проблему: они же не ослепли и прекрасно видят, что разжирели, но продолжают ничего не делать. Они могут сами себе вредить и не париться. Они напрочь лишены желания совершенствоваться. Что они за люди такие вообще?

Вместо заключения

Грустно быть жирным, грустнее ничего не делать, чтобы это исправить, а еще грустнее этого — соваться ко всем со своим мнением относительно чьего-то жира. Твое личное мнение мало кого интересует, особенно если этот кто-то не может разглядеть тебя из-за своего живота. Однако это мнение должно у тебя быть, чтобы однажды утром ты не проснулся и не обнаружил, что ты твой живот сполз с кровати и мирно покоится на полу.