Наука

Забытое оружие: чем
убивали в старину. Часть II

  • 25632
  • 0
  • Теодор Седин

В предыдущей статье мы начали вспоминать забытое оружие грешной старины. А всё, что начато, должно продолжиться, тем более что забыли практически про всё, кроме копья и меча.

Рондаш


Пока одни оружейники совершенствовали орудия убийства, делая их всё более и более смертоносными, другие превращали оборонительные орудия в наступательные. Так было в случае с рондашом. Сейчас объясним, что это такое.

К перчатке крепился щит, окружность которого чаще всего была вырезана зубцами, чтобы вражеские колющие и режущие орудия в них застревали. Под рукавицей к щиту прикрепляли лезвие, которое выступало из-за края щита на 50 см. Часто на щите и железной перчатке помещали дополнительные лезвия и штыри, многие из которых были с пилообразным лезвием.
Но испанцы с итальянцами, любившие подлую ночную атаку, с последующим тыканием оружием в спящих врагов, пошли ещё дальше – придумали к щиту отверстие для потайного фонаря. Свет фонаря проходил через отверстие, которое можно было открывать и закрывать по желанию с помощью круглой задвижки. Такие щиты иногда называли фонарными, и, к слову сказать, они были весьма тяжелы.

В то время ведь нельзя было просто взять и склепать круг из нескольких досок. Армии уже начали истреблять друг друга с помощью огнестрельного оружия, а солдатам хотелось жить. Поэтому оружейники не выпускали рондаши без свидетельства о его пуленепробиваемости. Экспертиза проводилась элементарно: с расстояния ста шагов в него стреляли из аркебузы. Аркебуза, конечно, не фауст-патрон, но вещь тоже крайне убойная, а потому щит был очень толстым. Иногда его вес достигал 10 кг. Попробуй, побегай с таким грузом весь день.

Годендаг


В 13 веке у фламандских повстанцев было несколько проблем: неурожаи, разбой и французские рыцари. Всё бы ничего, но рыцари были закованы в могучую броню, которую дубиной не пробьёшь и мечом не всегда проткнёшь. И вот, как это часто бывает, чей-то пыткий фламандский ум не стал мудрствовать лукаво и изобрёл простое, дешёвое, но крайне эффективное орудие против французских оккупантов. Взяли дубину в человеческий рост и пришпандорили к концу острый железный шип. Получилось очень большое копьё, которым можно было махать, как дубиной, и колоть, как копьём. Фаланга таких вооруженных годендагами фламандцев была способна вынести до 500 рыцарей, как это было в Битве золотых шпор 1302 года.

Рыцарь на полной скорости врывался в частокол острых дубин и... в лучшем случае падал на землю, в худшем остриё проходило через доспех, как консервный нож через банку шпрот. Это ведь не копья, которые ломались. Главным для фландрийцев было стоять плечом к плечу, иначе в образовавшуюся брешь, словно нож в масло, прорывался кавалерист, нарушавший общий строй. А уже разбежавшиеся в разные стороны копейщики особой угрозы не представляли.

На пенсию годендаг отправили всё те же французы. В 1382 в битве при Росбеке поумневшие французы послали в бой против фаланг вооруженных секирами и палицами воинов. После разгрома копейной дубиной пользовались всё реже.

Револьвер Эноя


Если бы Грязный Гарри пользовался этим револьвером, то его легендарный вопрос: "Я сделал только шесть выстрелов или пять?" – звучал бы как минимум неуместно, потому как этот револьвер мог сделать 48 выстрелов сразу – больше, чем любой другой пистолет.

Револьвер был создан в 1855 году англичанином Джозефом Эноем. Получился пистолет со сменными барабанами, за которые револьвер называли не иначе как "чёртово колесо". Однако, несмотря на свою убойность и относительную скорострельность, он был настолько неудобен, что любой уважающий себя гражданин предпочёл бы потратить время на зарядку револьвера, чем пользоваться подобной ересью.

Во-первых, он был невероятно тяжёлым, а во-вторых, его было крайне тяжело носить. Тащить за собой коробку? Неудобно. Кобуру для него было сложно придумать, а передвигаться по городу с огнестрельным обручем было полным идиотизмом. Так что до серийного производства револьвер Эноя так и не дожил.
Уже ближе к XX веку оружейники изобрели револьвер с одним большим барабаном, куда умещалось до 20 патронов, но это уже совсем другая история.

Воздушная мина

Одной из самых главных неприятностей времён Второй мировой были мины. Минные поля сильно сокращали численность армий, приходилось даже изобрести специальный минный трал, который отправляли впереди пехоты. Но так как целью войны являлось непосредственное уничтожение противника, изобрели своеобразную минную ракетницу. Проще говоря, из ракетницы в небо запускалось 10 мин, которые зависали в воздухе на парашютах, прикрепленных к ним длинными стропами.

Казалось бы, в лётчики слепых не брали, и у пилота был шанс увернуться. Летчики уворачивались, причём очень часто, гораздо чаще, чем цепляли крыльями стропы минных парашютов и подрывались к чертям собачьим. Собственно, из-за не самого большого КПД ими перестали пользоваться.

Стенные пушки


Когда дело доходит до производительности, оружие всегда должно обладать двумя чертами: силой и точностью. Искусство оружейника заключается в том, чтобы провести тонкую грань между этими двумя показателями и создать сбалансированное орудие убийства. У ружья, о котором сейчас идёт речь, сила и точность доведены до крайности. Эти пушки не сильно отличаются от обычных ружей: так же заряжались, так же стреляли. Отличал их тот факт, что минимальная длина одного только ствола составляла 1,5 метра. Такой длинный ствол гарантировал более быстрый и точный полёт пули, чем из обычного ружья. Это своего рода снайперская винтовка прошлого, потому как пуля летела на расстояние 180 метров, в отличие от 30 метров какого-нибудь хвалёного мушкета.

Разумеется, глядя на эту штуковину, напрашивается логичный вопрос: как из неё стрелять? Ответ: очень просто. У ружья был штатив, чтобы можно было закрепить оружие на стене. А ещё была пара солдат, одному из которых повезло больше – он целился и стрелял, а второму гораздо меньше – он подставлял своё плечо для опоры. Солдат подбирался по росту в зависимости от того, куда нужно стрелять: вверх или вниз. Шутка.

Конечно, с высоты технологического развития нашей эпохи сей агрегат кажется нелепым, как стояние в десятибальной пробке на Феррари. Но в 17 веке ружьё полностью оправдало себя. Вот бежит по полю какая-нибудь сволочь, у которой аркебуза максимум на 35 метров стреляет, и без прощения с хитрой улыбкой разносишь ей череп, пока она не добежала до огневой дистанции. И так всё войско, без прощения.