Образ жизни

Возможна ли Третья мировая война

  • 9272
  • 1
  • Иван Калягин
brodude.ru_7.11.2016_2B9Mqal8IoAS7

Если брать во внимание внешнюю политику последних лет, то мы наблюдаем лишь обострения, конфликты и конкуренцию — один негатив. Россию хотят поставить на место, а наша страна желает сохранить лицо и подтвердить делом свой авторитет. В Сирию вот полезли, чем озлобили радикальных мусульман, которые отплатили нам терактами. Исламское государство по-прежнему живо и наводит ужас на Ближний Восток, а ведь сколько мы их бомбили? Этим же промышляет США, да только проблема в том, что интересы у нас не совпадают, и если верить Первому каналу, то еще немного, и мы расторгнем все дипломатические связи с Североатлантическим Альянсом.

Многие действительно считают нас агрессорами, да и наше правительство не отстает — говорит о том, что холодная война на дворе, и скрывать тут нечего. Разумеется, призрак войны снова взошел над 1/8 частью суши, но главным образом в умах. Многие люди всерьез думают, что скоро жахнет напалмом, ковровыми бомбардировками и автоматными очередями, противные американцы высадятся в Крыму, а мы снова всех спасем от «новых фашистов», ведь судьба у нас такая — спасать всех. Будто нет больше никаких дел важных, кроме войны.

Конечно, тяга к военному слабоумию — не лучшее качество современного общества. Но подобное положение дел заставляет спросить себя: «Возможна ли новая Мировая война здесь и сейчас?». Мы думаем, что нет, и вот почему.

Система противовесов

Пацифисты плачут уже полвека — просят разоружить нашу страну, другие страны и вообще галактику. Мечтают отказаться от ядерных радостей и вернуться ко временам каменных топоров. С их точки зрения, самая большая угроза исходит от оружия массового поражения. Они указывают на Северную Корею, где, по заявлениям самих корейцев, уже давно есть большие ядерные пушки. Учитывая, что у власти в КНДР находится парень, который смотрит мультики Disney, то мы разделяем эти опасения.

Однако, давай обратимся к истории и посмотрим, почему крупные военные кампании сопровождали человечество всегда, с зарождения государственности, и только сейчас их нет. Конфликты на Ближнем Востоке глупо считать предтечей Третьей мировой — о них много говорят в СМИ, но это региональные проблемы, не более. Противостояние между более серьезными державами сегодня невозможно, так как у сильных мира сего оружием является не АК-47, а ядерные боеголовки, которые могут снести целые регионы.

Парадоксальным образом такое оружие, хоть и рассчитано на атаку, но больше служит щитом человечества — никто не будет нападать на одну из точек силы, которая может превратить треть твоей страны в пустошь. Так что расскажи своим друзьям-пацифистам, что если они хотят сохранить «мир во всем мире», то пусть устраивают митинги против разоружения.

Глобализация

Мы ее часто ругаем, и это справедливо, ведь страны теряют свою особенность — люди начинают копировать друг друга, мыслить одинаково, даже выглядеть одинаково. Однако, если ты не фанат Мировой войны, то это тебе только на руку, ведь глобализация является серьезным препятствием на пути к ее воплощению в реальность.

Почему? Потому что мы стали понимать друг друга. Пятьдесят лет назад американец от русского отличался как небо от земли, кола от спрайта, сникерс от шоколадки «Аленка». Но сейчас наши мысли не так уж и отличаются — постепенно формируется единый информационный фон, который может провоцировать местечковые конфликты, но никак не мировые.

Интернет

brodude.ru_7.11.2016_fylGyMa6dlHT9

После Второй мировой сразу началась Холодная война — добрые соседские отношения, подкрепленные совместной победой, развалились на глазах. Дело, конечно, в идеологическом противостоянии, которого сейчас по факту нет, хотя его и пытаются воссоздать, чтобы провезти мобилизацию населения. Противоречий между США и СССР было гораздо больше, чем между Третьим рейхом и Польшей. Но мы так и не скрестили мечи с американцами, а почему? Возможно, после Мировой войны все стали умнее, и каждый вояка с ампутированной ногой записался в пацифисты. Не будем отметать этот довод. Но нам видится разумным, что становление массовой культуры серьезно повлияло на нежелание объявлять войны.

Особенно ярко это можно наблюдать на примере войны во Вьетнаме, которая признана чудовищной ошибкой и крахом внешней американской политики. Это противостояние показало, что даже обкуренные хиппи могут уничтожить планы лидеров на лояльность населения к войне. Голоса музыкантов, писателей, голливудских актеров создали атмосферу неприятия уничтожения «агентом Orange» вьетнамских лесов. Журналисты добили политическую элиту тем, что обнародовали ужасные кадры и сюжеты войны. В итоге Ричард Никсон, который подписал мирное соглашение с Вьетнамом, всё равно остался самым ненавистным американским народом президентом, хотя у него и много других грешков.

Но суть не в Никсоне, суть в том, что люди, благодаря массовой культуре, смогли сложить собственное мнение по поводу войны и высказать его.

Сейчас, когда интернет распространен по всей поверхности Земли, рефлексия людей по отношению к таким событиям гораздо сильнее, чем раньше.

Теперь тебе не нужно ждать выпуска газеты или телепередачи, чтобы взглянуть на горы трупов, которые родились благодаря войне. Вряд ли ты будешь поддерживать солдат своей страны, если увидишь, что они издеваются над мирным населением и убивают гражданских — именно это и произошло с Вьетнамом, и это произойдет с каждым крупным конфликтом, который возникнет сегодня.

Западная культура

Подумай о том, что тебе скажут идти воевать против парней, которые сняли «Звездные войны», «От заката до рассвета» и «Криминальное чтиво». Ты воспитывался на этих фильмах, а тебе говорят воевать против той страны, где они были сняты.

Мы все в одном вагоне находимся. У крупных держав нет таких огромных различий культурного плана, которые могли вызвать ту ярость, которая возникла в сердце Гитлера. Впрочем, сегодня правительство пытается искусственно сотворить некую «российскую культуру», которая обязана отличаться от западной: мораль, духовные ценности и вот это всё. Но проблема в том, что наша истинная культура не только является частью западной, но и считается одним из ее столпов: Достоевский, Бунин, Булгаков, Толстой, Рахманинов, список можно продолжать вечно.

Сомневаемся, что современные политтехнологи в состоянии уничтожить то, что вырабатывалось гениями на протяжении столетий. Нашу литературу преподают в английских школах, о наших композиторах рассказывают во французских консерваториях и наших художников почитают в американских галереях. И мы не говорим о патриотизме, скорее о том, что надо принять себя такими, какими мы являемся. Хотим мы или нет, но нам суждено было родиться в рамках западной культуры, которая сегодня является доминирующей на планете Земля. Представители этой культуры обладают самым большим запасом оружия, лучшей научной базой и наибольшим экономическим влиянием — воевать с самими собой нам незачем.

Отчасти эту мысль доказывают постоянные стычки на Ближнем Востоке. В тех краях обитают люди, которые являются носителями другой цивилизационной модели — у них совершенно другие ценности, правды и неправды. Само понятие греха у исламских фундаменталистов разительно отличается от нашего. Поэтому мы там и воюем, как и весь остальной западный мир.