Вечные вопросы, на которые нет ответов

Теодор Седин
Январь 27, 2017
24.5k
1
Образ жизни
в избранное

Бойся тех вопросов, на которые одновременно пытаются дать ответ и религия, и наука. Если уж эти две силы вступают в неуступчивый спор — значит, они не могут доказать свою позицию. А нам потом мучиться и искать ответы на эти сложные вопросы. Может быть, когда-нибудь мы получим на них ответы, но точно не сегодня.

Что есть добро, а что есть зло?

Добро — это ангелочки в белом, а зло — сатана в черном. Добро — это пионеры, переводящие старушек через дорогу, а зло — дети, которые в овраге лошадь доедают. Cталин, расстрелявший триллион человек, — зло, а Царь-Батюшка — очевидное добро. Так ли всё на самом деле? Тут смотря с какой стороны посмотреть и от чего отталкиваться. Общественные нормы и религия кое-как определили хорошее и плохое, но некоторые их решения порой противоречат здравому смыслу. Все нормы и законы, в которых мы живем, установлены людьми, причем не всегда большинством. А раз уж тут замешаны люди, значит, решение по определению субъективное. Убийство за оскорбление своей религии в некоторых культурах считается добром, тогда как в цивилизованном мире за шутку, в которой упоминалось Священное писание, никому и в голову не придет отрезать человеку голову, потому как нельзя убивать.

Или другой пример: ты подсказал людям сомнительной наружности с сильно заляпанными грязью номерами машины, где находится дом под номером 8. Вроде бы сделал доброе дело — помог разобраться, но потом узнал, что человека в этом доме застрелили. А ты просто-напросто навел убийц на жертву.

Или, допустим, помог незнакомой девушке спустить коляску. Она бы и сама могла, но благодаря тебе всё произошло проще и быстрее. Добро? Безусловно. Но если бы она промедлила, ее бы не сбил на переходе пьяный водитель. Это зло. Но ты же не знал эту девушку, не знал, что у нее явные проблемы с психикой, что она пырнула ножницами свою мать, что у нее маниакальные наклонности, которые передались ее сыну, и через 25 лет эта невинная лялька, чьи врожденные недостатки были усугублены влиянием сумасшедшей мамаши, превратится в серийного убийцу-насильника, возможно, самого жестокого в истории. Вот и думай над всем этим: хорошо это или плохо. Всё очень неоднозначно. Твоя помощь одним может нанести ущерб другим. То, что в одной ситуации кажется добром, в другой оборачивается злом. И наоборот. Поэтому о добре и зле можно говорить лишь в узконаправленном, достаточно условном смысле — например, давать оценки в пределах одной социальной формации. И во многом поэтому отпадает возможность ответить на вопрос, какая мораль все-таки является истинно правильной.

Насколько реален наш мир?

В детстве, особенно в плохие моменты, которые нынче кажутся совершенно безобидными, очень хотелось, чтобы всё, что с нами происходит, оказалось сном. То есть тебе снится твоя жизнь, и это своеобразная репетиция, которая позволит тебе выучиться на ошибках. И вот, прошло уже очень много лет, проблемы стали весомее, думы более приземленными, а мы все думаем: не сон ли это? И вообще, всё вокруг — это не иллюзия? Что, если реальность — это всего лишь симуляция, созданная более продвинутым разумом, и окажется, что фильм «Матрица» был близок к истине как никогда.

По мнению физиков, реальной действительности в привычном для человека понимании не существует. Вселенная — это иллюзия, фикция, огромная, хорошо детализированная голограмма. Материальный мир представляет собой проявление и отражение процессов, которые происходят в неведомом человеку мире информационно-энергетических субстанций.

Если нас создал и контролирует кто-то другой (например, легендарные жидорептилоиды, играющиеся нами так же, как и мы играем в Sims), то мы можем понятия не иметь о нашей истинной сущности. А нами просто управляют забавы ради и относятся к нам не серьезнее, чем мы сами относимся к нарисованным чувакам. Может, оттого в мире происходит столько идиотского?

Но для нашего удобства и безопасности лучше считать условно, что наша Вселенная реальна. Просто потому что иначе можно сойти с ума. А если мы даже докопаемся до истины, то нас сотрут в порошок. Потому как круг лиц, которым дозволено знать правду, не может стать шире.

А есть ли Бог?

Тема существования Бога уже который год побеждает в номинации «Лучшая тема для разжигания срачей». И вместе с тем это очень важный вопрос, не потому ли мы всегда на первом свидании задаем вопрос: «А как же Бог?». Верующие с пеной у рта утверждают, что Бог, как разумная сверхсила, следит за нами, своими творениями. Атеисты не менее яростно утверждают обратное, и что «тупые веруны» просто слишком слабы, чтобы отвечать за свои поступки.
Верующие ставят им в укор излишний цинизм, а те, в свою очередь, приводят в пример, какой ущерб религия нанесла человечеству. Но та же церковь сформировала культуру.

Казалось бы, изучение космоса должно расставить все на свои места: мол, чего же слуги господни сразу не сказали, что Земля круглая. Да и Вселенная оказалась слишком большой — чтобы всё запустить, потребовалась бы бригада богов. А Анатолий Вассерман даже нашел сложное, не поддающееся средним умам доказательство невозможности существования Бога, заявив в конце, что может существовать либо Бог, либо природа. Но если Анатолий Александрович резонно заявляет, что ощущает природу и не ощущает Бога, найдутся люди с другим мировоззрением, которые будут доказывать, что всё сущее и есть Бог.

Самое интересное, что даже если учесть, что устройство Вселенной — это результат взаимодействия друг с другом автономно протекающих природных процессов, то это не исключает существование Великого замысла, который запустил все процессы. Если уж Вселенная возникла из ничего — то почему, может, кто-то ей помог? Легко приписать всё Богу, но пока что не удалось доказать научно его тотальное отсутствие. Поэтому многие не сомневаются в существовании божественных сил, природа которых недоступна нашему опыту. Слишком уж человек непостижим. Не зря Алан Рикмен в фильме «Догма» предупреждал, что встреча с Богом может здорово повлиять на психику.
Можно привести массу доказательств того, что нами действительно кто-то или что-то управляет. Можно привести еще больше, в том числе научных, доказательств обратного. Но реально познать Бога мы не можем.

Есть ли жизнь после смерти?

Нет ничего более вечного, чем обмотанный изолентой предмет. Всё остальное, увы, скоротечно, всему наступает конец. А вот что нас ждет после этого самого конца — хороший вопрос. То ли закончим ли мы свою жизнь, перебирая струны арфы на пушистом облачке или вечно разгружая уголь в шахтах ада, то ли просто сгнием без остатка, и не будет нам второго шанса, то ли проживем одну из 9 жизней. Во всяком случае, с того света никто, кроме Джона Константина, не возвращался, но, к сожалению, он персонаж комиксов. Так что нам не у кого узнать, что ждет человека там, за гранью физического бытия. И мы не можем со стопроцентной уверенностью ни утверждать, что загробная жизнь существует, ни отрицать ее существования. Поэтому решай, на чьей ты стороне — верующих или материалистов, убежденных, что «по ту сторону» ничего нет, и с угасанием сознания после кончины мир для человека исчезает, как и он сам. Всё равно правды не узнаешь. Хотя, в метафизике, кажется, есть теория. Всего лишь теория, но когда наука касается таких вопросов, всегда есть слепая вера в истинность теории. Теория эта связана с понятием повторяющихся циклов. Ханс Моравек считал, что мы всегда будем наблюдать эту Вселенную, оставаясь существующими в той или иной форме: травинкой, перегноем, человеком или песней Михаила Шуфутинского. Проверить эту весьма спорную идею, разумеется, не представляется возможным.

Почему мир устроен именно так?

Многие вещи воспринимаются нами как что-то само собой разумеющееся, но если задуматься, то как и почему получилось именно так? Почему, в конце-концов, мы существуем, для чего? Для поддержания баланса в природе? Но если у нас есть разум, не должны ли мы сделать что-то большее?

И очень хотелось бы знать, почему в мире есть животные, растения, разные неодушевленные вещи? И почему все они устроены определенным образом и подчиняются определенным законам?

Зачем нужны цифры? Они существуют в природе или это абстрактное обозначение математических отношений?

Что такое время, в конце концов?

И почему цепочки закономерностей приводят нас к таким вот вопросам, почему?!

До сих пор в ответ на эти вопросы мы слышим потуги мысли, которые называют красивым словом «теория».