Томас Санкара: скромный президент честных людей

Теодор Седин
Март 10, 2016
11.6k
4
Герои
в избранное
brodude.ru_10.03.2016_yfXnSsLAeoM5R
Революционеров можно убить, идеи — никогда!

Когда-нибудь мы обязательно поговорим о лидерах сверхдержав, которые потом, кровью и бессонными ночами добывали процветание своим странам. Обязательно. Но пока остановимся на президенте одной очень маленькой и Богом забытой страны, с красивым названием Буркина-Фасо. Страна хоть и маленькая, а проблем у неё – не оберёшься. Бедность, нищета, низкий уровень образования и здравоохранения. Одним словом, типичная африканская республика, с типичными африканскими проблемами. Но неспроста название страны в переводе с языка мооре звучит как «Страна Честных людей», ибо был в её истории один единственный светлый луч, который подарил маленькой республике большие-пребольшие надежды. И всё благодаря одному невероятно честному человеку, который променял свои блага на процветание страны. Томас Исидор Санкара. Президент, политик, музыкант и просто хороший человек, искренне веривший, что личный пример поможет всей стране вырваться из темного настоящего. Увы, тут вмешались большая глобальная политика и интересы более могучих товарищей, которые прервали дорогу честного президента честных людей.

Коротко о стране

Когда-то давным-давно Буркина-Фасо называлась Верхней Вольтой. Это была одна из многочисленных французских колоний на территории Черного континента. В 1960-м на волне независимости, когда бывшие колонии по всему миру начали активно добиваться свободы от своих метрополий, Вольта под шумок избавилась от французского ига. Только все эти никому не нужные африканские, азиатские, латино-американские страны, солидно опестрившие собой географические карты, понятия не имели, что делать с этой независимостью и как жить в просвещённом технологическом мире. Раньше они обмазывались чем попало, совершали ритуальное человеческое жертвоприношение и бегали по джунглям в чем мать родила, а теперь? Тем более что в рамках границы государства, оказалось, объединено сразу несколько племен. Как правило, одно из них оказывалось у власти, притесняя другие – типичная африканская история. Это для нас они на одно лицо, а там принадлежность к хуту и тутси способна приводить к геноцидам и прочим прелестям военного времени. Чаще всего этим племенам не нравилась условная граница, ибо большая половина их сородичей теперь относилась к другому государству. Так начинаются продолжающиеся до сих пор войны между добрыми африканскими государствами. Вкусили свободу, понимаешь. Ушли Французы с англичанами – они пустились во все тяжкие, и без того доводя горячую африканскую атмосферу до неприличного градуса.

Но в Буркина-Фасо все было спокойнее, там всё ограничивалось гражданскими переворотами, как в порядочной банановой республике. Признаться, наш герой и сам пришёл к власти столь неприличным методом, ну а что ещё делать, когда твоя неграмотная страна, наводненная коррупционерами и бюрократами, иных мер не понимает. Диктаторы, даже африканские, не терпят когда кто-то там исподтишка проводит пропаганду и объясняет простым крестьянам прелести марксизма.

Начало пути

brodude.ru_10.03.2016_NiGXzzusgV5F4
Когда вы становитесь по стойке смирно в ожидании приказа, не зная, в чью пользу сработает это оружие и этот приказ, вы становитесь потенциальным преступником.

А у Тома не было иного варианта, кроме как стать социалистом и бороться за равноправие. Дело в том, что в самой Верхней Вольте существовала кастовая система, благодаря которой Тома (а на французский манер правильно говорить именно без «с» на конце) относился к «людям третьего сорта», которым в элиту вход был категорически воспрещён. Военная карьера была тоже предопределена примером родного отца, который, между прочим, воевал на полях Второй мировой в составе французской жандармерии. Хотя родители желали, чтобы Тома стал католическим священником. Им этот путь казался более приемлемым и уважаемым, нежели военная или полицейская служба, но упрямый Санкара-младший решил посвятить себя военному ремеслу. Правда, Санкара прекрасно знал и Священное Писание, и Коран, ибо большинство населения в стране исповедовало ислам. Да и вообще, президент должен знать духовные предпочтения своего народа.

Парня с очевидными способностями заметили и в 1969 году отправили на учебу в Мадагаскар. Там, в городе Анцирабе, находилась офицерская школа, которую Санкара и закончил через три года – в 1972 году. Именно во время учебы на Мадагаскаре молодой вольтийский военнослужащий заинтересовался революционными и социалистическими идеями, в том числе марксизмом и распространенными в тот период концепциями «африканского социализма». Вернувшись на родину, Санкара начал службу в элитной части парашютистов. В 1974 году он принимал участие в пограничной войне с Мали, а в 1976 году способному офицеру доверили возглавить учебный центр вольтийского спецназа в городе По.

Но несмотря на левые взгляды, Томас был вполне продвинутым парнем, рассекал по Уагадугу (это не кривляние, а вполне себе название столицы целого государства) на мотоцикле и играл на гитаре в джаз-бэнде Tout-à-Coup Jazz. Кстати, говорят, гитаристом он был очень неплохим, да и творческая жилка у этого отважного молодого человека, безусловно, присутствовала. Говорят, он писал неплохие песни, некоторые из которых до сих пор исполняют горячие леворадикальные группы из Буркина-Фасо. Для них Санкара – личность столь же культовая, как Ленин для Зюганова и Че Гевара для Анголы и Кубы.

Но армейская служба далеко не отстала, довольно скоро он начал продвигаться по карьерной лестнице. Пока Томас играл сослуживцам в казармах свои песенки, на сердце зрело недовольство режимом. Но это не помешало ему стать государственным советником по информации при ненавистном ему генерале Зербо. Но Санкара долго не выдержал и подал в отставку, вернувшись в казармы. Правда, вскоре произошла очередная революция, и ненавистного генерала сверг не менее подонковатый военврач Жан-Батист Уэдраого. К тому времени Санкара обрел невероятную популярность среди простого народа, а армия его боготворила, как когда-то Багратиона. Такими людьми разбрасываться нельзя, и военврач сделал его своим премьер-министром. Казалось бы, Тома, начинай реформы, надави авторитетом на президента, всё в твоих руках, но в 1983 году Верхнюю Вольту посетил с визитом сын французского президента Миттерана Жан-Кристоф, занимавший пост советника президента Франции по африканским делам. Да-да, несмотря на независимость, африканцы продолжали сосать немытую лапу и нагло клянчить помощи у бывших узурпаторов, выполняя любые их требования. Именно сынок Миттерана потребовал убрать «левака» из правительства. Уэдраого, чтобы угодить белому господину, решил не просто погнать своего премьера из единственного приличного здания во всей Вольте, но и посадить его вместе с соратниками в тюрьму. Однако недовольная президентом армия взбунтовалась и освободила своего любимца, заодно свергнув незадачливого врача.

brodude.ru_10.03.2016_iGK5WUC9Rmt5J

Играть на гитаре стало совсем уж некогда. Санкара сосредоточился на руководстве родной страной. Перемены стали ощутимы мгновенно. Во-первых, Санкара не повелел отлить статую из чистого золота имени себя любимого, не присвоил себе генеральское звание и четыре звезды Героя Советского Союза. В общем, вел себя не как привычный коммунистический лидер. Он не стал, как это было принято, запускать немытые руки в кровавую казну и назначать на основные должности родственников и соплеменников (хотя те уже присмотрели себе солидный костюм). С первых дней правления он дал понять, что является идеалистом, для которого социальная справедливость и развитие собственной страны – ценности высшего порядка. Именно за это нужно уважать этого человека, именно этим он отличается от простых африканских тиранов. Он не нажился на своей должности не потому что не умел, а потому что не хотел.

Знаменитая история, бродящая по интернету, о президенте, у которого из личного имущества были лишь «Пежо», купленный еще до прихода к власти, холодильник со сломанным морозильником, три гитары и четыре велосипеда. Музыкантское сердце окропляется слезной испариной из-за трех гитар. Причем это были не коллекционные Les Рaul. Это не какой-то там немытый хиппи, это президент республики, здравомыслящий и работящий. Просто ему стыдно было жить хорошо, когда страна в буквальном смысле питается подножным кормом. Кто-то скажет, что воровать ему было не за чем, ибо он и так был на обеспечении. Да, у него была шикарная президентская зарплата, которую он перечислял в фонд помощи детям-сиротам. Сам же жил на небольшое капитанское жалование (в звании он так и не продвинулся). Даже кондиционер, без которого, казалось бы, прожить невозможно, тем более в такой стране, Санкара посчитал непозволительной роскошью. А ведь он прекрасно понимал, что его могут свергнуть, мог бы наворовать и сбежать. Но есть такие понятия, как честь и совесть, и для него они были незыблемы.

Политика и личный пример

Если мы проиграем борьбу за освобождение женщин, не нужно надеяться на достижение всеобъемлющих позитивных изменений в обществе.

Больше всего во времена его правления досталось элите. Всех чиновников он пересадил с «Мерседесов» на дешевые «Рено», отменил должности личных водителей. Нерадивые госслужащие отправлялись на пару месяцев на перевоспитание на сельскохозяйственные плантации. Конечно, они ему этого не простили, но зато он практически полностью искоренил коррупцию. Пока предыдущие правители занимались воровством, геноцидом и скупкой благ цивилизации, Санкара нещадно карал мздоимцев. В итоге поразительный прогресс африканской страны вынужден был признать даже ненавидящий санкароподобных Всемирный Банк.

brodude.ru_10.03.2016_SewSkGVsMxLpC

Кстати, именно он переименовал страну в Буркина-Фасо. Это словосочетание заключает в себе два наиболее распространенных в стране языка: мооре (моси) и диула. На языке мооре «Буркина» означает «честные люди» (или «достойные люди»), на языке диула «Фасо» – «Родина». Таким образом, бывшая французская колония, названная по имени реки Вольта, стала Родиной достойных людей. Ну а новой стране нужен был новый герб, и Буркина-Фасо стала одной из стран, удостоившихся чести запечатлеть на основной символике страны автомат Калашникова. На гербе он скрещён с мотыгой, и вместе композиция символизирует единство сельского хозяйства и армии. Под мотыгой и автоматом красовалась надпись: «Родина или смерть, мы победим».

Политика Санкары напоминала больше кубинскую. Не зря ведь его называли «Африканским Че Геварой». Африканский Че не пытался слепо копировать политику СССР, чем грешили остальные африканские коммунисты. Он, скорее, пытался адаптировать социалистические реалии под самобытные африканские традиции.

Санкара активно порицал неоколониализм, отвергал гуманитарную помощь, считая, что та только приучает африканцев к бездействию. Порицал деятельность МВФ, считая, что те не дают развиться отсталым странам. Он свято верил в научно-технический прогресс и обвинял неоколонистов в том, что они не дают их своим «младшим братьям».

При Санкаре было начато строительство 250 водохранилищ и бурение 3000 скважин. Буркина-Фасо крайне страдала от засушливости. Земли опустынивались, Сахара наступала, выхода к морю у страны нет, села становились безлюдными – и всё из-за нехватки воды. К счастью, эту проблему частично решили. А от Сахары решили прикрыться естественными лесными заслонами. Санкара повелел посадить многочисленные парки, чтобы хоть как-то остановить приближение пустыни. Что ж, во всяком случае, страна стала зеленее, а экология чуточку лучше.

Томас Санкара всячески пытался решить главную африканскую проблему – здравоохранение. Его программа «Битва за здоровье» заставила 2,5 миллиона детей принять вакцину от инфекционных заболеваний. Кстати, Томас первым из африканских лидеров признал наличие СПИДа и необходимость его профилактики. Показатели детской смертности за несколько лет правления Санкары снизились с 280 детей до 145 на 1000 – и это самые высокие в мире. Правда, без помощи кубинских врачей не обошлось.

Параллельно Санкара занялся ликбезом, обучая ребятню на 9 языках, используемых в стране. Не забыл он и про веками угнетаемый в стране женский пол. Собственно, он и начал женскую эмансипацию, не боясь гневной реакции исламской части общества. Санкара запретил распространенный прежде обычай женского обрезания, принудительные ранние браки, многоженство, а также всячески стремился привлекать женщин к труду и даже к военной службе. В вооруженных силах Буркина-Фасо в годы правления Санкары был даже создан особый женский батальон.

brodude.ru_10.03.2016_MwCxVTsFRIMDA

Чего хотел Томас Санкара больше всего, так это вывести родину из темного прошлого, но не советским путём, и даже не кубинским, а своим собственным, неповторимым, не копирующим ни западную, ни советскую систему. Хоть он и был в близких отношениях с Кубой и Фиделем (команданте даже приезжал к Санкаре), идти по кубинскому пути ему тоже не очень хотелось, потому как для него единственным выходом было самообеспечение. Поэтому Томас и отказался от гуманитарной помощи. Он близко дружил с президентом соседнего Ганы Джерри Роллингсом, который так же, как и Санкара, был простым воякой, движущимся по схожей дороге. Он даже не был так близок с СССР, в который, конечно, нанёс визит вежливости, но так и не стал марксистом-ленинцем. Он пошёл другим путём.

Но при всех этих реформах Санкара совсем забыл про армию, что непозволительно в суровых африканских реалиях. В военном плане страна сильно отставала от коварных соседей. Это наглядно доказал старый конфликт с Мали, разгоревшийся с новой силой в 1985 году, когда буркинийские переписчики населения нечаянно пересекли границу и оказались в соседней республике, с которой у них старые счеты. Санкара стремился к демократизации системы управления вооруженными силами и одновременно к политическому просвещению солдат, унтер-офицеров и офицеров. Комитеты защиты революции должны были организовать всеобщее вооружение народа, а народное ополчение – Народная национальная служба (SERNAPO) – дополнить армию, постепенно заменив ее собой. Однако во время революции было ликвидировано множество старых офицеров, что ослабило армию. Война с Мали продлилась всего 5 дней, но унесла жизни 300 солдат. Все страны сонной Северной и Центральной Африки резко взбудоражились и принялись мирить воюющих негров. Но факт оставался фактом: эту войну Санкара проиграл. И это стало началом конца.

Начало конца славного героя

Военные без политического обучения – потенциальные преступники.

Как водится, при любом политическом строе всегда находятся недовольные. Санкару очень не любили обиженная элита и офицерский корпус страны.
Передача некоторых оборонных функций революционным комитетам и снижение потока благословенных денег на армию сильно расстраивало вояк, а ведь они считали Санкару своим. Но вовсе не они опустили лезвие гильотины на шею правителя, а французы. Безобидная и униженная кем попало Франция только и могла, что выступать в роли Христа Спасителя и «серого кардинала» на африканской арене. Их Санкара очень не устраивал. Не любили Санкару и соседи. Под патронажем Франции даже собиралась конференция стран-соседей Буркина-Фасо, принявшая обращение к Санкаре с требованием прекращения социальной политики. Соратники не спешили на помощь к Томасу, их больно раздражала самостоятельность буркинийского лидера, а потом ни Каддафи, ни СССР на помощь не стремились.

brodude.ru_10.03.2016_eHmrmEf106928

Зато был в окружении Санкары человек, с которым можно было договориться – черный, как сволочь, и продажный, как тварь, Блэз Компаоре, занимавший до этого пост министра юстиции. На помощь позвали Чарльза Тейлора – будущего кровавого диктатора из Либерии, который впоследствии окажется в Гаагском трибунале. А тогда все только начиналось, Компаоре обещал Тейлору поддержку в революции – предложение, от которого нельзя отказаться.

15 октября 1987 года Томас Санкара прибыл на заседание Национального революционного совета для проведения совещания со своими сторонниками. В этот момент они подверглись нападению вооруженных людей. Это были буркинийские спецназовцы, которыми командовал Гилберт Диендере, руководивший учебным центром спецназа в городе По – тем самым, который когда-то возглавлял сам Санкара. Тридцативосьмилетний капитан Томас Санкара и двенадцать его соратников были расстреляны и похоронены в братской могиле. Жена и двое детей убитого лидера революционной Буркина-Фасо были вынуждены бежать из страны. Есть информация, что в последний момент о готовящемся в отношении Томаса Санкары заговоре узнал его друг – руководитель Ганы и не менее достойный революционер, Джерри Ролингс. Уже был готов к вылету самолет с ганскими спецназовцами, готовыми вылететь в Уагадугу на защиту «капитана достойных людей», но оказалось слишком поздно…

К власти пришел Блез Компаоре, который не только предал друга, но и вверг страну в пучину хаоса, в котором она пребывает до сих пор. Компаоре вернул привилегии и высокие зарплаты чиновникам, старшим офицерам армии и полиции, но народ опять познал голод и отсталость во всем. На средства, которые Санкара собирал в особый фонд для благоустройства трущобных поселков столицы Уагадугу, новый президент купил себе личный самолет. А в благодарность за свержение Буркина-Фасо был предоставлен кредит МВФ в 67 миллионов долларов. Американские и французские друзья живо поддержали молодого африканского лидера, который правил 27 лет очень демократично. Ты, конечно, скажешь, что Санкара – ничем не отличающийся от него, повернутый на идеях о равенстве полевой командир? Отчасти ты прав, но он старался сделать страну лучше, и стране действительно было лучше. А личный аскетизм прельщает, кроме него и Мухики, пожалуй, никого и не будет.