Шарли ударил по кощунству

Иван Калягин
Ноябрь 12, 2015
8.6k
12
Культура,События
в избранное

Вообще, ещё лет пять назад никогда бы не подумал, что у нашего общества будет такая болезненная реакция на два рисунка иностранного журнала. Ещё более удивляет то, какими были карикатуры.

«Шарли Эбдо», кто бы что ни говорил, журнал уникальный. Уникальность он заработал кровью января 2015 года, и его значение для культуры и французского общества значительно выше многих других периодических журналов. Не многие из изданий были способны публично объявить войну исламскому фундаментализму, особенно после случая с датским карикатуристом Куртом Вестергором. Вестергор до сих пор находится под защитой своего правительства, и его в регулярном порядке пытаются уничтожить за то, что чувак обрисовал реальность. Мы часто видим, как фанатики относятся к сатире на себя, свои верования и своих идолов. Но кто бы мог подумать, что подобная реакция возможна здесь, в России, которая всегда славилась своими собственными сумасшедшими вольнодумцами.

У нас в стране это называется очень ёмким словом – кощунство.
– Дмитрий Песков –

Не знаем, можно ли публиковать эти два рисунка, которые вызвали всенародный гнев на разном уровне, от кондукторов до министров. Поэтому просто опишем. На одной карикатуре нарисован боевик «Исламского государства«, на которого падают обломки самолета и пассажиры, и подписано: «Российская авиация усилила бомбардировки». Вторая карикатура названа «Опасности российских-лоу костеров». На ней череп говорит: «Надо было летать компанией Air Cocaine». По сути, это отсылка вообще к другой новости, где на борту французского самолета было обнаружено 690 килограмм кокаина. Такие вот дела. Больше на рисунках ничего нет, и вот это по каким-то непонятным для нас причинам называется кощунством. Скандальные чуваки просто показали то, что творится в мире через искусство французской карикатуры, которое насчитывает не одно и даже не два столетия.

Я этого просто не понимаю. Мы – светская, демократическая и атеистическая газета. Понятие кощунства не имеет для нас никакого значения. Мы комментируем новости, как и все другие издания. В Кремле пытаются отвлечь таким образом внимание от других проблем, предоставляя российским гражданам такую отдушину. На этих рисунках нет карикатурных персонажей. Мы просто комментируем событие и показываем свой взгляд на него. И мы делаем это каждую неделю.
– Жерар Биар, главный редактор «Шарли Эбдо» –

Для Франции карикатура – это как для нас куличи и квас. Такая народная забава, известная со времен Франсуа Рабле. Люди не могли выражать своё недовольство и отношение к власти прямо, поэтому им приходилось проявлять оригинальность. Конечно, любое искусство критично по отношению к обществу, оно выявляет проблемы, а не говорит о том, что всё отлично. А юмор, пускай и такой болезненный, поможет в этом лучше, чем что-либо другое. Кто-то скажет, что «прошло слишком мало времени со времен трагедии». Но давайте уже не будем кретинами и посмотрим на то, что высмеивается, а что нет.

Итак, я вижу на карикатурах несколько вещей, реально относящихся к России:
1) Россия бомбит ИГИЛ, но не может защитить собственные пассажирские самолеты, а значит: «Куда ты лезешь, Россия?» – говорит нам французский еженедельник.
2) Авиапарк многих российских авиакомпаний безбожен, он устарел и его надо менять. Об этом, собственно, и идет речь на всех федеральных СМИ в последнее время.

Может, ты знаешь, где на карикатуре изображено глумление над жертвами Синайской трагедии? Шарли Эбдо ничего не постулирует, не утверждает, он просто транслирует через карикатуру, рисунок отношение французского, да и частично нашего общества по отношению последних новостей. В чём здесь богохульство? Сейчас о синайской трагедии высказались все СМИ, не только эта скандальная газета. Или всё-таки дело в том, что мы разучились понимать что-то не буквальное, не можем воспринять газету как нечто с двойным смыслом?

А знаешь, что мы считаем реальным кощунством? Вот, к примеру, на днях был открыт магазин в интернетах, где продавалась одежда в поддержку семей погибших. Собственно, в чём выражается кощунство? Наверное, в том, что чуваки, причём из России, реально зарабатывают деньги на мертвых, отдавая семьям какой-то мизерный процент. Охренеть какое добро делают, честное слово!

Но, конечно, среди своих искать мудаков не хочется, обсуждать экономические проблемы тоже, зато можно всегда пожелать нелегкой смерти журналу, который даже на русском не издается. Да и смерть этим сумасшедшим совсем, как мы убедились, не страшна. А ещё хотели бы заметить, что «Шарли Эбдо» не проводит сейчас многотысячный митинг против погибших на самолете А321, а что делала Ингушетия 17 января или Чечня 19 января? Да, организовывали массовые митинги, чтобы потравить расстрелянное издание, высказать, так сказать, своё мнение насчёт карикатур. Жизнь – это инфернальный бумеранг, как кажется.

Выбирая сторону в сложноописуемом конфликте цивилизаций, помните: нет таких ценностей, которые хоть кого-нибудь, да не оскорбили бы. А оправдывая возможность карать за слова, – не важно, за какие именно слова, – вы не себя оправдываете, но того, кто однажды придёт вас убить.
– Иван Давыдов, заместитель главного редактора журнала The New Time –

Мы тут много привели высказываний с разных сторон. И всё равно убеждены, что найдется много чуваков, которые скажут: «К черту французов и свободу слова!» И это их право. Тенденция, что уж сказать. И тут даже не проблема конкретно нашей страны. «Шарли Эбдо» на самом деле имеет много ненавистников среди западных европейцев, ведь их публикации не зависят от правил приличий, французских приличий в том числе. Вспомни хотя бы предыдущий скандал с рисунком мертвых детей-иммигрантов. Шарли высмеивают всех и всё, что попадется на первые полосы главных французских газет, и будут продолжать это делать. Контркультура в чистом виде, которая получила такую широкую огласку благодаря своим ненавистникам. Если это понять сложно, то боль, которая нарастает чуть ниже поясницы, снимается очень простым способом: просто не читай «Шарли Эбдо», ты не входишь в их целевую аудиторию. Как, собственно, и я сам.