Neo-Geo: приставка, которую не мог получить простой школьник

Михаил Малахов
04 декабря, 2020
9.9k
0
Культура
в избранное
Начиная с 80-х годов XX века домашние игровые системы стали одним из самых желанных подарков на день рождения или Новый год. Всё началось с почившей ныне Atari, о которой мы писали здесь. Далее наступила эра Nintendo и Sega, которые не нуждаются в представлении. Вскоре картриджи сменились дисками, и пришло пятое поколение консолей, лицом которого стала PlayStation.

Так или иначе, у любого лидера игрового рынка всегда находился конкурент, который стремился предложить сопоставимый по качеству продукт, но по более низкой цене. Те же пиарщики Sony запомнились всему миру своей презентацией 1995-го. Представитель компании Йоханн Олафссон поднялся на сцену и произнёс всего три слова: «Двести девяносто девять». Имелась в виду цена — $299, что было на сотню дешевле «Сатурна» от Sega. Собственно, этот момент идеально подходит под фразу «Король умер. Да здравствует король!»

Премиальный гейминг

Есть две основные стратегии продвижения товара на рынке — продавать много изделий, доступных широким массам, либо продавать меньше, но по значительно завышенной цене, ориентируясь на более состоятельных покупателей. Во втором случае нужно потрудиться с объяснениями, почему потребителю следует выбрать более дорогой продукт.

Независимо от ниши, один из самых действенных приёмов заключается в наделении своего товара особым статусом. В пятом поколении игровых систем такой VIP-приставкой стала REAL от Panasonic, стоившая в два раза больше остальных. Владельцы «Панасоников» где-то на подсознательном уровне ощущали свою привилегированность, своё превосходство над фанатами синего ежа и «сонибоями».

В итоге время расставило всё по своим местам. REAL быстро сошёл со сцены, и с тех пор премиальный гейминг сместился с отдельных игровых систем к периферийным устройствам для этих систем. Любой желающий может приобрести новую консоль в базовой комплектации, но далеко не каждый сможет заплатить за шлем виртуальной реальности, руль или камеру.

Вся история платформы REAL может показаться безумием, изначально обречённым на провал, но индустрия знает относительно (или временно) успешный пример премиальной консоли. Здесь и начинается история Neo-Geo. Ввязавшись в консольную войну, руководство SNK приняло правила игры, заключавшиеся в суперагрессивной рекламе. В этом ролике можно заметить, как Neo-Geo уничтожает консоли от конкурентов в лице Super Nintendo, Sega Mega Drive и PC Engine (она же TurboGrafx).

Sega и Nintendo: история противостояния гигантов игровой индустрии

Поколение 4,5 и 24 бита

Neo-Geo — первая и единственная консоль, которую продвигали как 24-битную систему. Никто из потребителей толком не понимал значение бит, но в девяностых всем было очевидно: чем их больше, тем лучше. В действительности приставка от SNK была 16-битной, но с железом, значительно превосходившим конкурентов. По своим характеристикам она оказалась где-то на стыке поколений, хотя появилась в широкой продаже уже в 1991 году. Чтобы это не звучало голословно, давай сравним некоторые характеристики.

Прежде всего, доступная палитра. Самой слабой здесь оказывается старушка Sega со своими смешными 512 цветами, из которых одновременно могут отражаться только 50. Далее идёт SNES с общим запасом более 30 тысяч, но одновременным отображением только 256 из них. Собственно, именно поэтому игры на «Нинтендо» смотрелись намного бодрее, чем их сеговские вариации. Neo-Geo имела запас в 65 тысяч цветов и могла одновременно отображать более четырех тысяч оттенков. То есть в 15 раз больше, чем Nintendo, и в 80 раз больше, чем Sega. Кроме этого, на борту стоял значительно более мощный центральный процессор и музыкальный чип, позволяющий создавать полноценные саундтреки с использованием голоса.

Neo-Geo стала первой домашней консолью, в играх для которой звучала не просто музыка, а настоящие песни.

Были у приставки и другие новшества вроде первой в истории карты памяти для сохранения прогресса в играх. До того функцию сохранения реализовывали через специальный чип и батарейку, которые были встроены в конкретные картриджи. Ты можешь помнить это по игре Pirates! Gold на Sega, но батарейки у тебя, конечно же, не было, да и слота под неё, скорее всего, тоже. Отдельного внимания заслуживают джойстики для Neo-Geo, и в данном случае это не анахронизм: у первой ревизии были именно джойстики, а не какие-то там контроллеры.

Ощущения не обманывают тебя: он действительно огромный, примерно как целая «Денди», и может казаться дико неудобным. Но у всего есть своё объяснение. Всё дело в аркадных корнях приставки и самой корпорации SNK.

Тысячи игр, 8 цветов, ночи без сна: ностальгируем по ZX Spectrum — самому народному компьютеру в СССР

SNK: будущее сейчас

Так звучит слоган корпорации. Сама же аббревиатура расшифровывается как Shin Nihon Kikaku — «Новая Япония».

Появившись в самом конце 70-х, компания занялась разработкой электроники и софта, быстро перейдя к производству компьютерных игр и аркадных автоматов. Одной из самых знаковых игр, обеспечивших SNK узнаваемость, стала Ikari Warriors. На постере изображались какие-то безымянные вояки, в которых мгновенно узнавались черты суперпопулярного Рэмбо, вышедшего годом ранее. С аркадных автоматов игру портировали на все домашние консоли. Однако куда бы ни занесло «Воинов Икари», всюду они теряли в качестве: в производительности домашние приставки тех лет сильно уступали автоматам.

Нужно отметить, что автоматы SNK были одними из самых популярных в Японии, наряду с Capcom и той же «Сегой». Поэтому, немного поразмыслив, руководство «Новой Японии» решило просто запихнуть железо аркадного автомата в компактный корпус и продавать это в качестве домашней консоли.

Вот так просто и буквально: картриджи от аркадных автоматов SNK сделали совместимыми с домашней Neo-Geo.

Игровой автомат стоил намного дороже домашней приставки, в том числе из-за куда более мощной начинки. То есть Neo-Geo по умолчанию была бы дороже всех конкурентов, но инженерам требовалось ещё добиться компактности, что тоже отражалось на цене. Руководство SNK не понимало, сколько люди готовы были платить за их продукцию, и потому отправило первые экземпляры как прокатные образцы в различные бары и гостиницы. Сотрудники корпорации собирали информацию прямо на местах, интересуясь у довольных игроков, понравилась ли им новая приставка и за сколько бы они купили это чудо. Так и определилась цена — $650. За эти деньги можно было купить «Сегу» и «Нинтендо» вместе да ещё и пару игр для них, а тут предлагалась буквально голая приставка. Однако визуально она поражала, очевидно превосходя конкурентов.

Для примера отлично подойдёт The Last Blade. Просто взгляни на эти цвета, на живые задники, на масштабирование и эффекты. Оцени, с какой скоростью это всё работает, и, конечно, не забудь о качестве звука. Nintendo или тем более Sega никогда бы так не смогли. Некоторые игры удастся скопировать полноценно аж к шестому поколению консолей, то есть на PlayStation 2 и Dreamcast. Но красота стоит денег. Помимо сумасшедшей цены на консоль, не менее безумный ценник имели и картриджи. В среднем игра стоила $300 — это дороже, чем приставка Sega Genesis.

Кстати, вот пример картриджа, и да, он тоже огромный, примерно как видеокассета. В данном случае размер — не понт или дань чему-то там, а прямая необходимость. Объём этих картриджей может превышать сто мегабайт против четырёх у той же «Сеги». Отсюда взялась и безумная цена, которая даже сегодня выглядит нереальной. Такая ценовая политика сильно тормозила распространение консоли за пределами азиатского рынка, однако, помимо нее, был комплекс и других, не менее серьёзных проблем.

Как от плоских пикселей игры перешли к отрытым 3D-мирам

Незавершённая история Neo-Geo

Проблему с картриджами и, соответственно, с ценами на игры решили, выпустив обновлённую Neo-Geo CD, но это не решило более глубоких, системных трудностей. Консоль выдавала великолепную картинку в 2D, умела масштабировать и вращать спрайты как угодно и недостижимо быстро. Однако именно из-за своей начинки Neo-Geo совсем не могла в 3D — этого просто не предусматривало железо аркадных автоматов конца 80-х.

Консоль от SNK не вступила в эру 3D, лишившись части премиального ореола. К середине 90-х в моду вошли трёхмерные миры, пускай и с зачастую ужасной графикой. Тем не менее именно эта невозможность перейти в 3D, вероятно, и спасла от гибели некоторые культовые франшизы Neo-Geo. Для примера лучше всего годится King of Fighters, появившийся в 1994-м. Как клон «Стирт Файтера» тайтл живёт до сих пор, имея 15 номерных частей и неизвестное количество спин-оффов.

Сама консоль поддерживалась до 2004 года, хотя исчезла с прилавков еще в 2001-м. В том же 2001 году SNK признала себя банкротом и была куплена корпорацией Aruze Corporation. Казалось, что на этом славная история закончена, но вскоре SNK уже в качестве отдела подала иск на нового владельца. Суть иска заключалась в недобросовестном использовании интеллектуальной собственности. Проще говоря, Aruze Corporation не собиралась развивать приобретённую компанию в качестве своего отделения, а просто распоряжалась ее франшизами. Этот суд был выигран силами добра. Итогом стало возрождение SNK, дальнейшее её преобразование и новая распродажа акций — теперь уже китайским компаниям. Сегодня SNK имеет относительно небольшой офис в Осаке и полторы сотни сотрудников в штате.

Любимая приставка детства: история Sega