Льюис и Кларк: последние дни Дикого Запада

Михаил Малахов
21 июля, 2022
11.4k
0
Культура
в избранное

Завоевав независимость в 1783 году, молодые Соединенные Штаты Америки сразу перешли к экспансионистской политике, расширяясь во всех возможных направлениях всеми возможными способами. Дело в том, что на целом континенте не оставалось силы, способной одержать решительную военную победу над новым игроком. Шутка ли, США вообще-то родились в войне против самой могущественной империи в истории.

Впрочем, существовало и еще одно важное отличие между американскими теперь уже гражданами новой страны от колонизаторов на службе того или иного королевского двора. Американцы назвали себя так, прямо обозначая намерения: они здесь навсегда, теперь это их дом, который они построили своими руками и отстояли оружейными залпами. Колонии же никогда не бывают вечными, а колонизаторы работают исключительно за деньги, ровно до тех пор, пока империя способна их содержать.

Лозунг Don’t tread on me появился во время начального процесса самоидентификации американцев как нации. «Не наступай на меня», — говорят они, — «Может быть, мы маленькие, как гремучая змея, но если наступишь, мы объединимся, искусаем в ответ, отравим ядом, и ты точно умрешь, а мы, даже неся потери, выживем. Не наступай, вся эта земля от Атлантического побережья до Тихого океана наша, мы здесь ползаем, ходим и летаем».

Впрочем, существовала проблема: большая часть нынешней территории США еще не принадлежала им и вообще не была нанесена на карту. Тогда Дикий Запад целиком оправдывал свое название, но к началу XIX века дни его были уже сочтены.

Луизиана, которая никому не нужна

В 1800 году за закрытыми дверями самых высоких кабинетов встретились представители Испанской короны и Французской республики. Детали «Договора в Сан-Ильдефонсо» никогда не разглашались, поэтому нам остается только догадываться, почему Испания передала Франции огромные территории в Северной Америке. Речь идет про Луизиану, которая на тот момент раскинулась куда шире, чем современный одноименный штат. Считается, что она просто была убыточной, а Испанская империя переживала не лучшие дни, звучит это слишком уж знакомо и даже банально.

Возможно, первый консул Франции Наполеон Бонапарт выдвинул какие-то аргументы, против которых испанский двор не смел противиться. Неудивительно, ведь в те годы многие дворы великих и возвышающихся европейских держав не могли устоять перед стремительным и харизматичным лидером Франции.

Примерно в это же время бывший невольник Жан-Жак Дессалин возглавляет восстание рабов на Гаити, разбивая относительно небольшие колониальные силы французов. Вскоре на остров прибудет двадцатитысячное подкрепление, которое постепенно сточится местными болезнями и бывшими рабами, нежелающими подчиняться.

Вскоре Жан-Жак Дессалин объявит себя пожизненным президентом, а потом императором. Гаити станет страной только для черных, где уже белых будут целенаправленно вырезать, называя их «цветными». Это остается единственным случаем в мировой истории, когда черные рабы отвоевали независимость и построили собственную страну, которая тут же впала в диктатуру, где остается по сей день. Позже толпа растерзает и своего освободителя, который окажется не лучше прежних хозяев. Здесь воплотилось в жизнь правило, согласно которому настоящий раб мечтает не о свободе, а о том, чтобы самому стать рабовладельцем.

Вероятно, Жан-Жак Дессалин не преследовал столь глобальных целей, но во многом именно благодаря его восстанию Франция лишилась большей части военного присутствия в Новом Свете. Тогда уже подошел ее черед передавать Луизиану правительству Соединенных Штатов. Официальные причины все те же, проклятая Луизиана, естественно, вновь оказалась убыточной и вообще не нужной. Впрочем, возможно, близость с английскими владениями и континентальная война в Европе придали американским дипломатам дополнительных и весьма убедительных доводов.

Так или иначе, Франция продала 2 100 000 км2 земли за 15 миллионов долларов, то есть 7 центов за гектар. Для лучшего понимания масштабов нужно отметить, что это более 20% от территории современных США и вдвое больше того, чем США были в 1803 году. С новыми приобретениями возникали и соответствующие потребности в их освоении, но для начала требовалась хотя бы разведка. Дело в том, что территория Луизианы лишь на бумаге принадлежала той или иной стране, в действительности даже не были точно определены ее западные границы. До нее еще не доходила ни одна правительственная экспедиция, и, наконец, время настало.

Корпус Открытия

Подобное название приводит в легкое замешательство: открытие — это, вроде бы, про географию, ботанику, картографирование. В голову приходят образы людей с очками на глазах и пером в руке. Однако слово «корпус» вызывает уже совершенно другие ассоциации, это уже что-то про ружья, штыки и звания. Созданный по поручению президента Томаса Джефферсона в 1804 году «Корпус Открытия» был подразделением армии США, включавший в себя и гражданских специалистов разных наук.

Корпус преследовал коммерческие и научные цели, среди которых разведка и нанесение на карту приобретенных земель Луизианы, поиск наиболее удобных маршрутов для продвижения вглубь континента и выход к Западному побережью. Следовало определить способы извлечения прибыли из новых земель, познакомиться с местными племенами, изучить растительный и животный мир Дикого Запада.

Кроме прочего, Томас Джефферсон считал крайне важным в кратчайший срок обозначить физическое присутствие США на новых землях. Это означало бы новую политику касательно Луизианы, которая слишком часто меняла владельцев, при этом большая часть ее территорий никем никогда и никак не использовалась. Постоянное Американское присутствие должно было раз и навсегда отбить желание европейских колониальных держав выдвигать претензии на регион в будущем.

Возглавил экспедицию личный секретарь президента Соединенных Штатов — капитан Мериуэзер Льюис, пригласив в качестве помощника и заместителя своего давнего друга лейтенанта Уильяма Кларка. На самом деле Кларк тоже был капитаном, но армейская система требовала четкой иерархии, и в корпусе не могло быть сразу двух человек с высшим званием. Тем не менее, друзья договорились, что будут держать это положение в тайне от остальных участников экспедиции, для которых Кларк останется капитаном наравне с Льюисом.

Подготовка заняла год, пока плотники строили лодку, Льюис занимался базовым освоением целого ряда наук от астрономии до медицины. Кроме этого он изучал дневник Монкахт-Апе, который веком ранее предположительно прошел подобным маршрутом. Записи носили фрагментарный характер с длительными пробелами, возможно, это ввело командующего в заблуждение. Капитан представлял предстоящее путешествие как длительный, но относительно простой сплав по реке, не зная, что Миссури не впадает в океан и ему предстоит преодолеть Скалистые горы, желательно сохранив лодку для дальнейшего следования. Впрочем, даже наличие этой информации едва ли остановило бы экспедицию. Провизия с необходимыми инструментами загружена, для индейцев приготовлены серебряные медали мира с подарочными наборами или ружья 46-го калибра. Выбор за ними. Кроме людей в состав экспедиции включили собаку породы ньюфаундленд по кличке Моряк — это отличный помощник на охоте и одновременно хороший пловец, способный спасти человека.

14 мая 1804 года звучит выстрел: это сигнал к отплытию. Дождавшись окончания сделки и официальной передачи Луизианы под юрисдикцию США, экспедиция из 45 человек покидает базовый лагерь Дюбуа. Впереди около 6 тысяч километров неизведанной территории, потом столько же в обратном направлении.

7 великих путешественников

Льюис и Кларк: вверх по Миссури

Лодка имела парус, который облегчал работу гребцов при попутном ветре, но на протяжении большей части пути приходилось работать веслами. Вскоре случается первый инцидент, трое членов экспедиции предстают перед военным трибуналом за самовольное оставление лагеря. Наказание в виде 25 ударов плетью демонстрируют, что это не прогулка по реке, а научно-военная экспедиция. Всем желающим предлагается сойти на берег в Ла-Шаретте, последнем из европейских поселений на Миссури, но команда остается в полном составе.

Следующий подобный инцидент произойдет уже на значительном отдалении от цивилизации. Подсудимые те же, но приговор куда более суров, за кражу и распитие виски зачинщик получает 100 ударов, соучастник в два раза меньше. Вскоре умирает сержант Чарльз Флойд, по официальной версии от острого аппендицита, хотя некоторые историки сомневаются в этом. Так или иначе, он становится первым и единственным погибшим участником экспедиции. В пользу официальной версии и отсутствия личного конфликта говорит захоронение Флойда, а так же утес и небольшая река, названные в его честь.

В конце августа 1804-го экспедиция достигает границ Великих равнин, здесь олени, бизоны и бобры водятся в изобилии. На уже преодоленном участке Льюис и Кларк встретили несколько неизвестных ранее племен. Местные отнеслись к путникам в целом благосклонно, но огнестрельное оружие вызывало у них куда больше интереса, чем символические подарки и медали. Тем не менее, первые контакты проходили скорее успешно, во всяком случае, без кровопролития, однако чем глубже на Дикий Запад продвигался корпус, тем больше возникало проблем.

Экспедиция уже была предупреждена о воинственном народе Лакота, который препятствует свободной торговле на реке, но путь в любом случае проходил через их земли. Приготовленные подарки не произвели впечатление на хозяев, они потребовали лодку или нескольких членов команды в рабство. К тому же, во время переговоров куда-то пропала одна из лошадей, тогда Льюис впервые приказал достать оружие и выстроиться в боевой порядок. Видя количество ружей и решимость белых путешественников, вождь Черный Бизон решил предотвратить бойню, вернувшись к переговорам. Лошадь осталась в качестве подарка, кроме этого пришлось отдать часть еды и несколько ружей. За это старейшина гарантировал беспрепятственный проход дальше по реке. Позже Кларк напишет в дневнике, что Лакота были воинственными и самыми гнусными злодеями «дикой расы».

Перед зимовкой, достигнув территории народа Мандан, главную лодку с частью команды отправили назад в Сент-Луис. Дальше на ней было не пройти, впереди начинались Скалистые горы, ставшие неожиданностью и проблемой. Следующие несколько дней экспедиция искала место для лагеря, привлекая все больше внимания местных. Они оказались не столь воинственными, как Лакота, и даже оказали помощь, указав на наиболее удачное место для зимнего форта. В один момент среди пестрых лиц Мандан появилось более бледное, европейское лицо. Это был французско-канадский зверолов по имени Туссен Шарбонно, которого Льюис теперь нанял в качестве переводчика. Вместе с ним к экспедиции присоединилась и первая женщина, 16-летняя Сакагавея, которую зверолов то ли выиграл в карты, то ли просто подобрал где-то, спасая от диких зверей. Эта история остается без однозначного ответа, однако Сакагавея точно была угнана из родного племени и каким-то образом оказалась замужем за этим европейцем. Вскоре родился Жан Батиста Шарбонно, которого молодая мама пронесет на своей спине весь оставшийся путь.

Чем дальше экспедиция продвигалась через горы, тем более знакомыми для Сакагавеи казались места. Она стала играть роль проводника и переговорщика. Наличие женщины в группе служило сигналом о мирных намерениях, ведь у местных было принято оставлять всех женщин дома, если племя идет сражаться. Летом 1805-го, двигаясь по владениям шошонов, произошла судьбоносная встреча. Прибывшая на переговоры сестра вождя узнала Сакагавею, с которой она была угнана в плен, но сумела бежать. В своем дневнике Льюис заметит, что встреча этих людей была по-настоящему трогательна. Шошоны снабдили путников необходимой провизией и помогли с ремонтом каноэ, истрепанных камнями.

7 ноября 1805 года экспедиция впервые увидела Тихий океан и вскоре достигла его. Предстояло срочно выбирать место для очередной зимовки и строить укрепление. На этот раз экспедиция уже не имела достаточно подарков или других ценностей, чтобы выменять еду у ближайших племен. Это значило, что если стоянка окажется в неудачном месте и рядом не окажется зверей для охоты, они все могут умереть. Выбирать один из двух наиболее перспективных вариантов решили через общее голосование. Шошонка Сакагавея и черный раб Йорк были допущены к этому голосованию, что, возможно, произошло вообще впервые в истории США на официальном уровне. Таким образом появился форт Клатсоп, и на самых Западных рубежах США стал развиваться полосатый флаг.

Перси Фосетт: что скрывает Амазония

Последствия и судьбы

Несмотря на то, что Льюис и Кларк вернулись национальными героями, их имена вскоре выпадут из фокуса внимания современников и самой истории вплоть до начала XX века. Нация будет занята освоением открытого Дикого Запада, после чего начнется «Золотая лихорадка» и гражданская война. Тем не менее, время расставило все по своим местам, вернув заслуженную славу героям. Сегодня эти двое являются самыми известными первооткрывателями в США, их именами названы десятки рукотворных и природных объектов по всей стране.

По приглашению Кларка в 1809 году Сакагавея посетила Сент-Луис, после чего вернулась в Форт-Лиза. Умерла в 1812-м от неизвестной болезни, предположительно, это была лихорадка. Впрочем, существует еще две версии, согласно одной из них, шошонка вернулась в родные края, где прожила до самой старости либо погибла при набеге на форт в 1825-м. Так или иначе, Кларк стал опекуном сына Сакагавеи, дав ему высшее образование в университете Сент-Луиса.

В отличие от всех остальных членов экспедиции, получивших премии и земли, Йорк не получил ничего. Кларк отказался даровать ему свободу и даже разлучил с женой. О последних годах жизни Йорка ничего не известно, но другая экспедиция рассказывает о встрече с чернокожим мужчиной, который занимал место вождя в одном из племен. Этот человек говорил, что прибыл сюда впервые с Льюисом и Кларком.

Указом президента США от 1807 года Мериуэзер Льюис назначен губернатором Территории Луизиана. Несмотря на активное строительство дорог федеральным правительством, губернатор пытался оградить западные земли от заселения. Торговцам и фермерам было непросто получить разрешение на ведение деятельности в Луизиане, а поборы со стороны коренного населения часто оставались без внимания. Умер в 1809-м от выстрела в голову, достоверно не установлено, было ли это убийство или самоубийство.

Таким же указом президента Уильям Кларк назначался генералом милиции Луизианы, участвовал в Англо-американской войне 1812 года. После занял пост губернатора Территории Миссури, это самый большой кусок уже разделенной Луизианы. С 1822-го был Суперинтендантом по делам индейцев, занимал должность до самой смерти в 1838 году.

Жан Батист Шарбонно получил образование, пойдя по стопам отца, стал пастухом и охотником. Благодаря шошонской крови легко налаживал отношения с индейцами, хотя порой имел проблемы с бледнолицыми. Участвовал в «Золотой лихорадке» 1840-х, повторив путь с Востока на Запад уже своими ногами. Так же принял участие в Американо-мексиканской войне, проведя в итоге всю жизнь в бесконечных странствиях.

Давид Ливингстон: открыть Африку или погибнуть