Ложные факты, которые изменили мир

Теодор Седин
Октябрь 09, 2017
22.1k
0
Наука
в избранное

Главная проблема всем мировых теорий в том, что спустя какое-то время обязательно найдется умник, который их развенчает. Но так как мы привыкли к тому факту, что наука не врет, то свято верим чуши, которой на самом деле нужно вручить Шнобелевскую премию. Жаль только, что это становится понятно не сразу. Возможно, сейчас мы творим какую-то лютую хрень, над которой наши потомки будут смеяться. Рабство, вера в судный день, поиск Эльдорадо — все это поменяло мир безвозвратно. Увы, не в лучшую сторону.

Мы думали, что характер человека можно прочитать по внешнему виду, и стали поверхностными

Мы делаем это все время — знаем мы это или нет. Это причина, по которой Джейсон Стэтхэм всегда играет роли брутальных молчаливых мужчин, которые чуть что — бьют в ухо. А ведь он очень милый и остроумный парень. Всему виной древняя и беспощадная наука со смешным названием — физиогномика. Пифагор, как известно, отказывался от учеников, которые выглядели слишком умными, а Аристотель писал, что люди со слишком широкими лицами, как правило, тупы.

Концепции физиогномики были конкретно определены только в середине XVII века в письмах Джамбаттиста делла Порта. Тем не менее мы до сих пор верим предрассудкам, связанным с внешностью.

В XIX веке криминалист Чезаре Ломброзо сделал открытие, согласно которому криминальный элемент можно определить с первого взгляда. Как? По их обезьяноподобному внешнему виду, рудиментарному хвосту (снимай штаны с подозрительных людей, чтобы убедиться) и татуировкам. Так что спасибо, господин Ломброзо, за то, что укрепили ужасную идею о том, что можно и нужно полностью судить о человеке на основании внешности. В таком случае всех татуированных пришлось бы пересажать от греха подальше. Желательно в камеру к некрасивым девушкам и бородачам.

Мы думали, что можем найти эликсир бессмертия, но вместо этого изобрели более эффективный — убийцу

В ранних китайских текстах описывались эликсиры, которые могли бы сделать все, начиная с превращения в невидимку и заканчивая бессмертием. Некоторые эликсиры позволили бы простому забулдыге посетить мир богов, заставить демонов и симпатичных женщин служить ему. А теперь найди дурака, который бы от этого отказался? Нет таких, поскольку и дураки, и умные люди верят древним свиткам. Поэтому алхимики трудились денно и нощно, тратя порой целые жизни на создание ценных эликсиров. Хотя массовая культура приучила нас к образу средневекового европейского длиннобородого старца, корпящего над зельями и формулами, надо сказать, что алхимики были везде и во все времена.

В 850 году алхимик династии Тан создал формулу, которая составляла 75 частей селитры, 15 частей древесного угля и 10 частей серы. Увы, эта формула не сделала его бессмертным, скорее, наоборот. Как отмечалось в старинном тексте, «Дым и пламя сожгли руки и лицо алхимика вместе с домом, в котором он работал». Как ты уже наверняка догадался, так был открыт порох. Ирония в том, что вместо эликсира жизни алхимики создали настоящий эликсир смерти, который успешно используется до сего дня. Впрочем, тогда он был очень кстати: помог перебить злобно скалящихся монгольских соседей.

Мы верили, что воздух переносит болезни, поэтому позаботились о вентиляции и гигиене

Лондон XIX века меньше всего напоминал место, в которое хочется сбежать с украденными миллионами или за мечтой. В 1830-х годах эпидемии тифа, гриппа и особенно холеры буквально уничтожили город. Было настолько плохо, что даже высший класс обратил внимание на то убожество, антисанитарию и грязь, в которых жили бедняки. Так возникла теория о том, что именно дурно пахнущий воздух явился причиной массового мора людей. Чопорным и привыкшим к роскоши лордам такая идея показалась правдоподобной. Мол, от нас не воняет (на самом деле, воняло), и мы мрем в меньших количествах — значит, все так и работает. Разумеется, вся эта теория — один сплошной бред, но именно это недоразумение оказало невероятно позитивное влияние на мир в целом.

Теория миазмов значительно улучшила санитарную обстановку в Лондоне. Системы дренажа и вентиляции стали соответствовать званию столицы самой большой империи в мире. Люди свято верили, что теперь, когда дышать стало легче, проклятый мор отступит. Наивные людишки, они боролись не с тем врагом.

В 1850-х годах анестезиолог по имени Джон Сноу (вроде не бастард) предположил, что холера, которая убила часть старушки Англии, была вызвана не вонью: микробы и инфекция прятались в воде. Но было поздно, теория миазмов разлетелась по планете и была принята научным сообществом, а люди топали ногами и говорили, что воздух недостаточно свеж.

Теория держалась до 1892 года, и по словам лектора Университета Бакингемшира Чилтернса Стивена Холлидея, англичане одумались после вспышки холеры в Гамбурге. Воздух в Лондоне был чище, чем 50 лет назад, но по-прежнему невозможно вонюч. Эпидемия не добралась до Лондона, и люди задумались о том, что может быть, воздух никак не связан с эпидемиями?

Мы верили, что мы — полный продукт нашей генетики, и изобрели евгенику

Разговоры о биологическом детерминизме в XVIII веке привели к устойчивому убеждению, будто все человеческие качества являются унаследованными. Не только цвет глаз, но и тип личности, криминальные наклонности и даже лень больше связаны с нашей генетикой, чем с окружающей средой или другими внешними силами.

К концу 1800-х годов натуралист Фрэнсис Гальтон говорил об евгенике и селекционном разведении как способах поощрения наследования хороших качеств и, в конечном счете, создания более совершенной расы людей. В своем труде «Наследственный гений» (1869 год) он проповедовал ложную истину, будто бы умные люди биологически превосходят мирских бездельников. Один австрийский художник принял эти идеи слишком близко к сердцу — результат масштабной и печально известной евгенической программы Третьего рейха известен всем.

Отличилась не только Германия, но и Империя Добра по версии Рональда Рейгана. В 1920-х годах США были первой страной, которая централизовано ввела стерилизацию для целей евгеники. Под действие программы попадали не только психические больные, но и глухие, слепые, эпилептики и люди с физическими уродствами. В ряде случаев запрещались браки и совместное проживание, за нарушение мог быть назначен тюремный срок до 3 лет. Например за брак с алкоголиком или представителем другой расы. Многие индейцы и афроамериканцы были стерилизованы против воли во многих государствах, часто без их ведома, пока они были в больнице и по другим причинам. Что интересно, иногда судьбу решал тест IQ, который определял пригодность к деторождению. Если цифра была подходящей, то врачи «давали добро» на продолжение рода. Если показатель был, как у Сталлоне, то могли и запретить.

Мы думали, что зрение работало за счет невидимых глазных лучей, что сформировало мировые суеверия

Наверное, ничто не смущало человека так сильно, как устройство глаз. Все понимали, как они работают, но механизм никто не мог понять довольно долгое время. По словам древнегреческих ученых, глаза содержали внутри какой-то огонь, который вытекал наружу и просматривал окружающий мир. Что-то вроде безвредной версии Циклопа из «Людей Х». Надо сказать, что подобная теория, несмотря на всю свою абсурдность, была тепло встречена древним миром и породила такую дурную и архаическую чертовщину, как сглаз. Это понятие встречается во многих культурах и религиях, поскольку природу взгляда очень долго не удавалось изучить.

В результате даже в XXI веке есть немало людей, которые свято верят в то, что все неудачи в их жизни из-за того, что кто-то не так на них посмотрел.