Ложные догматы, увековеченные в культуре

Теодор Седин
Октябрь 03, 2017
22.7k
6
Образ жизни
в избранное
brodude.ru_7.10.2016_i9D9Ivs87qYCO

«Знающий истину» как риторическая стратегия.

СМИ позиционируют себя как безоговорочный рупор правды. Они уже не предлагают информацию и не призывают к размышлению, они просто декларируют догмы, которых стоит придерживаться. Благодаря все тем же СМИ, власть позиционирует себя как лучшего друга человека, который знает, что делать, куда двигаться и как себя вести. Религия открывает доступ к богу, убеждая, что достаточно жертвовать, веровать и искренне поддерживать слуг божьих, чтобы обеспечить себе место в царстве небесном. А в школах учат одной простой вещи — всегда есть кто-то, кто прав: мама, начальство, власть, батюшка, так что не стоит выпячивать свое мнение, нужно штудировать книги и быть как все.

И что мы получаем в итоге? Мы получаем законсервированную, универсальную правду для всех, которая начисто лишает способности, а подчастую и желания мыслить, просто мыслить. Они как бы говорят: «Братишка, мы избавим тебя от страха перед неизвестностью и неустроенностью, просто держись за нас. Если ты ничего не понимаешь, то не пугайся, так и должно быть. А если ты не с нами — трудно тебе придется».

По этому поводу Курт Воннегут однажды написал:

Тигр должен охотиться, а птица — летать. Человек должен сидеть и удивляться: «Почему, почему, почему?» Тигр должен спать, птица — приземляться; Человек должен говорить себе, что он все понимает.

Когда ты перестаешь слепо следовать догматам общества, то по определению становишься человеком и личностью. Кроме того, это позиция храбреца, который не сваливает свои неудачи на злой рок, а потому держит свою жизнь под контролем. То, что впаривает нам общество покорного однообразия, личностному росту не способствует.

В твоей жизни не может и не должно быть неопределенности

Только тайна дает нам возможность жить, только тайна.
– Федерико Гарсиа Лорка –

С самого начала, с ранних школьных лет, система уже определила, что лучше для нас. Переизбыток «экспертов» разной степени невежества и их правильных советов практически внушил, что мы знаем о Вселенной достаточно, чтобы быть счастливыми.

К 15—16 годам мы хорошо осведомлены о традиционной «нормальной» жизни, в которой люди ходят в колледж, ищут хорошую работу и свое место в мире, рожают детей, берут кредиты и наконец успокаиваются, спокойно существуя вплоть до летального исхода. Все мы засыпали с такими терминами в голове, как «карьерный рост», «следующий шаг», «планируй свое будущее» и так далее. По идее они должны сделать из нас правильных людей, исключить из наших жизней все элементы случайности и неопределенность.

Но однажды вся эта система ломается: у нас умирают близкие, нас увольняют по сокращению, нас бросают, мы бросаем, читаем мудрые книги, прислушиваемся к загнанным в чулан подсознания голосам собственного потрепанного «я», а неожиданностей оказывается так много, что отгородиться от них всех физически нереально. И мы понимаем, что впихиваемая нам со школьными бутербродами теория не такая уж совершенная. Бесчисленное множество событий крупных и мелких масштабов происходит вопреки нашим ожиданиям. Бесчисленные вопросы не поддаются нашему пониманию. Наши усилия по установлению определенности и контроля над Вселенной сменяются осознанием собственного бессилия перед столь могущественными материями.

Но мы не можем избежать неизвестного. В конечном итоге оно будет возвращаться, чтобы поглощать, мучить и калечить нас. Все эти «танцы с неопределенностью» немногим приятнее плясок на битом стекле, поэтому необходимо смириться с тем, что обстоятельства хитрее нас. Всего не запланируешь, так что предполагать, что будет с тобой через 5 лет, так же бессмысленно, как требовать от жеваной жевательной резинки, отлепленной из-под стола, быть вкусной. Гораздо интереснее осознать себя частью волшебного и непостижимого процесса под названием «жизнь», который ты не постигнешь. Это не удалось сделать ни одному философу. Просто признай это, и тогда у тебя появятся смирение и открытость к новизне и возможностям, а неожиданности перестанут калечить так больно.

Ты заслуживаешь все время чувствовать себя прекрасно

brodude.ru_7.10.2016_jNyhi5JsuBOBc

«Это Гоша, он всего добился сам, потому что пил Nescafe, принимал Эспумизан и занимался бинарными опционами».

Культура ставит премиум-класс неотъемлемым атрибутом счастья. Любой персонаж, лишенный гламурности, дебильной улыбки и кичливости, воспринимается совсем иначе. Разве может self-made man выглядеть по-другому? Реклама говорит, какой именно продукт приведет тебя к успеху, какой телефон добавит уверенности в образ, но забывает рассказать, как справиться с душевной пустотой и острыми приступами неудовлетворенности, которые возникают даже у самых успешных людей. Такие вещи заставляют богатых авторов многочисленных мотивационных книг заканчивать жизнь самоубийством.

Возможно, счастье — это не только всемирное признание, но и гармония с тем широким спектром эмоций, который периодически накрывает человеческий разум.

Восприятие жизни с позиции «все пройдет, и это тоже» является более ценным, чем соответствие нарисованному, почти лубочному образу.

Кроме того, как утверждали многие мыслители, наша боль может стать существенным катализатором к устойчивости, самопознанию и состраданию. Фридрих Ницше, накрутив усы, лихо заявлял: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Виктор Франкл, известный психотерапевт, думал, что в своих страданиях мы можем обнаружить глубокий смысл. Достоевский, Шопенгауэр, Рильке и многие другие писатели, поэты и философы тоже искали суть и смысл на грани и в нищете.

Итак, подводя итог: если ты чувствуешь себя так, словно Сатана высосал из тебя все счастье через трубочку, то ты просто живой человек, и тебе стоит какое-то время побыть с этими ощущениями наедине. Попытайся их осознать, ведь все временно, и если сейчас тебе очень плохо — значит, скоро будет очень хорошо.

Ты не должен бояться

Мироздание любит храбрых, оно убирает препятствия с их пути.
– Теренс Маккенна –

Общество имплицитно сообщает нам кошмарный факт о том, что мир — суровое и страшное место. А как известно, человеку не свойственно желать самому себе различных неудач и проблем, поэтому он пытается их всячески избежать. Самый лучший способ — быть осторожным, потому как риск только притягивает проблемы.

А как иначе, если СМИ трубит о ежедневных, почти о ежесекундных изнасилованиях, убийствах, катастрофах и прочих прелестях цивилизованной жизни. Такое ощущение, будто их специально показывают, дабы остудить пыл человеческий: мол, успокойся и сиди смирно.

Конечно, в мире случается много малоприятных вещей, но за пеленой нуара перестаешь видеть яркие краски жизни. СМИ искажают наше восприятие, для эпатажности утрируют рассказы, учат нас смотреть на мир и видеть трагедии, а не возможности. Это побуждает нас следовать осторожному маршруту, который рекламировали нам еще в школах, и которым следует большинство граждан.

Не говоря уже о том, что весь этот страх оставляет нас в состоянии постоянного беспокойства. Шок и трепет буквально убивают возможность логически мыслить, так необходимую для критического мышления. Напуганный человек прячется в собственный пузырь и начинает следовать простым тезисам вроде «США против террористов», «люди изначально плохие» и т. д.

Когда страх диктует нам образ жизни, мы избегаем вещей, которые манят к себе. Часто вещи, которые мы действительно хотим сделать, вызывают страх. Вдруг мы в них не преуспеем. Этот страх мешает большинству из нас «делать свое дело», то есть выразить себя достоверно, явить свою истинную природу. Как говорил все тот же Воннегут:

Мы должны постоянно прыгать со скал и развивать наши крылья по пути вниз.

Покупки ничего не меняют

brodude.ru_7.10.2016_6uyT3Qb9zDDas

Подтекст для 99% потребителей рекламы: «Ты неадекватный, некрасивый, не крутой, не веселый, среднего ума, предсказуемый, чопорный, но наш продукт может исправить тебя». Реклама призвана воспитывать в нас чувство тревоги о каком-то аспекте своей жизни, чтобы дать нам ощущение, что чего-то не хватает. Что пустота может быть рассеяна «всего за 4999 рублей».

Риторика консьюмеристской (консьюмеризм — организованное движение граждан и государственных органов за расширение и защиту прав покупателей) культуры, черт возьми, эффективна. Посмотри вокруг: люди работают бесконечное количество часов, неделю за неделей, год за годом, и все ради Full HD телевизора, который они будут смотреть от силы 2 раза в неделю; нового мобильного телефона, силиконовых частей тела, липосакции, нового шкафа, который уже к следующей весне «выйдет из моды»; пластиковых фруктов для украшения кухни, кипы подушек, которыми украшают кровать и которые убирают, когда ложатся спать; таблеток для похудения и бесконечного списка тривиальных безделушек, именуемых не иначе, как фуфло.

Кто-то заметит, что убрать все эти побрякушки из жизни нельзя, ведь они заполняют пустоту. Совершенный бред! Это обычная привычка, которая дарит лишь мимолетное удовольствие. Потребление — всего лишь циклическое отвлечение. Никакие внешние накопления не могут решить внутренних вопросов. Эти вещи требуют времени, размышлений, самоанализа и готовности поддержать неприятные истины о нас самих. Неудивительно, что большинство людей стараются избежать этого.

Плохие и хорошие люди

С самого детства нам твердили: «Веди себя хорошо, Зигфрид, смотри, как остальные себя ведут». Нам поведали свод этических правил, которые определяют, является человек «хорошим» или «плохим». Большая часть историй, на которых мы выросли, была про однозначных персонажей: либо плохих, либо хороших.

Кроме того, те из нас, кто воспитывался в атмосфере повышенной религиозности, знали, что Homo sapiens по своей природе грешен. И что «добрые» люди идут в рай, а «плохие» вечно горят в аду. Поэтому в некоторых странах преступники рассматриваются не как оступившиеся люди, а как исчадия ада, которые заслуживают десятилетий строгого режима или смертной казни. Второго шанса не дано.

Зачастую это оправдано, но что касается обычной жизни, то здесь эта дихотомия «хорошего» и «плохого» прочно вошла в широкую культуру. Она глубоко зарывается в наши фундаментальные представления о мире, порождая чувства вины, стыда и сомнения относительно наших действий. Нельзя отрицать того факта, что люди — мрази и в большинстве своем совершенно скверные личности. Некоторые из нас совершают настолько отвратительные вещи, что ни одно перо, ни одна клавиатура и ни один язык не захотят их описать. И все мы совершаем ошибки, которые в конечном итоге вредят людям. Проблема культурной дихотомии «хорошего» и «плохого» в том, что она убеждает нас: любая эфемерная ошибка может иметь последствия на протяжении всей жизни.

Разумеется, мы должны нести ответственность за свои действия, но еще мы должны признать, что факторы, находящиеся вне нашего контроля, тоже влияют на наше психическое состояние.

Учитывай, что как люди мы можем дрогнуть в любой момент. Колода уложена против нас. То, что мы испоганили, вполне можно исправить — эти две силы борются внутри нас, как те два мифических волка, олицетворяющих добро и зло. Мы не «хорошие» и не «плохие» в исконных значениях этих слов. Халиль Джебран когда-то написал об этом замечательные строки:

Вы хороши в бесчисленных добрых делах, но вы не несете зла и когда не делаете добра, вы просто теряете даром время и медлите. Жаль, что олени не могут учить быстроте черепах.

А понимание добра и зла у каждого свое, и складываются оно в результате приобретенного опыта. Но все равно остается много неоднозначных вещей. Об этом когда-то писал Булгаков, в «Мастере и Маргарите» явивший нам Дьявола, больше походящего на Бога.

Ты не лучше, чем они

Люди определяют свою идентичность, противопоставляя себя другим. Группы — сообщества людей, находящиеся в оппозиции друг к другу, — предоставляют идеальную возможность для таких контрастов. По этой причине мир бесконечно делит себя на группы. Спортсмены, хипстеры, ботаники, феминистки, любители викингов, экологи, атеисты, коммунисты, торчки, велосипедисты, вегетарианцы, трансцендентальные идеалисты и тому подобное.

К сожалению, социальная динамика — это скользкий путь к нарциссической неприязни. Здоровое чувство гордости в данном сообществе может незаметно превратиться в элитарное чувство превосходства с соответствующим желанием насолить своим так называемым оппонентам. Эти типы отношений можно ясно наблюдать в религиозных общинах, политических партиях, между расами и социальными классами, а также в бесчисленных специфических нишах вроде борьбы воинствующих сыроедов и любителей нездорового образа жизни.

Но с другой стороны, без этих самых различий мы были, бы словно миньоны или поп-певцы, — совершенно неотличимы друг от друга. Мы создаем нашу идентичность, противопоставляя себя другим, так что мы должны быть благодарны тем, кто на нас не похож. На более глубоком уровне мы можем понять, что наши личные различия иллюзорны.

Мы придумываем бесконечные различия в текущей игре человеческой драмы, когда по сути мы все являемся членами одного вида, живущего на крохотной скале в таинственной пустоте. Помимо этого, мы все — живые существа, и все наполнены одними и теми же кишками да органами.

Мысль о том, что «мы» лучше «их» — это фатальная ошибка, которая на протяжении всей истории человечества ведет к бесчисленным войнам, геноцидам и невыразимой жестокости. Поэтому мы оставляем тебя с одним очень мудрым изречением знаменитого философа и исследователя теории заговора Роберта Антона Уилсона:

Моя цель — возвести людей в состояние обобщенного агностицизма, и не агностицизма исключительно в отношении Бога, а агностицизма в отношении всего.