Как федеральные СМИ манипулируют нашими страхами

Иван Калягин
Сентябрь 29, 2016
8.7k
1
Образ жизни
в избранное
brodude.ru_28.09.2016_jioQ3FoYG7Jzg

Мы выбросили телевизоры с балконов своих многоэтажек, когда вспомнили об их существовании и посмотрели новости на федеральных каналах. Это было ужасно, отвратительно и ожидаемо. Ведь СМИ всегда манипулировали нашими иррациональными страхами. Но если говорить о статистике, то у тебя больше шансов умереть от употребления в пищу печенья, чем от терроризма. Вряд ли ты найдешь людей, которые пропитаны болезненным страхом печенья.

Если это так, то почему иррациональные страхи так сильны? Почему мы тратим столько времени, беспокоясь о вещах, которые вряд ли когда-нибудь произойдут? При этом мы же еще игнорируем реальные угрозы нашей безопасности. Выходит, что СМИ дают нереалистичный взгляд на мир?

Горячая тема

Телевидение заметно проигрывает интернету. Оно сдает позиции за позицией и так будет продолжаться дальше. Мы все жалуемся, что там нечего смотреть, но ведь на самом деле, продюсеры просто хотят выжить, и конечно же, заработать деньги. Поэтому они и бьют по массе, низводя все человеческие чувства до своего первобытного состояния.

Если речь о сексе, то обсуждать будут скандал, изнасилование, педофилию. Если о происшествиях, то только самые «возмутительные» и «гротескные» из них. Причем чем больше они делают сюжетов о терактах и авиакатастрофах, тем менее возмутительными они становятся, ведь к ним начинают привыкать. Однако подобным инцидентам придается масштаб национального бедствия, хотя их распространенность сведена к единичным случаям.

Постоянное тиражирование «катастрофических» тем заставляет нас переоценивать влияние этих событий на нашу жизнь.

И причина тут абсолютно меркантильного характера — люди перестали удивляться. Сегодня нам доступен любой образ, любая информация, любая мысль. Поэтому никому не интересно смотреть по первому каналу передачу, которая носит воспитательный или образовательный характер. И новостью о столкновении автомобилей никого не удивишь — каждый день эти аварии видим. А падающий самолет мы видим редко. И дело не в том, что много людей погибло — просто вокруг падающего самолета создается атмосфера траура, несмотря на то, что гораздо больше людей погибают под колесами пьяных трактористов.

Внезапная угроза

Когда наше внимание сосредоточено на потреблении плохих новостей, то мы становимся менее склонными к профилактическим мерам, которые могут защитить нас от будущих угроз. Это может иметь катастрофические последствия для здоровья, потому что мы не можем рассмотреть за пеленой иллюзорных страхов, как наши действия будут влиять на будущее.

Если считаешь, что у тебя больше шансов погибнуть от теракта, чем от ожирения, то ты вкладываешь больше энергии в мысли о терроризме, а не в мысли о здоровом питании. В итоге ты меньше заботишься о здоровье, игнорируешь реальные риски и не тренируешься. Если говорить об этом в контексте планирования будущего, то ты заранее выбираешь заведомо проигрышный путь.

Формат новостей рассчитан на моментальную реакцию, а значит, на моментальное переживание. Это отличает новости от публицистики или литературы. Но если ты занят сиюминутным переживанием, то тебе не ведомо будущее. Проще говоря, ты не думаешь о том, что надо постелить противоскользящие коврики для ванной комнаты, зато думаешь о том, что грядет «глобальное потепление», которое предсказывали еще инки.

«Мы — не они»

Если учитывать некую централизацию федеральных СМИ, то становится ясно, что никакого плюрализма мнений на телеканалах нет. Телевидение так устроено, что при отсутствии плюрализма мнений и конфликта сторон, оно создает конфликт с «внешними силами». То есть начинается, возможно, даже неосознанная, но пропагандистская работа, где обязательно все события будут показаны в модели «мы — не они».

Если такое телевидение смотрит достаточное количество народа, то даже в мирное время есть все возможности создать атмосферу надвигающийся бури, конфликта и войны.

Зачем это нужно? Во-первых, это питательно для массового зрителя, потому что он перестает чувствовать свое одиночество перед миром, ведь враг найден, а друзья все тут. Во-вторых, государство таким образом может переводить внимание с реальной проблемы на мифическую, тем самым продвигая откровенно непопулярные инициативы, которые ограничивают свободу печати, свободу распространения информации и свободу предпринимательства. Однако всё это очень тонкая игра, и если авторитарная страна выстроит абсолютно вертикальную концепцию СМИ, то поумневший народ, скорее всего, начнет замечать что-то неладное.

Настоящее хуже, чем прошлое

brodude.ru_28.09.2016_eQZ4a2r2wqJp4

Ужасы в новостях заставляют нас думать, что мир катится в тартарары. Мы считаем, что мир стал более жестоким и опасным, чем это было раньше, когда на самом деле наш мир безопаснее, чем когда бы то ни было. Это статистический факт — уровень преступности снижается, да и не было никакого рая в Советском Союзе и жить было не так просто, как ты думаешь.

Несмотря на наши страхи о здоровье, мы живем дольше, чем когда-либо прежде, потому что наша пища является более безопасной, а современная медицина устранила заболевания, которые когда-то уничтожали целые народы. С точки зрения материальных ценностей, мы можем иметь всё, что захотим — нужно только заработать. И возможность заработать есть у каждого, даже у парализованного человека — взгляни на Хокинга.

К сожалению, человечество всегда идеализировало прошлое, оплевывая настоящее и боясь будущего. Всё потому, что смотреть в будущее без страха — это значит взять на себя ответственность за свою жизнь. Но разве много людей могут решиться на такое? Гораздо проще внимать словам с телеэкрана о том, как плохо, что развалили Советский Союза, где был настоящий коммунистический Эдем, а все разговоры о репрессиях 30-х годах ХХ века от лукавого и либерала. Но это естественно. Человек, который не может найти себя в настоящем, всегда ищет себя в прошлом, думая, что просто родился не в то время.