Культура

Культурный код страны: 3 события,
которые лучше всего характеризуют нас с вами

  • 10147
  • 6
  • Теодор Седин
Казалось бы, лето в культурном и информационном плане должно быть самым скучным и беспомощным периодом. Но не в этот раз. Как известно, культура страны характеризует ее моральный облик, и потому мы выбрали три культурных события, которые лучше всего, на наш взгляд, характеризуют нас с тобой.

1. Рэп как Сталин

В стране повышенной духовности и нерушимых скреп, яростного патриотизма и почитания традиций весьма комфортно чувствует себя одна западная зараза. Имя ей рэп-баттлы, и если пять лет назад было сложно представить себе, что федеральные каналы будут штрафовать за показ фрагментов этой словесной дуэли, то сейчас это факт. Молодые люди, иногда гениально, а иногда не очень, кроющие друг друга матом в рифму, поднялись на вершину информационных рейтингов и по-королевски показывают оттуда миру средние пальцы. Кто бы мог подумать, что приличные, по их собственному мнению, журналисты будут в прямом эфире произносить столь своеобразный псевдоним — «Гнойный». Даже в начале футбольного матча между «Реалом» и «Барселоной» комментатор приводит сравнение с баттлом между Славой Карелиным aka Гнойным aka Соней Мармеладовой aka Слава КПСС и Oxxxymiron'ом.

Буквально каждый новостной портал написал о «сливе» результатов баттла, а после «слива» заявил, что информация подтвердилась.

Все топовые видеоблогеры обсудили баттл, чуть ли не с тетрадкой разобрали текст каждого рэпера. Дмитрий Быков в эфире «Эха Москвы» обсуждает баттл, приравняв уместные для жанра оскорбления к антисемитизму. И это была не самая омерзительная и паскудная попытка человека не разбирающегося хайпануть на событии лета. Быков хотя бы поэт, но совсем другого помола.

Главный хайпожор и двигатель отечественной поп-культуры Шнур в своем Instagram накатал стишок про то, что его подобные вещи не интересуют. Если Шнуров так говорит — значит, это уже актуально, это уже донеслось до его возвышенного уха.
Даже Навальный, по его собственному признанию, всю неделю ждал поединка, в очередной раз доказав, что шарит не только в спиннерах и вейпах, но и во всех новомодных трендах. Вот такого бы президента нам, да? Да не, ему понравился панч про митинги, слишком предсказуемо.
Но это не самое страшное, даже дарк-лорд отечественной журналистики Владимир Соловьев говорит про баттл Гнойного и Окси, употребляет модное слово «хайпить», говорит, что основоположниками рэпа являются Ротару, Хиль и поносящий «гламурный антисемитизм» Окси. Рассуждает, на удивление, здраво.

Высказался даже бывший санитарный врач Онищенко, заявивший, что мероприятие это «отражает духовную убогость общества». Но, как показывает опыт сосуществования с парламентарием, если ему что-то не нравится, значит, это действительно восхитительно. Но, к сожалению, свой ушат помоев баттлы получили, поскольку «ТАМ ЖЕ МАТЕРЯТСЯ И ГОВОРЯТ НЕХОРОШИЕ СЛОВА ПРО МАМОК!». Рэп-культура в один момент превратилась в товарища Сталина — ее так же либо обожают, либо ненавидят. И никто не хочет смириться и просто найти ему место в истории — либо восславить, как Гнойного или нынешнего президента одной великой страны, либо стереть его из воспоминаний. Потому прав был Соловьев, сказав: «Нравится — не нравится, но это элемент культуры». Культура меняется, и никто ее не гнобил, когда партия «Справедливая Россия» нарисовала и озвучила свои страшные разборки по микрофону.

Кто победил от этого баттла? Слава КПСС, к которому в гости пришел Юрий Дудь? Судя по комментариям под выпуском, вряд ли. Дети, так и не понявшие, что Слава — эпатажная фигура, полезли строчить комментарии о том, какое он дерьмо. А он всего-то издевался над недалекими популистскими бреднями ведущего. С другой стороны, его песни стали слушать чаще, но не всем понравится это слишком ироничное, циничное, обстебывающее, а иногда и вовсе халтурное творчество. Слава для андеграунда, а не для масс.

Выиграли площадки Versus Battle и Slovo SPB, ведь предыдущие баттлы Гнойного и Окси посмотрели даже те, для кого речитатив — это песня Аллы Борисовны «В Петербурге сегодня гроза». Самое главное — выиграл жанр, его наконец-то признали все. Хотя еще раньше пародировали в шоу Урганта, что для нашей страны является показателем популярности и культовости. Рэп вышел из тени и стал главным жанром, баттлы по инерции набирают больше просмотров.

Даже после блогерских поэтических разборок такого не было. Данила Блюз сказал гениально: «Хип-хоп проник всюду, в рамках одного жанра можно найти артиста на любой вкус. Рэп для умных, рэп для тупых, рэп для романтиков, рэп для циников, рэп для панков, рэп для любителей джаза, рэп для любителей хэви-металла, рэп для бедных, рэп для богатых, рэп для мальчиков, рэп для девочек, рэп для трезвенников, рэп для наркоманов, рэп для правых, рэп для левых – рэп пропитал собой всё». Самое страшное, что своего пика культура достигла, андеграунд вышел наружу. Такого не было, даже когда Путин посетил «Битву за респект» в далеком 2007-м. А после такого он по определению становится хуже и близок к своей смерти. Видимо, нам стоит ждать предвыборных дебатов, на которых МС Навальный будет говорить про «отца-юриста» МС Жириновского, а на телевидении выпустят свою вшивую программу, которая сведет на нет прелесть баттлов. Без оскорблений он теряет свою прелесть. Это показал первый баттл в российском футболе. Ничего особенного, просто «Хип-Хоп Одинокой Старухи» баттлится с Lodoss перед матчем «Зенит» — «Ростов». Это происходило и раньше, но не в таких масштабах. Аналитики тут же вспомнили про традиции поэтических поединков времен Серебряного Века. Теперь вместо Пушкина и Жуковского соперничают молодые люди с непонятными псевдонимами, а за титул Короля поэтов борются не Северянин с Маяковским, а Гнойный с Окси. Не всех это устроит, и потому многострадальный жанр ждет описанная выше судьба Сталина.

Баттл — это возможность оскорблять людей без страха получить по морде (хотя и такое бывает). А нам ведь только дай оскорбить. Избавить язык от груза бранных слов — лучшее лекарство. Во всяком случае, новоявленные эксперты считают так, посмотрев один единственный баттл, где один сыпал панчами, а второй перечислял свои достижения. Этим экспертам понять бы, что такое панч, а всем остальным — начать воспринимать культуру баттлов как данность. Как говорил классик: «Easy man. Real talk! Think about it!»

2. Творец в России может быть только мучеником

У нас привыкли к тому, что творец, тем более большой и ни на кого не похожий, не может быть виноват. Он всегда жертва режима, который его угнетает. И ладно жили бы мы в Испании, где нет проблем со свободой слова, искусства и самовыражения, но за налоговые махинации угрожают посадить самого Лео Месси. Так нет, мы живем в мире, где ощутимо закручиваются гайки, где православные активисты закидывают яйцами неугодные им спектакли. В этой стране лучше не показывать голого Рудольфа Нуриева. Не потому что население для такого не готово, просто для них это кощунственное отношение к великим. Особенно для тех, кто громче всех кричал, что Нуриев — содомит. Плюс времена тревожные, и население раскололось в своем определении хорошего и плохого. Одни — те, что за нравственность и против экспериментов — прочно ассоциируются с властью. Не любишь мужскую задницу — значит, работаешь на Кремль.

Потому что у нас богатый опыт в гноблении гениев. Во времена, когда страна была еще больше, а идеология —
суровой, как лица строителей Норильска, наша власть сама показывала, что такое хорошо, а что — плохо. Всё спорное искусство ложилось на полки и летело в топку, а с самими творцами обращались не очень. Сейчас у нас нет Никиты Хрущева, который будет прилюдно унижать скульптуры Эрнста Неизвестного, зато у нас есть свой товарищ Берия, который весьма эффективно разбирается с неудобными режиссерами — сначала в «воронок», потом в тюрьму. И потому режиссера Кирилла Серебренникова у нас воспринимают не иначе, как нового Всеволода Мейерхольда, Николая Гумилева и Осипа Мондельштама в одном флаконе. «Слишком самобытный режиссер, чтобы жить спокойно», — думает сидящий на «Лентаче» школьник. А в самой сути проблемы никто не пытается разобраться. Тут же на защиту стали все деятели культуры, народные артисты, и те, кто себя таковыми только считает. Объясняют, что не мог Кирилл украсть выделенные деньги, потому что он талант и гений. Хотя у тех же убитых системой гениев было столько скелетов в шкафу, что всякое уважение пропадает. Но Серебренникова нельзя было трогать, он ведь фильм о Цое снимает! А у нас к павшим героям особое отношение, даже если они лежат в Мавзолее в центре столицы.
Все говорят про какого-то влиятельного человека, которому режиссер перешел дорогу, и никто не может предположить худого. Только вот в Испании Лео Месси все-таки признали виновным в неуплате. Никто в это не верил, но правда открылась. Срок заменили штрафом, но доказали, что боги тоже грешат. А у нас везде ищут политическую подоплеку, потому что стоило чуть-чуть затянуть гайки, как возникла потребность в невинно убиенном герое. Дайте следствию разобраться.

3. Все любят Андрея

Малахов для России — больше, чем просто человек. Это настоящий демиург, идол, который словно из мешка вытаскивал наружу «истории, о которых невозможно молчать». То выясняет, чье дитя носит под сердцем доярка из Орловщины (претендентов минимум 10), то делает звезду из ульяновской прошмандовки. И, что самое страшное, за этими историями следили даже те, кто бил себя в грудь и называл телевизор «зомбоящиком». Оказалось, что даже в эру интернета мы все телевизионнозависимые.

Для старшего поколения телевизор — источник страстей, форма досуга. Для нас — источник мемов.

Потому «Поле чудес» крутит свой барабан уже столько лет. Ледоусый бог одаривает людей из Кемеровской области бесплатными призами, взамен предлагая сыграть с ним в игру. Чем не мифологический сюжет? В египетских мифах уже было создание, задающее вопросы, — сфинкс. Якубович, максимум, такой же старый. Эта программа — как своеобразная традиция, которую нельзя нарушать: нельзя перестать смеяться над странными гостями, нельзя не волноваться на «двух шкатулках». Подобно Колесу Сансары, крутится барабан, олицетворяя скучный, однообразный и повторяющийся быт. Но Якубовичу не веришь, ведь он не явился на помощь после регистрации на «Авто.Ру». Все ждали, что прибежит седой бог и продаст машину с радостным криком, а на деле на твое объявление никто не откликнулся. А Андрей не предавал, его вынудили уйти. Но от этого еще хуже, ведь получается, что у телебоссов есть рычаги управления твоей жизнью. Как говорят китайцы: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен».

Даже если ты не смотрел «Пусть говорят», его исчезновение из телесетки внушает страх. Становится неудобно и неуютно, будто бы лишили чего-то родного. Столько лет передача идет, а теперь на месте Малахова бывший смазливый диктор. Нельзя убирать из эфира старые передачи, ибо, как показывает время, это самое стабильное, что есть в стране. Теперь самое стабильное — это пачка для соды. «Пока все дома» уже убрали, но нам плевать, поскольку без «Очумелых ручек» передача потеряла смысл, а Тимур Кизяков точно знает, у кого в туалете пахнет лучше: у Ивара Калныньша или Григория Лепса. А «Пусть говорят» постоянно давала поводы для обсуждения. Такова наша природа — волноваться, переживать и обсуждать то, что мы сами признаем дурным вкусом. Волноваться за человека, чьи программы мы якобы не смотрим. Всё это низменная потребность в скандалах, ведь никто не хочет испытать дерьмо на себе, все хотят посмотреть на то, как с ним справляется другой. Вот такой вот больной вуайеризм, Тинто Брасс на нем карьеру построил. Но когда остановится барабан в «Поле чудес», остановится мир.