Образ жизни

Как стать интеллигентом

  • 14336
  • 2
  • Теодор Седин

Слово «интеллигент» какое-то непонятное, искаженное и исковерканное. Кто такой интеллигент? Тот, кто много читал, получил хорошее образование, желательно гуманитарное, много путешествует, знает несколько языков, курит не сигарету, а трубку, не сквернословит, предпочитает классический костюм, предпочитает пешие прогулки по Невскому разнузданному времяпрепровождению (ведь все интеллигенты живут в Питере, это факт известный), а круг его общения состоит целиком и полностью из профессуры, политиков и, в общем, людей значимых.

Разумеется, это полный бред — можно иметь всё это и быть настоящим животным. А можно напротив: ничем таким не обладать и быть истинным интеллигентом.

Образованность нельзя смешивать с интеллигентностью

В свое время над этим вопросом в «Письмах о добром и прекрасном» задумался один из талантливейших и умнейших людей минувшей эпохи, академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Уж вот это была глыба, настоящий породистый интеллигент, не растерявший чувство собственного достоинства ни в лагерях, ни в гнетущей действительности. Так вот, Дмитрий Сергеевич сказал совершенно правильную вещь: «Образованность нельзя смешивать с интеллигентностью. Образованность живет старым содержанием, интеллигентность — созданием нового и осознанием старого как нового». Теперь понятно? Корочка о высшем образовании и беседы с кандидатом философских наук на зачете не могут приравнять тебя к элите автоматически. Интеллигент работает над собой всё время, каждую минуту, увеличивая объемы знаний и стараясь познать как можно больше. Причем не только на своей профессиональной стезе — это было бы неправильным. Прекрасно, если ты лингвист и постоянно следишь за развитием языка. Но ежели ничего, кроме иностранных слов, в твоей голове нет, если ты не понимаешь мир, в котором живешь, и не стремишься понять нравы, привычки и идеалы людей, которые окружают тебя с 8:00 до 19:00, то грош цена твоему образованию.

Желание познавать и узнавать отличает пыткий ум от обывательского. А обыватель интеллигентом не станет. И дело даже не в том, что большинство дипломов получаются даже через прогулы, купленные сессии и непрофессионализм преподавателей. Дело в мозгах.

Обычный, необразованный, без хороших манер, жрущий руками и прочитавший за свою жизнь только «Каштанку» и статью про мужей Аллы Пугачевой в «Комсомольской правде» доходяга может стать интеллигентом, если вовремя одумается. Если он захочет измениться и начнет жадно, словно экскаваторным ковшом, черпать знания, то добро пожаловать в клуб благородных. Как говорил Дмитрий Сергеевич:

Пусть он забыл всё на свете, не будет знать классиков литературы, не будет помнить величайшие произведения искусства, забудет важнейшие исторические события, но если при всем этом он сохранит восприимчивость к интеллектуальным ценностям, любовь к приобретению знаний, интерес к истории, эстетическое чутье, сможет отличить настоящее произведение искусства от грубой «штуковины», сделанной, только чтобы удивить, если он сможет восхититься красотой природы, понять характер и индивидуальность другого человека, войти в его положение, а поняв другого человека, помочь ему, не проявит грубости, равнодушия, злорадства, зависти, а оценит другого по достоинству, если он проявит уважение к культуре прошлого, навыки воспитанного человека, ответственность в решении нравственных вопросов, богатство и точность своего языка — разговорного и письменного, — вот это и будет интеллигентный человек.

Всё начинается с отношения к людям

Само собой, одних только знаний будет недостаточно. Ну знаешь ты творчество Гиляровского, а дальше что? Кто ж с тобой будет общаться, если при своем интеллекте ты ведешь себя как наглая заумная паскуда, не уважающая никого на свете, кроме тех, кто способен задавить тебя интеллектом? При этом возмущаешься и хнычешь, дорожа собственной репутацией куда больше, чем истиной. Тебе, случайно, на ум никто не пришел? Интеллигентность — она в способности понимать другого человека. Знаешь, проблема тех людей, которых принято сейчас называть этим ко многому обязывающим словом, как раз в том, что ведут они себя по-свински.

Даже достойнейший интервьюер и мудрейший человек позволяет себе вскакивать и выражать свое «фи», когда собеседник выражает иную точку зрения. Люди практически разучились спорить, вести дискуссию и уважать собеседника. Они не умеют слушать. Важно понимать, что людям свойственно ошибаться или выражать иную точку зрения. Но что обычно делают с людьми, которые «не правы»? Называют дегенератами. Причем те же самые люди, которые, нацепив галстук, убеждают в собственной интеллигентности. Настоящий интеллигент терпим, он рассматривает чужую точку зрения, пытается понять, каким образом собеседник до такой жизни дошел. Это терпимое отношение к миру и людям. Нынче эти слова только доказывают, что вся интеллигенция, взяв в руки орудия нетерпимости, бросилась поливать помоями оппонентов по ту сторону надуманных баррикад.

Разум и личная свобода превыше всего

Мудрые люди говорили, что злая реакция на окружающее, грубость и непонимание других — это признак душевной и духовной слабости, человеческой неспособности жить. То есть, если ты не можешь найти общий язык с людьми и остро реагируешь на глупость, то о чем можно говорить? Ты человек, как говорится, «обедняющий свою жизнь и мешающий жить другим». Нет в тебе внутренней красоты, с какой стороны ни смотри. Никто не говорит, что нужно спрятаться в пещере и терпеть. Просто каждый твой протест, каждое твое возмущение должно быть обоснованным. Не надо устраивать истерики, если тебя толкнули в трамвае, не нужно выходить на митинг, если кто-то сказал, что где-то живут несправедливо. Каждый поступок должен быть обдуман, старайся не нарушать законы человеческого общежития. Всем не угодишь, поэтому нужно стараться угодить хорошим людям. А для этого нужно что? Для этого нужно соблюдать личную свободу. Кто-то вообще ставит ощущение свободы во главу угла в вопросе интеллигентов и интеллигентности. Интеллигент свободен от массы вещей, зависимость от которых испытывают остальные. Ум его чист, светел и не загажен безобразным миром и модой. Единственное, что должно держать его в узде, — так это совесть, если она, конечно, есть.

Может показаться, что интеллигент — какой-то мямля бесхребетный, но ничего подобного. Он себя любит и должен любить. Во главу всего он ставит талант, потому что он позволяет творить и созидать, а без этого, увы, никак. Как писал Чехов в письме брату Николаю: «Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой… Они горды своим талантом».

Кто, если не ты

Смотришь и понимаешь — не осталось интеллигентов. Выкорчевали с корнем. Кто-то скажет, что времена изменили представление об этом понятии, но всё это чепуха. Нормативы не меняются, люди просто хуже становятся. Зачем они нужны? Для того, чтобы сеять в обществе «разумное, доброе, вечное», особенно в тех странах, которые на что-то претендуют. А самое приятное, что этим пастырем в заблудшем стаде можешь стать ты. Главное — проявить желание.