Что такое европейские ценности и как стать европейцем

Михаил Малахов
Июль 24, 2019
10k
1
Образ жизни
в избранное
Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает

Жозеф де Местр

У нас всё плохо не потому, что правительство такое, а как бы наоборот. Правительство у нас такое, потому что у нас всё плохо. В головах. Тут подходит легендарная фраза профессора Преображенского:

Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза, и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.

Пересмотри «Собачье сердце», если не смотрел, — гениальный фильм, сохраняющий актуальность по сей день. Величайшее преступление советской власти заключается в отрицательной селекции, в культивировании ненависти к свободе и свободному миру. Слово «либерализм» даже сегодня многими воспринимается как нечто враждебное, как нечто недостойное. То есть враждебной и недостойной считается сама свобода, и это не просто слово, это не передёргивание. Мы как цивилизация намного ближе к азиатскому укладу, чем к европейскому или западному, в широком смысле. Народ наш в большинстве своём уважает только силу и жаждет «крепкой руки». «А с нами по-другому нельзя», — подытожит какой-то очередной просвещённый патриот. Так и хочется ответить: это с тобой по-другому нельзя, потому что голова пустая, и это тебе нужен хозяйский кнут, а не нам.

1. Что такое европейские ценности

В чём же заключаются эти самые европейские ценности, что за зверь такой? Если сильно сократить, то умещаются эти ценности в четырёх основных свободах, а именно: свобода слова, совести, свобода от страха и от нужды. Проще говоря, каждый человек имеет право говорить, что думает, и не бояться преследований за свои слова. Каждый человек имеет право на религиозную свободу или свободу не верить ни во что. Каждый имеет право на достойную жизнь и свободу от страха преследования по национальному, религиозному, социальному или любому другому признаку.

Знаешь, в чём наиболее наглядно просматривается разница подходов? В человеческих потерях во Второй мировой. У нас периодически число жертв увеличивается: сразу после войны назвали 8 миллионов, потом 12, к восьмидесятым годам цифра возросла до 23 миллионов, в девяностых стало уже то ли 27, то ли 32 миллиона. Недавно начали говорить о более чем 40 миллионах. Знаешь, что самое ужасное? Чем больше называют цифру, тем больше наш народ гордится, тем яростнее желает повторить. Мы охотно поверим, что 12-20 миллионов — явный фейк: слишком мало! Но если кто-то заявит, что 40 или 32 миллиона похоже на фейк, что это слишком уж много, — этого негодяя мы растерзаем. Нет! Мы потеряли 40 миллионов и гордимся этим. Абсолютно искажённый взгляд на мир и абсолютное обесценивание человеческой жизни. Солженицын всё врал: в результате репрессий погибло всего полтора-два миллиона. Всего. Американцы потеряли всего 400 тысяч? Пфф, трусы. Получается, они даже не участвовали вроде как. Должны были как настоящие мужики уложить миллионов 40-50, тогда, может быть, мы с ними стали бы говорить на равных.

Европейские ценности повествуют, что нет ничего важнее человеческой жизни. Израиль, конечно, далеко от Европы находится, но там эта ценность раскрылась наиболее ярко. За одного взятого в плен или убитого капрала армия Израиля готова утюжить врага всеми доступными средствами. За одного, Карл! Разницу чувствуешь? Это сидит где-то в подкорке: в результате катастрофы погибли всего 20-30 человек — мелочь, ерунда, недостойная внимания. Европейский мир считает, что не бывает «всего», если речь идёт о человеческой жизни. Даже один — это не «всего», ведь он умер, произошло непоправимое.

2. Зачем нам эти ценности

Обычно Европу считают загнивающей — те, кто в ней никогда не бывал, кто и загранник в руках не держал. Эти ребята регулярно снабжаются штампами и байками с экранов телевизоров. В их понимании европейские ценности — это «толерастия». Такое ёмкое слово объясняет очень многое: всюду дикие мигранты, зоофилия, все тупые и жирные, естественно, все геи. Те, кто геем быть не может по определению, — сумасшедшие феминистки или просто лесбиянки. Короче, загнивают, разлагаются и вымирают. Такие ценности вряд ли кому-то могут понравиться, но и объяснить, что это дичь, которую втирают неполживые голубые экраны, невозможно. Тебя просто обзовут либералом. Да, именно обзовут — в определённых и довольно широких кругах это ругательное слово.

В Европе действительно намного проще отношение ко всему: от одежды, которую носит человек, или богов, которым он молится, до сексуальной ориентации. Вряд ли там намного больше геев, чем у нас, — скорее, они просто не боятся показываться. От того и кажется, что Европа огеелась. Впрочем, проблема оженотворения мужиков действительно существует. Европа предприняла две попытки самоубийства, и сегодня это совсем не та Европа, что была ещё сто лет назад.

Так и зачем же нам это всё, спросит кто-то. Зарплаты видел? Наверняка хотел бы такие же. Так вот, без достижения четырёх перечисленных ранее свобод тебе их не видать никогда. Без свободы от страха, без уверенности в стабильности государства, без свободных СМИ невозможно добиться высокого уровня жизни. Есть исключения в виде Саудовской Аравии или Катара, но там население несколько миллионов человек, — сравнение, мягко говоря, некорректное. Чтобы к управлению страной приходили достойные люди, необходимы нормальные выборы, для их обеспечения должны быть независимые СМИ, офисы которых не будут громить, а журналистов — хватать по фальсифицированным делам. Но независимые СМИ и даже простое понимание важности выборов как инструмента — сами собой не появятся. Общество должно дойти до этого понимания, общество из массы или толпы должно перерасти в гражданское, во множество сознательных индивидов.

Лучшее место и лучшее время для жизни

3. Как стать европейцем на месте без смс и регистрации

Да, всё грустно, и прекрасное очень далеко, но есть некоторые вещи, доступные каждому. Если хочется жить как в Европе, а может быть, и в самой Европе, нужно стать европейцем. Ведь уехать из СНГ легко, но нелегко отказаться от СНГ в голове. Привыкай жить не по понятиям, как это у нас принято, а по закону. Конечно, в наших реалиях всё равно придётся иногда искать компромиссы, но лучше привыкать к закону. Веди себя цивилизованно — это не изменит мир вокруг тебя, но может изменить именно тебя и, возможно, твоё окружение. Если Европа реально перебарщивает с толерантностью, иногда до полного абсурда, то нам в России толерантности необходимо сильно добавить, а агрессию, наоборот, прикрутить. Вот, ты не обращал внимание? Мы всем своим соседям придумали обидные прозвища: и украинцам, и армянам, и грузинам, даже белорусам и, конечно, полякам. Потом дико удивляемся: чего это нас все не любят? Меньше агрессии: в целом исключи мат из лексикона, во всяком случае из обычного разговора. Эмоции бывает не унять, а слова вырываются сами собой в такие моменты, раньше чем мозг успеет подумать.

Мусор не разбрасывай. Если ты куришь, то донеси бычок до урны, даже если её не видно на горизонте, — это же твои проблемы. Мало того что дымишь, так ещё и бычки раскидывать вздумал? Так не пойдёт, неси его с собой. Это касается всего, будь то баночка колы или пакетик от шаурмы. Наверняка ты не плюёшься на улице, поэтому этот пункт можно было и не прописывать. Он здесь только как напоминание. Плевки и спортивное сморкание на ходу — это следующий этап после разбрасывания мусора, обычно к нему люди приходят после сорока, но мир знает и совсем молодых чемпионов.

На самом деле, быть европейцем очень просто: не быдли, не хами, не будь свиньёй, поменьше ври.

Что такое права человека и кто тебе сможет помочь в сложной ситуации