Большая лунная утка: кто живет на спутнике Земли

Михаил Малахов
20 июля, 2022
8.2k
0
Культура
в избранное

Ночное небо завораживает своей глубиной, каждая звезда имеет свою историю длиной в миллиарды лет, должно быть, возле большинства из них вращаются планеты, одни похожи на нашу, другие сильно отличаются. Где-то там вполне могла зародиться своя жизнь, пройдя этапы эволюции, мог возникнуть и разум. Проблема заключается в том, что разумное присутствие можно обнаружить до тех пор, пока носители разума существуют. После их исчезновения все разумные процессы замирают, за миллионы лет течение времени стирает любые свидетельства так, будто ничего и не было.

В 1869 году трое смельчаков занимают свои места в капсуле, которая является снарядом для огромной пушки. Происходит выстрел или пуск, начинается пятидневное путешествие к Луне. Капсула проходит вблизи от метеорита, из-за чего ее траектория меняется, перед глазами путешественников впервые открывается темная сторона нашего спутника. Достигнув южного полушария, они видят молчаливые и бескрайние долины, величественные вулканы и причудливые образования. Один из членов экипажа по имени Ардан наблюдает нечто похожее на руины древнего города или крепости.

Это краткий пересказ романа Жюль Верна «Вокруг Луны». Эпизод с обнаружением рукотворных руин, возможно, был вдохновлен более ранним открытием так называемого «Города Груйтуйзена» на Луне.

6 причин, почему инопланетная жизнь может существовать

Город Груйтуйзена

В детстве каждый из нас видел на Луне зайца, может быть, дедушку с котомкой, отпечаток ладоней или женское лицо. Тут, как с облаками, все зависит от индивидуального воображения, но фантастические картины складываются из реальных объектов, и свое видение можно передать другому наблюдателю, который сможет разглядеть то же самое.

Немецкий астроном Франц фон Груйтуйзен в 1822 году наблюдал участок Луны вблизи Центрального Залива. Заметив необычную структуру, он сделал зарисовку карандашом, назвав обнаруженный объект «Валлверк». Вскоре глаза ученого выделили отдельные детали вроде огромной цитадели и не менее величественной арены, похожей на Римский Колизей. Кроме этого в нескольких направлениях от города тянулись прямые и очевидно рукотворные дороги, теряющиеся где-то вдали на фоне лунного ландшафта. Собрав многочисленные свидетельства следов разумной жизни на Луне, ученый опубликовал свои труды, после чего отправился в длительное путешествие по Европе, чтобы встретиться с представителями науки, культуры и политиками. Груйтуйзен полагал, что каждый, имеющий хорошее зрение и опытный глаз, непременно повторит его наблюдение, увидев «Лунный город».

План отчасти сработал, открытие произвело сенсацию, побудив многих астрономов и писателей мыслить в данном направлении. Кто-то шел дальше, утверждая, что Луна покрыта лесами, среди которых можно разглядеть звериные тропы. Немецкий математик Иоганн Гаусс предложил вырыть на Сибирских равнинах огромные каналы, придав им геометрическую форму. Заполненные керосином и подожженные, они стали бы заметны для жителей «Города Груйтуйзена». Таким образом земляне подали бы сигнал, ведь математические понятия должны быть едины для всех представителей разумных форм жизни. Тем более если они строят схожие с нашими города.

Впрочем, существует мнение, что Иоганн Гаусс таким образом подшутил над коллегой, предлагая заведомо нереализуемый способ контакта с Селенитами. Научное сообщество дробилось, одни видели город, другие отрицали даже гипотетическую возможность его существования, третьи решили, что это какие-то исполинские письмена или вообще чья-то печать. Здесь важно понимать контекст — дух эпохи. Наблюдательная астрономия переживала бурное развитие, но все еще была очень молода. Доминировала идея о том, что жизнь вездесуща и может быть найдена чуть ли не на каждом небесном теле. Уильям Гершель считал очевидным наличие на Луне той или иной формы жизни. Директор Берлинской обсерватории Иоганн Элерт Боде заходил дальше, утверждая, что даже Солнце заселено разумными существами. Иоганн Шрётер за два десятилетия до открытия «Города Груйтуйзена» так же сообщал о том, что наблюдал дороги, засеянные поля и поселения. Проще говоря, для человека, жившего в начале XIX века, мысль об обитаемости Луны не выглядела чем-то нелепым или антинаучным.

Чем нас так манит Марс, кроме лица и пирамид

Большая лунная утка

В августе 1835 года издание Sun выпустило серию из шести статей под заголовком «Величайшие астрономические открытия, произведенные в самое недавнее время сэром Джоном Гершелем, доктором права и членом Королевского астрономического общества». Сейчас мы сразу замечаем все признаки «желтизны»: сенсационность, причастность читателя к моменту и ссылка на авторитет. Дело в том, что Джон Гершель действительно был известным ученым и популяризатором науки, его слова вызывали доверие, даже те из них, которые член Королевского астрономического общества никогда не произносил. Опровержения ведь тоже не было потому, что в момент выхода материалов сэр Джон Гершель находился в экспедиции за пределами Британии.

Первая статья сообщала, что отправившийся на мыс Доброй Надежды Джон Гершель соорудил там невиданный ранее телескоп с 42-тысячекратным увеличением. Это позволило разглядеть ближайшие небесные тела в невероятных подробностях. На страницах Sun содержалось подробное описание чудо-телескопа, имевшего не менее фантастическую конструкцию. К его окуляру был присоединен микроскоп, позволявший добиться такого увеличения, и более того, изображение выводилось на экран, закрепленный на стене. Автор статьи утверждал, что правительство держало в строжайшем секрете строительство обсерватории, и лишь благодаря определенным связям информация оказалась в распоряжении издательства и теперь публикуется открыто.

Заметив повышенный интерес читателей Sun, оставалось только подогревать его еще более ошеломляющими открытиями. Выяснилось, что кольца Сатурна являются обломками двух планет и на них до сих пор видны следы морей, а также горные цепи. Однако самое невероятное находилось намного ближе к рядовому читателю, прямо у него над головой, на Луне, которую все видят каждую ночь.

Новый телескоп позволял рассматривать Луну так, будто наблюдатель находился всего в 100 метрах от поверхности. Астрономы видели полноводные реки, на берегах которых селились двуногие бобры. Они строили жилища и умели добывать огонь, а значит, были разумны! Моря и океаны изобиловали рыбой, их гладь нарушали острова из горного хрусталя, с пляжами, переливающимися на солнце всеми цветами радуги. Горные пики из сапфиров возвышались над зелеными долинами и лесами. На лугах паслись синего цвета козы с единственным рогом на лбу, однажды их спугнула группа рогатых медведей, стремившихся на водопой.

Кроме предположительно разумных бобров Луну населяла гуманоидная раса с перепончатыми крыльями, как у летучих мышей, и мордами, похожими на орангутанов. Заросшие темной шерстью, они были дики, как сама природа, но проявляли наличие разума. Дальнейшие наблюдения выявили наличие на Луне сразу нескольких рас «мышелюдей». Они отличались по цвету, и чем светлее был представитель, тем более смышленым он казался. Это звучало вполне убедительно, ведь на дворе XIX век — время, когда белый человек нес свое бремя в остальной мир, время, когда теория о превосходстве белой расы была чем-то естественным.

В последующих статьях рассказывалось все о новых видах «мышелюдей» до тех пор, пока из заросших шерстью орангутанов они не превратились в нечто, походившее на ангелов. Представители «ангелов» практически не контактировали с остальными расами и жили ближе к прекрасному Лунному храму. Крыша величественной постройки была золотой, а все стены из сапфиров, переливающихся миллиардами золотистых искр настолько ярких, что иной раз их свечение можно заметить невооруженным глазом прямо с Земли. Описывая храм в мельчайших деталях, автор замечает, что это, скорее всего, не религиозное, а научное сооружение, либо вообще памятник высокоразвитой, но уже погибшей цивилизации. Как жаль, что мы немного опоздали, однако есть шансы на установление контакта с «мышелюдьми» или бобрами, когда те станут чуть более разумными.

Заканчивался цикл статей тем, что в результате случайного возгорания деревянная обсерватория сгорела вместе с чудесным телескопом. Более того, в огне сгинула и большая часть документации с зарисовками и показаниями независимых наблюдателей. Однако расстраиваться не стоит: газета обещала, что вскоре опубликует официальный отчет Джона Гершеля и Королевского астрономического общества, который затронет еще больше поразительных подробностей и открытий. Отчет так никогда и не был опубликован, даже имя автора статей остается под вопросом. Издательство Sun просто хотело повысить свой тираж и разыграло шутку, которая, похоже, зашла слишком далеко. Номера газеты переиздавали в разных странах в течение следующих двух лет. С тех пор и по наши дни на Земле остаются люди, убежденные в том, что на Луне есть или была разумная жизнь.

«Нулевой космонавт» и другие мифы в истории космонавтики