6 жутких родовых мук, в которых появлялись на свет «Звездные войны»

Теодор Седин
Декабрь 14, 2017
6k
0
Культура
в избранное

С сегодняшнего дня у нас наконец-то появится возможность проверить на качество восьмой эпизод звездной франшизы. Два года нас морили трейлерами и кадрами со съемок, в которых царила атмосфера детских утренников – все стараются, смеются – мечта, а не работа. Разумеется, съемочный процесс – штука сложная, все не так просто, как может показаться. Но с чем нельзя поспорить, так это с тем, что 20-40 лет назад съемочной команде было куда труднее.

1. Чубакка под прицелом

Кто-то восхищается мрачной утонченностью ситхов, кто-то – бешеными кульбитами маленького зеленого чебурахообразного любителя инверсий, кого-то даже вдохновляет и трогает история любви и преображения одного погорельца, но нормальные парни всегда в первую очередь выражают свое почтение Чубакке. Потому что Чуи – любимая бабушкина собака, превратившаяся в благородного пирата. Пушистый уникум, который может все что угодно починить, провести корабль через пояс астероидов, даже стреляет точнее специально обученных штурмовиков. А еще он верный друг и надежный товарищ.

Однако колоритный образ и шерстяной костюм стали настоящей головной болью для Лукаса и исполнителя роли Чуи Питера Мейхью. То, что костюм при контакте с водой начинал невозможно смердеть псиной или мокрым асфальтом, – еще полбеды. Во время съемок «Возвращения джедая» в Северной Калифорнии, чтобы парня в костюме, похожем не то на снежного человека, не то на медведя, не дай бог не пристрелили охотники, Питера сопровождало несколько человек в ярких жилетах.

Однако главной отличительной чертой самого популярного из племени вуки является его ласкающая слух речь. Каждый, кто хоть раз слышал его, пытался повторить эти рычаще-булькающие трели. Как видно по песьей морде Чуи, у него не до конца сформировавшиеся губы. Поэтому звукорежиссер картины решил использовать микс из криков животных, куда вошли крики медведей, львов, барсуков и даже моржа, застрявшего в цистерне и зовущего на помощь. А ты над ним смеешься.

2. Костюмы были настоящим кошмаром

Коли уж затронули тему костюмов, то стоит отметить, что проблемным был не только костюм вуки, а… да почти все костюмы напоминали портативную пыточную машину. Энтони Дэниелс работал под девизом «ни дня без боли», потому что каждый раз, залезая в жестяную консервную банку, именуемую костюмом С-3РО, он постоянно что-то себе натерал, царапал и ранил. Маска давала ему исключительно туннельное видение, а это значит, что он видел только то, что прямо перед ним, и потому, глядя на нелепую походку дроида в следующий раз, вспомни, что это походка человека, идущего вслепую. Разумеется, он постоянно куда-то врезался: то в скалы, то в коллег.


Что касается резиновых морд других инопланетных рас, то все так и есть: это тяжелые, неудобные резиновые маски, в которых простое человеческое дыхание превращалось в мастерство. Актеры ныли, что в маске слишком жарко и нечем дышать, а продюсер картины Гэри Курц решал проблему простым, но эффективным способом: ковыряя швейцарским ножом дырки в маске.

Досталось и легендарному золотому бикини принцессы Леи, благодаря которому миллионы людей во всем мире улучшили свое отношение к космической инфанте. Все увидели в ней женщину, а не черт знает что с идиотской прической-локаторами.

С точки зрения идеи, костюм отличный – идеальная иллюстрация унизительного рабского положения принцессы, вынужденной сидеть на цепи, пусть и в золоте, у ног – вернее, у хвоста – слизеподобного тирана. Но сперва Лукас заставил Фишер похудеть, потому что принцесса со складками на боках – это не сексуально. Хотя она не больно-то любила здоровый образ жизни. А костюмеры были настолько возбуждены работой, что сделали костюм чересчур откровенным. Говорят, что Бобе Фетту открывался вид на кусок таинственной галактики принцессы. Зато она стала предметом сексуальных фантазий миллионов.

А сколько сцен пришлось переснимать из-за капризных костюмов – не счесть. В прямом смысле. Правда, на то, что в каждой новой части у Йоды разное количество пальцев, они забили. Впрочем, самая большая проблема с костюмами и декорациями произошла во время съемок «Призрачной угрозы». Их тупо пришлось переделывать, потому что Лиам Нисон был намного выше. Это стоило дополнительных $150 000.

3. Мусорные разборки

Может быть, кому-то это покажется странным, но производство кино _ достаточно сложный процесс. Очень много накладок, нюансов, да и время дает о себе знать. Вспомнить хотя бы легендарную будоражащую умы сцену в мусорном отсеке. Как известно, если вода не проточная, то через какое-то время она начнет вонять так, что свалка покажется одеколоном. Что и требовалось ожидать: к моменту съемок вода в цистерне успела порядком подтухнуть. А ведь в ней копошился Чубакка, чей меховой костюм очень хорошо впитывал запахи и источал их до конца съемок. К тому же сцену снимали долго, по нескольку дублей, и казалось, что актеры, засевшие в маленьком тесном пространстве, начали потихоньку сходить с ума. Харрисон Форд как бы в шутку нервно жевал кусочки мусора, а Марк Хэмилл напевал какие-то придурковатые песни.

На актерах, под броней штурмовиков и шерстяным паласом вуки, были гидрокостюмы. А если провести в гидрокостюме достаточно продолжительное время, то, как сказал Хэмилл, «Это приведет к высыпанию в местах, в которых раньше это казалось невозможным». Атмосфера в коллекторе была резко накалена, между Ханом Соло и Люком Скайуокером случилась пара мелких ссор. В атмосфере, напоминающей унитаз, это вполне естественно. Конфликт произошел на почве того, что код коллектора, который Хан диктует Люку, на самом деле – номер телефона Марка Хэмилла! Все было обговорено заранее, но неожиданно Форд начал диктовать свой. В чем разница – непонятно.

Впрочем, Хэмиллу изрядно досталось. Сражаясь с Дианогой (мусорным чудищем), Марк так долго задерживал дыхание, когда нырял под воду, что у него лопнул кровеносный сосуд. Все ради реалистичности.

4. Дроиды поневоле

Про то, как сэр Алек Гиннесс ненавидел Оби-Вана, Харрисон Форд недолюбливает Хана Соло, а Керри Фишер не уважала трезвый образ жизни, было сказано очень много. А вот любил ли своего персонажа Кенни Бейкер – как-то не интересуются. Если кто не знает, то актер, чей рост был всего 112 см, играл R2-D2.

Если вспомнить первый фильм, то по Татуину бегает дроидов, как по собаке блох. Проблема в том, что передвигались они как болванчики, постоянно сталкиваясь друг с другом и переворачиваясь. Внутри у каждого был датчик от старой радиостанции, в результате чего нормально управлять болванами не получалось. Поэтому было решено использовать в качестве движущей силы актера. Хотя в дальнейшем использовалось несколько копий славного дроида, в том числе радиоуправляемые, но с ними то и дело происходили проблемы. Почему дроид отказывался его слушать? Наверное, потому что Лукас не его отец.

5. Как Хан Соло нажрался на снегоуборочном поезде


Во время съемки эпизодов на ледяной планете Хот съемочная группа отправилась в Норвегию. Потому что гораздо дешевле снимать в естественных условиях, чем строить дорогостоящие декорации. А в Норвегии как раз была пурга, что как нельзя лучше подходило для эпизода. Однако добраться до пункта назначения было достаточно проблематично из-за схода трех подряд лавин, и поезда к месту съемок не ходили. Форд, кстати, приехал позже всех: группа уже вовсю снимала в назначенном месте и ждала актера. Но что делать, если природа мешает добраться? Форд сел на поезд до ближайшего курорта, а оттуда было рукой подать до места съемок – всего лишь 23 километра. Актер рассчитывал сесть на такси, но дорогу замело.

Тогда, воспользовавшись своими связями и славой, он договорился о приезде снегоочистительного поезда (есть и такое). Однако ждать его нужно было долго, и Форд послал ехавшего с ним продюсера картины за водкой. Естественно, горючее было выжрато, и на площадку актер прибыл в жутком похмелье и абсолютно неподготовленный. Времени не было, и потому все сцены в снегу, которые ты можешь видеть, – во многом результат актерского таланта. Хан Соло, конечно, не такой гениальный, как Хан Замай, но тоже личность выдающаяся.

6. Джордж Лукас – изгой на съемочной площадке

Джордж Лукас, конечно, создал мир, по которому сходят с ума миллионы, снял и спродюсировал немало отменных фильмов, но чего уж про него не скажешь, так это того, что он теплый и открытый парень. На площадке этот добродушный мужичок, похожий на мышь, превращается в тирана. Марк Хэмилл рассказывал, как Лукас отказался обсудить с ним характер мотиваций Люка. Видению Лукаса не соответствовала отснятая картинка, декорации и костюмы. Он стал редко общаться с актерами и все, что от него было слышно, это «Быстрей!». Однажды Лукас разорался так сильно, что потерял голос; его команда тут же подарила ему табличку с одним единственным словом – «FASTER!».

На съемочной площадке он был максимально спокоен, что подчеркивала вся съемочная группа. Однако по факту он был невероятно измотан, ибо, помимо съемочного процесса, ему приходилось переживать за бюджет проекта, в который никто не верил. Шутка ли, половина студий отказались его производить, сославшись на то, что такую хрень никто не будет смотреть. А «Двадцатый век фокс» так боялся потерять деньги на «Звездных войнах», что активно предлагал фильм всем кинотеатрам. Многие отказывались, и тогда «Фокс» пошел на хитрости: студия заявила, что если кинотеатры откажутся от «Звездных войн», им не продадут тогда ожидаемый фильм «Другая сторона полуночи». Итоги: «Другая сторона полуночи» собрал $24 миллиона – неплохо, но «Звездные войны» взяли $237 миллионов.

Во время пустынных съемок в Тунисе постоянно сдыхала электрика, были проблемы с декорациями. Вдобавок ко всему в пустыне, где шли съемки, начался многодневный ливень… впервые за 50 лет. Потом доброжелательную страну пришлось покинуть, потому что лидеру соседней Ливии не нравилось скопление подозрительной техники у границ. Дабы не ссориться с лидером Джамахирии, власти попросили всех убраться.

На площадке атмосфера была не особенно благодушной. Актеры высмеивали Лукаса за глупо выглядящих персонажей и общую странность происходящего. Форд, например, недоумевал от великана в костюме обезьяны, прически Леи и убойных диалогов, которые, по его признанию, «можно написать, но произносить вслух это дерьмо просто невозможно!».

С такими «успехами» Джордж перестал укладываться в сроки и смету. Cтудия обрывала его телефон, грозясь закрыть проект. На фоне этого Лукас оказался в больнице, где ему был поставлен диагноз: гипертония, нервное истощение. Но, как показало время, оно того стоило.