6 космических заблуждений

Теодор Седин
Ноябрь 13, 2015
10.2k
4
Наука
в избранное

Космос – потрясающе волшебная и сугубо таинственная вещь. Познать её полностью не хватит и вечности. А может, и не надо тогда познавать? Мы так не считаем, надо. И начать следует с типичных заблуждений о родной Солнечной системе, чтобы, как говорится, далеко от дома не уходить, ведь некоторые факты мы привыкли видеть немного неправильно.

1. Малютка Земля

Когда большинство из нас думает о Солнечной системе, то представляет себе выставленные на вечный орбитальный караул вокруг Солнца планеты. Пылающая, как демон из «Диабло», звезда и разноцветные шарики недалёких планет.
Можешь догадаться, что не так? А то, что размер нашей планеты сильно преувеличен на различных звёздных атласах.
Если изображать в реальном соотношении, то нужно рисовать мутный сине-зелёный пиксель.

Теперь, когда мы выяснили, что мы, грубо говоря, размером с волосяной фолликул на гигантском пылающем яичке, которое согревает всех нас, давай поговорим о планетных орбитах. Мы привыкли, что это правильные круги, по которым крутятся шарики, планеты тусуются близко друг к другу. На самом деле вымысел недалёк от правды. Орбита элипсовидная, а вертятся планеты под разными углами и на разном расстоянии друг от друга, чтобы никому не было неуютно.

2. Из чего сделана комета

Мы склонны предполагать, что комета – это по сути гигантская галактическая красота с красивым хвостом, увидев которую нужно загадать желание. Но кометы – в основном большие куски льда и прочей космической фигни, и все остальное, что мы видим в них: свет, хвост – все это просто волшебство, дарованное солнцем.

На расстоянии около пяти астрономических единиц (одна единица = 93 миллиона миль, или расстояние от Земли до Солнца), Солнце начинает нагревать комету с достаточной силой, чтобы сублимировать часть льда прямо из твердого состояния в газ, а газ смешивается с пылью и образуют тот магический ореол вокруг кометы, называемый комой. Хвосты (их фактически два) растут от этого. Один из них – плазменный хвост из ионизированных газов, а другой – просто из пыли.

Плазменный хвост формируется, когда солнечный ветер попадает в кому (как-то странно звучит, ну, да бог с ним) и ионизирует газы. Пылевой хвост поддается солнечному радиационному давлению и рулит в сторону от солнца. Ты бы тоже, если бы был небесным телом. Солнце немного настойчиво.
Мы знаем, наш любознательный друг, что ты отдавал себе отчет в том, что комета – это не магия, а космическая материя, но… Ну и что, нам просто нужно было про них написать.

3. Плутон не так прост, как кажется

«Рик и Морти», «Футурама» – поп-культура и школьная программа представляли Плутон как ледяной, голубовато-серый кусок дерьма – эдакая космическая версия Антарктиды. Он ведь jy далеко от нас и Солнца, так что там должно быть холодно, а холод, как в Швеции, все и всех делает голубым, да?

Может быть, авторы учебников и мультсериалов путают цвета, но Плутон не серый или синий. Как и все нормальные планеты, он буровато-красный. Плутон такого же цвета, как Марс, но причина такой окраски намного круче: Плутон получил свой «загар» благодаря космическим и солнечным лучам, развратничающими с метаном прямо на поверхности и в его атмосфере. А вообще, слишком много внимания уделяется несчастному Плутону, а он ведь даже с некоторых пор не считается планетой.

4. Сколько где суток

По идее, самые короткие сутки должны быть на Меркурии как на самой близкой к Солнцу планете. А самые длинные – на неудачнике Плутоне. Это если следовать законам здравого смысла, которые не работают, если речь заходит о космосе и в особенности о Солнечной системе.

Юпитер, самая большая планета в системе, имеет в сутках всего 9,9 земных часов. Если бы ты жил там, то тебе бы дня не хватило на просмотр всех частей «Властелина колец». Между тем, примерно земного размера Венера имеет в одном дне 243 земных суток. Кстати, её орбитальный период равен жалким 224,7 дням. Если бы мы могли вынести безумную венерскую атмосферу, то наслаждались бы 116 часами солнца в день. Главное не работать весь это день.

Скорость, с которой планета крутится, определяется временем её создания, и она не имеет ничего общего с ее размером или составом. Когда звезда формируется, она создает диск, вокруг которого комочки материи образуют планеты.
Эти прототипы планет изначально раскручиваются с одинаковой скоростью, как на диске, но по мере того, как они взаимодействуют с другими материалами, их скорость увеличивается или уменьшается до тех пор, пока они оседают на безопасную орбиту. С этого момента планеты вращаются на той скорости, которая была после их последнего взаимодействия.

Наука постепенно приходит в себя после десятилетий гипотез и похмелья и начинает разбираться в тонкостях планетарного вращения. Исследования показывают, что скорость вращения планеты имеет огромное влияние на её потенциальную обитаемость. Видимо, на Юпитере никто не живёт ещё и потому, что от излишне быстрого вращения всех немного подташнивает.

5. Не все спутники размером с Луну

Традиционно Луна представляется маленьким куском покоренного американцами пространства на орбите нашей планеты. Но когда масштаб, злейший враг всех, кто пытается осмыслить пространство, вступает в игру, мы замечаем, что очень многие спутники подозрительно велики. Например, спутник Юпитера – Ганимед или Сатурна – Титан. Своими размерами они запросто могут зачморить и отважный символ войны Марс, и жаркий Меркурий.

Да что там, полно астероидов, которые размерами не уступают Луне.

6. Солнечная система больше, чем кажется

Где находится граница Солнечной системы? Это Плутон, да? 39,5 астрономические единицы – это самое крайнее космическое тело от Солнца, и поэтому его орбита уверенно метит стены нашей космической колыбели. Но на самом деле Плутон даже близко к краю не находится.

Чтобы узнать, где край Солнечной системы, нам сначала нужно задать еще один, казалось бы, упоротый вопрос: что такое Солнце?

«Это звезда, глупцы», – скажешь ты. Верно. Но что такое звезда?

Не надо тут глаза закатывать, это действительно серьёзный вопрос. Звезда является по сути компактной серией газовых взрывов, настолько горячих, что благодаря обширному запасу водорода постоянно происходят ядерные реакции, по всей звезде. Можно сказать, это как пердёжь водородной бомбы.

Гигантский шар ядерных взрывов, и его влияние распространяется далеко за пределы пылающего диска, который мы видим в небе. Солнечный ветер постоянно дует во всех направлениях, извергая плазмы и частицы в пространство на сверхзвуковых скоростях. Он держит межзвездную среду – пыль, газы межзвёздного пространства – в страхе. Солнечный ветер в конце концов слабеет, замедляется почти до дозвуковых скоростей, и эта граница называется гелиосферной ударной волной.

И это не конец Солнца, эффективная дальность стрельбы – лишь начало следующего этапа, именуемого на английском heliosheath. Вот, солнечный ветер продвигается на более неспешной скорости, дозвуковой, сжатый. Наконец, доходим до гелиопаузы, где солнечный ветер и межзвездная материя, наконец, исключают друг друга. Это знаменует внешний обод солнца в гелиосферу и, таким образом, в нашу Солнечную систему. Сейчас мы по крайней мере в 121 астрономической единице от солнца – в три раза дальше, чем Плутон, но в «5 раз меньше, чем твоя мамаша», как пошутили бы в стенд-апе.

Причина проста: наша Солнечная система постоянно движется. Мы, по сути, ракета, которая кричит сквозь пространство со скоростью 45000 км/ч, оттесняемая межзвёздным дерьмом и солнечным ветром.

Да, вся наша Солнечная система является гигантским неистовым мускулом, радостно рвущим задницу сквозь пространство. И кто сказал, что астрономия – это скучно?