Инвентарь

5 отличных
сигар для настоящих мужчин

  • 7038
  • 0
  • Максим Дмитриев

Антон «наше всё» Павлович однажды заметил: «Если человек не пьет и не курит, то поневоле задумываешься – а не сволочь ли он?». Эта мудрая мысль незаметно подытоживает наше отношение к самому мужскому предмету после кинжала и зажигалки – сигаре. Неопытные первопроходцы в деле скручивания сигар, индейцы Южной Америки в 16 веке подарили испанским конкистадорам традицию, которая переживет столетия и станет настоящим олицетворением мудрости и величия.

Почему Куба стала законодателем этой моды? Ну, во-первых, именно там открылась первая фабрика (почти пятьсот лет назад). Увы, чопорные британцы со своими трубками не сразу уразумели всю брутальность сигары и начали их курить только в 1717 году. Во-вторых, этому поспособствовала двухвековая монополия испанцев. Уже к 20-м годам прошлого века сигары курил каждый уважающий себя джентльмен. В третьих, старина Фидель Кастро собственной персоной лихо сумел популяризовать не только дух революции.

Сейчас мода на них вновь начала возрождаться. Последние исследования практически приравнивают курящих сигары к некурящим, так что всё больше новичков открывают для себя мир ароматного растительного дыма (это мы, конечно, совсем не про вейперов с их химией). А поскольку даже на самой Кубе существует множество производителей, не считая компаний в других странах – выбор в этой среде поистине велик. Так что мы постарались собрать самые интересные и качественные экземпляры на любой вкус и нюх.

1. Cohiba Behike 56

Одна из самых молодых марок матушки Кубы успела завоевать немалую популярность и в этом году отпраздновала свое 47-летие, хотя появилась еще раньше. Изначально эти сигары вообще предназначались самому Кастро и прибывшим на остров главам государств. Фидель заключил контракт с производителем, который придумал свой букет ароматов, но больших планов не строил, даже не придумав поначалу названия. Этим парнем был Эдуардо Ривера, родственник личного охранника кубинского лидера, так что долго скрывать аромат своей продукции, даже если бы захотел, он не мог. Так или иначе, с тех пор Кастро курил только Cohiba, всегда и везде.

Фидель Кастро: Две вещи, о которых я никогда не буду жалеть – это борьба за свободу Кубы и моя любовь к сигарам.

Behike 56 даже незажженой несет в себе утонченный цветочно-ягодный аромат с легким оттенком меда и кожи, и даже еле уловимым благородным ладаном. Но если поднести огонь, а затем вобрать в себя клубы дыма, то можно ощутить горький шоколад, нугу и цветы. Во второй трети тебя ждет пряный грецкий орех, а к третьей настанет пора дополнить аромат вкусом шампанского или чего-нибудь покрепче. Как и подобает столь культовой марке, ручная скрутка позволяет насладиться сигарой сполна, а на ее смакование уйдет 1,5-2 часа. Это если ты соблюдаешь этикет курения и затягиваешься не чаще минуты. Весьма крепкая и умиротворяющая. Не зря кубинская поговорка гласит: «Те, кто курят Cohiba, никогда не умрут от рака, но те, кто не курят, умрут от зависти».

2. Cohiba Esplendidos

Одной из традиций Cohiba стало то, что на фабрике со дня ее основания работали только женщины. Так повелось в знак признания заслуг Селии Санчес Мандулей, настоящей боевой героини Кубы и любовницы Фиделя. Так вот Esplendidos – эдакая подруга, которая способна поразить игривым сочетанием фруктов и медово-валериановых ноток. Но будь готов, что во второй трети тебя встретит внезапный контраст: после неожиданно тяжелой тяги наступит освежающий вкус, а затем он сменится на карамельно-сливочный букет, который лишь усилится к последней трети сигары. В конце останется приятный жар кофейных зерен, который будет перекрывать слабый мятный холодок. Посвятить этой своенравной «дамочке» придется больше двух часов, а ее крепость покажется тебе чуть выше средней.

3. Romeo y Julieta Churchills

Шекспировская трагедия конца 16 века вдохновила не только множество возлюбленных парочек и начинающих драматургов, но и создателей сигар. Спустя почти три столетия после публикации пьесы, в 1875 году, товарищи (а может враждующие кланы?) Иносенсио Альварес и Маннин Гарсия основали новый бренд, уже через десять лет завоевавший гору наград, которые можно увидеть на самом логотипе. Но по-настоящему продвинул компанию на рынке Хосе «Пепин» Родригес Фернандес, ставший ее владельцем в начале 19 века. Для маркетинга он даже купил чистокровную лошадку, назвав ее Джульеттой, и начал гонять ее галопом по всем европейским, и не только, скачкам.

Уинстон Черчилль: Отберите у меня сигару, и я начну с вами войну.

У Churchills своя отдельная история: как видно с первого взгляда, название она получила неспроста, а после посещения фабрики сэром Уинстоном Черчиллем. Дух твердого, но мудрого премьер-министра Великобритании сигара передает великолепно. Четкие оттенки дерева, кожи и пряностей сменяются привкусом ванили и трав, а затем накатывает тяжелая тяга, и к середине дым становится гуще и насыщеннее, привнося с собой нотки жареного арахиса. К концу сигара весьма ощутимо нагревается и явно требует сочетания с мягким кубинским кофе Serrano.

4. H.Upmann Magnum 56

Наверняка ты слыхал знаменитую байку о том, что за день до подписания Американского эмбарго на сигары в 1961 году Кеннеди попросил своего секретаря купить ему большой запас кубинских «малышек». Так вот, это были они — H.Upmann! Кроме того, доподлинно известно, что именно эту марку предпочитал другим любитель символизмов Зигмунд Фрейд (даже слишком предпочитал, учитывая 30 операций из-за рака нёба). Как-то ученик спросил его, нет ли символа и в том, что он постоянно сует в рот столь продолговатый предмет. На что тот ответил: «Иногда сигара – это всего лишь сигара».

Необычное название родилось благодаря основателям – немецким братьям банкирам Герману и Августу Упманнам. Решив не использовать своих имен, они остановились на испанском «hermanos» — «братья», взяв первую букву. Поскольку фабрика находилась на Кубе, а распространять продукцию приходилось на родине в Германии, то братья придумали специальные коробочки для трансатлантических перевозок. В них сигары продаются и по сей день.

Зигмунд Фрейд: Как только ты берешь в руки сигару, ты становишься философом.

Пухленькая Magnum прельщает своим темно-коричневым цветом (maduro) и выпущена лимитированной серией в коробках по 25 штук. Первые ощущения здесь, пожалуй, самые необыкновенные, даже магические: с каждым вдохом все сильнее чувствуется кофейная пенка, которая постепенно перерастает в жареный миндаль и кедровые орешки. Благодаря невысокой крепости сигары эти ароматы не спугивает сильная тяга. В последней трети таятся слабозаметные земляные нотки, которые лучше будет скрасить отличным коньяком. Поскольку длина у него небольшая, этот самородок выкуривается примерно час.

5. Hoyo de Monterrey Le Hoyo de San Juan

В 1831 году каталонец Хосе Генер эмигрировал из Испании в Кубу в возрасте 13 лет, где начал работать на плантации своего дядюшки в Вуэльта Абайо. Уже через 12 лет он открыл собственную фабрику в Гаване и выпустил собственную линейку сигар. А в 1865 зарегистрировал новую марку — Hoyo de Monterrey, в честь своей плантации. Продукцией своей Хосе гордился весьма нескромно, но вполне заслуженно – для производства отбирался только самый лучший табак. Более того, старинные технологии производства поддерживаются брендом и сейчас.

Жорж Санд: Сигара – неотъемлемая деталь жизни праздной и элегантной.

Традиционно марка использует в своей начинке листья «лихеро», богатые никотином и отвечающие за крепость. Однако данный экземпляр очень даже легкий и утонченный, несмотря на весомые габариты, явно добавляющие респектабельности. Тут очень плотная скрутка, так что горение будет ровным. Первая треть — это умелый симбиоз специй и цветов самого разного вкуса. В середине появляются песчаное тесто и грибы, которые впрочем, здесь ненадолго. Желательно дойти до конца, несмотря на моветон по поводу последней трети, ибо устоять перед ароматом благородной древесины невероятно трудно. В целом же, это тот самый экземпляр, который словно создан для употребления под бутылку кубинского рома. Желательно в условиях морского бриза и далеких ароматов портового городишки, тысяча чертей...