Наука

5 историй о том, как
государство уничтожало своих граждан во имя «благих целей»

  • 9828
  • 1
  • Теодор Седин

Мы привыкли к рассказам про «миллионы расстрелянных лично» Сталиным, Ким Ир Сеном, Наполеоном и Гитлером. Действительно, кошмарные события, поскольку убийство мирных жителей в государственных целях нельзя оправдать. Но были события, которые накладывают негативный отпечаток на людей, про которых мы то ли забыли, то ли не привыкли думать.

1. Как закрепить «сухой закон»

Для остального мира 30-й президент США Калвин Кулидж как будто бы выпал из истории США. А ведь именно при нем индейцы получили полноправные гражданские права, а страна переживала бурный рост, который закончился Великой депрессией. Американцы его тоже не сильно любят. Особенно за историю, которая случилась в канун Рождества 1926 года, когда 60 человек легли в больницу с одной и той же жалобой и отвратительным самочувствием. Чуть позже 8 из них скончались. К 1933 году количество людей, скончавшихся от одинаковых симптомов, достигло 10000 человек.
Причина — отравление техническим спиртом, производимым в стране. Он и без того опасен, но, по поручению президентской администрации, в него стали добавлять керосин, йод, эфир, хлороформ, формальдегид и ряд других токсичных химических веществ. А народ не предупредили, как результат — каждый второй отравился. Кто-то скажет: «Какого черта они притрагивались к спирту?». Так ведь в это время в Америке царил «сухой закон». И увидев, что 6 лет запрета ни к чему не привели, федеральные чиновники с согласия президента пошли на этот скотский шаг.

2. Никогда не ссорьтесь с воробьями

К 1958 году у китайской компартии и лично лучезарного товарища Мао обозначились 4 главных врага (помимо контры и недовольной шоблы, которая мешает светлому кораблю под названием Китайский коммунизм плыть в светлое будущее): воробьи, крысы, комары и мухи. В принципе, ничего удивительного, этих тварей никто не любит, а эти гады мало того, что портят урожай, так еще и мешают нормальной работе крестьян очередной китайской империи.

Его ученые доложили, что один воробей съедает 4,5 кг зерна в год. По их расчетам, на каждый миллион убитых воробьев приходится такое количество зерна (и, соответственно, продуктов питания), сколько хватит на 60 000 человек.
Обладая только этой информацией и не желая слушать о чем-либо еще, лучезарный Мао начал Великую воробьиную войну, в которой, как ожидалось, примут участие все граждане и постараются убить как можно больше воробьев. Только за один день 13-го декабря 1958-го года было убито 194 432 воробья, к первой декаде ноября того же года в Китае, по неполной статистике, было истреблено 1,96 млрд воробьев. Школьники разбивали гнезда, били в гонги, когда те возвращались, оскорбляли и унижали пернатых. Зато оставшиеся три врага чувствовали себя максимально комфортно. Ведь всенародной охотой не растерзать комариную плоть.

Вот только ученые не упомянули в том докладе, что воробьи едят насекомых — таких, как саранча, а саранча может нанести куда больше вреда урожаю, чем воробьи. При отсутствии воробьев в поле зрения саранча начинает двигаться и имеет полную свободу действий. Сожрав все побеги, саранча погрузила Поднебесную в жуткий Великий китайский голод 1958–1961 годов, в котором около 30 млн человек погибли от голода. Мао осознал, что сделал с экосистемой, и поспешно импортировал воробьев из Советского союза, но было слишком поздно. Теперь воробьев любят, считают крайне полезными птицами, но квартиры и социальные льготы пернатым почему-то не выделяются.

3. Пол Пот и его деяния

Когда мы говорим слово «кхмер», то подсознательно добавляем к нему слово «красный». Потому что самый яркий и печальный период в истории Камбоджи — это период правления Пол Пота, маленького человека с большими мечтами. Он мечтал создать бесклассовое крестьянское общество.

Правда, для этого пришлось убить около 2 миллионов человек между 1975 и 1979 годами. Пули летели в интеллигенцию, при этом интеллигентом считался всякий, кто носил очки. Очкариков красные кхмеры убивали сразу, едва завидев на улице. Не говоря уже об учителях, ученых, писателях, артистах и инженерах. Были уничтожены даже врачи, так как здравоохранение Пол Пот отменил, считая, что тем самым освобождает будущую счастливую нацию от больных и хворых. Уничтожению подвергались все нации, кроме кхмеров. Угрозой новой диктатуре были объявлены автомобили, электроника, промышленное оборудование и строительная техника, которые старательно уничтожались кувалдами. В утиль шли даже бытовые приборы: электробритвы, швейные машинки, магнитофоны, холодильники. Но ладно техника, отменены были даже деньги, коммерция, промышленность, банки (когда красные кхмеры вошли в Пномпень, то первым делом взорвали банк) — всё, что приносит богатство. Новое правительство объявляет своим указом, что общество вновь становится аграрным, каковым оно было в Средневековье. Жители больших и малых городов насильственно переселяются в сельскую местность, где они будут заниматься исключительно крестьянским трудом. Но членам семьи нельзя жить вместе: дети не должны попадать под влияние «буржуазных идей» своих родителей. Поэтому детей забирают и воспитывают в духе преданности новому режиму. Никаких книг до совершеннолетия. Книги больше не нужны, поэтому их сжигают, а дети с семилетнего возраста работают на государство «красных кхмеров».

Переселение из двухмиллионного Пномпеня в сельскую местность — отдельная история. Изначально планировалось провести ее за сутки, но оказалось, что с такой толпой быстро не справиться, и ее провели за неделю. Эвакуация (как ее называли) растянулась почти на неделю. Расстреливали не только протестующих, но и непонятливых. Люди оказались на улице без еды и воды. Приходилось пить из сточных канав и городского пруда. Чем всё закончилось — догадаться несложно. От кишечных инфекций умерло едва ли не больше людей, чем от пуль. Через неделю в Пномпене остались лишь трупы и стаи собак-людоедов. Зато не было культа личности — половина страны даже не знала, кто ими правит, или, если быть точнее, кто вверг их страну в средневековый хаос.

4. Геноцид, которого не видела планета

Африка — это континент, в котором сюрреалистический кошмар не прекращается ни на минуту. То и дело в разных углах черного континента творится бесчеловечный ад. Но с событиями в Руанде 1994-го года мало что сравнится. С апреля по июль 1994 года 800 000 руандийцев были убиты. Шесть мужчин, женщин и детей убивались ежеминутно. В отличие от других актов геноцида, про Руанду мало кто знает, хотя количество жертв просто невероятное. Просто до Африки нет никому дела. Многие вообще не найдут Руанду на карте мира. Немного об истоках конфликта. Тут, как всегда, виной всему обида угнетаемого населения. Племена тутси (которые не имеют ничего общего ни с одноименной группой, ни с фильмом) и хуту обосновались на территории современной Руанды много веков назад. Сначала с юга континента пришли земледельцы хуту с поисках новых пахотных земель. Позже с севера на ту же территорию пришли скотоводы тутси со своими стадами. Ситуация сложилась так, что вся власть в их поселениях оказалась в руках представленных в меньшинстве тутси. Они собирали налоги с крестьян-хуту, жили в достатке и не занимались физическим трудом.

Европейские колонисты тоже жаловали тутси, поскольку рассудили, что если это племя раньше обитало в северной части Африки, то значит, оно генетически ближе к европеоидной расе и имеет превосходство над хуту. Положение хуту становилось всё хуже и бесправнее, и в 1959 году этот народ устроил восстание и захватил власть в стране. Начались этнические чистки, и десятки тысяч тутси погибли, еще около 300 тысяч вынуждены были бежать в соседние страны.

Поводом для начала массового истребления тутси стало убийство президента Руанды Жювеналя Хабиариманы. Оно произошло 6 апреля 1994 года. Самолет, в котором он летел, был сбит ракетой на подлете к Кигали. Радикалы обвинили в убийстве отряды тутси и отказались подчиняться приказам премьер-министра Агаты Увилингийиманы, которая по закону должна была стать и.о. президента. Они объяснили это тем, что они сами наведут в стране порядок. Премьер-министр, ее муж и 10 сопровождавших их бельгийских солдат вскоре были убиты. Также погибли многие другие политики, которые благосклонно относились к миру с тутси и пытались усмирить радикалов-военных.
Через несколько часов после гибели президента военные сформировали кризисный комитет и сразу же отдали приказ убивать тутси. Приказ касался не только военных: призывы брать мачете и убивать своих соседей-тутси транслировались по радио обычным гражданам-хуту.

Военные и добровольцы прочесывали дома в поисках тутси и убивали их на месте, не щадя ни женщин, ни детей. Еще до начала геноцида во многих населенных пунктах были составлены списки жителей-тутси, поэтому военным не составляло труда искать новых жертв. Повсюду ставились КПП, в которых проверялись паспорта. И не дай Бог ты окажешься тутси — убьют на месте. Доходило до того, что спрятавшихся в зданиях тутси давили бульдозерами. Реже убивали женщин — их просто брали в сексуальное рабство. Впрочем, для многих было бы лучше умереть, чем терпеть регулярные издевательства.

5. Петрушечная резня

В 30-х годах в занимавшей половину острова Гаити Доминиканской республике правил Рафаель Трухильо — садист и сволочь, заставивший переименовать половину географических пунктов в честь себя. Трухильо, с целью укрепления своей власти, поощрял националистическую политику «доминиканизации» и «антигаитинизма».

Как известно, вторую половину острова Гаити занимает одноименная франкоязычная республика, в которой преимущественно живет негритянское население. Ни французов, ни негров испаноязычные доминиканцы не любили. Трухильо не удавалось подчинить своему политическому влиянию соседнее государство, которое проводило независимую в отношении Санто-Доминго политику. Предвидя возможные осложнения отношений с Гаити, диктатор опасался волнений среди рабочих-мигрантов из Гаити, расселившихся и уже на протяжении десятилетий работавших на плантациях сахарного тростника в приграничных сельскохозяйственных провинциях страны. Тогда и решено было провести резню, которую позже назвали «петрушечной». Название это она получила вследствие проводимого убийцами «эксперимента» по определению происхождения возможной жертвы: ее заставляли произнести слово «perejil» (петрушка). Франко-креолоязычные гаитяне произносят в нем «л» вместо «р» во втором слоге. Тем, кто выговаривал неправильно, солдаты отрубали головы мачете.

Резня началась 2 октября 1937 года силами полиции, армии и военизированных эскадронов смерти Трухильо и продолжалась до 8 октября. Число жертв официально оценивается в 20 тысяч человек, а по различным оценкам варьируется от 17 до 37 тысяч. Для крохотных островов это слишком большая жертва, а для многострадального Гаити — еще одно позорное пятно в истории.