Весёлый Роджер XXI века: как выглядит современное пиратство

Михаил Малахов
Август 19, 2019
9.5k
0
Образ жизни
в избранное
Кинематограф окарикатурил пиратов и само явление. В лучшем случае на ум приходят кадры из «Пиратов Карибского моря», а возможно, и нечто более комичное. Кто-то с детства проникся романтикой морских приключений вроде «Острова сокровищ» или «Острова головорезов». В любом случае во всех произведениях пираты предстают в образе авантюристов, смельчаков и просто славных парней. Действительность же сильно отличается, и, к сожалению, правило «когда смешно, тогда нестрашно» в данном случае не действует.

Пиратство существовало с тех пор, как начались морские грузоперевозки; никуда оно не делось и по сей день. Ежегодно совершается несколько сотен нападений на суда, берутся сотни заложников, некоторые из них погибают. ООН считает пиратство глобальной угрозой, ставя его практически в один ряд с международным терроризмом и наркотрафиком.

Общая информация


Ежегодно падает около 20 пассажирских самолётов и совершается несколько сотен попыток захвата морских судов. Просто чтобы ты понимал масштабы проблемы. То есть речь не про единичные случаи и не только о знаменитых сомалийских пиратах (хотя к ним ещё вернёмся).

Захваты кораблей делятся на две категории. Первая — это захват судна с дорогим товаром на борту (например, с нефтью, другими полезными ископаемыми или даже с оружием). Владельцы груза, скорее всего, захотят вернуть его и будут готовы заплатить. Вторая категория намного более опасна, ведь целью пиратов может стать не дорогой груз, а именно экипаж и сам корабль. За них тоже можно требовать крупную сумму выкупа. При таком раскладе под раздачу может попасть вообще кто угодно — от простых рыбаков до круизных лайнеров. Были даже случаи атаки на военные и патрульные корабли. Таким образом, грань между пиратством и терроризмом размывается. Никакой морской романтики в захватах судов нет. Члены экипажа подвергаются пыткам и убийствам — так пираты демонстрируют серьёзность намерений и настаивают на скорейшей выплате выкупа.

Кстати о выкупе и общем финансовом ущербе. В 10-х годах этого века средний ежегодный ущерб от деятельности пиратов оценивался в 10–15 миллиардов долларов. Это больше, чем бюджеты Фиджи, Гренландии и ещё почти 50 государств. То есть пиратство в XXI веке остаётся актуальным и по-прежнему является проблемой мирового уровня. Есть более опасные места, есть — менее, но нападения и попытки захвата совершаются во всех океанах мира. Рассмотрим несколько самых активных участков.

Малаккский пролив


Сегодня пиратство в Малаккском проливе удалось немного усмирить, но это успехи буквально последних нескольких лет. Достичь успеха удалось только совместной работой всех государств региона. До этого в течение прошлых 15–20 лет острова Индонезии и Малайзии были самым опасным местом в мире по угрозе пиратства.

Исторически сложилось так, что там проходят крупнейшие торговые пути; они, кстати, и обеспечили экономическое чудо Сингапура — он буквально стоит на пересечении мировых торговых маршрутов, имея один из самых больших портов. Сам пролив длинный и узкий, как бутылочное горлышко, в некоторых местах его ширина составляет всего 2,5 километра. И вот через это бутылочное горлышко проходит четверть мировой торговли нефтью. В сутки там «проплывает» примерно 12 миллионов баррелей.

Ещё в середине нулевых ежегодно совершалось по 300 нападений. Каждое десятое заканчивалось похищением судна и требованием выкупа. Конечно, это не всегда были танкеры, гружённые нефтью, но цифры для XXI века зашкаливающие. Объединив усилия, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Индия, Таиланд и Южная Корея сумели вытеснить пиратов. Однако, несмотря на снижение количества нападений конкретно в этом проливе, общее число нападений во всём мире только возросло. Из чего можно сделать вывод о наличии крупных координационных центров мирового пиратства. Прищемили щупальцу в Малаккском проливе — не беда, есть много других прекрасных мест.

Вот история, косвенно подтверждающая наличие некой глобальной пиратской сети. Есть бангкокская компания Thai International Tankers; у неё имеется 11 судов. За полтора года было совершено четыре нападения именно на суда этой фирмы. Грубо говоря, пиратство в состоянии уничтожить относительно небольших перевозчиков. Учитывая общее количество кораблей, курсирующих в регионе, вероятность такого совпадения (четыре нападения на корабли одной фирмы) крайне маловероятна. Кроме этого, известно о снисходительном отношении к пиратам в случае их поимки. Вероятно, это происходит из-за высокого покровительства. Несмотря на довольно серьёзные сроки, предусмотренные законом, обычно пираты выходят из тюрем всего через несколько месяцев. Это при том, что юридически их действия приравниваются к терроризму.

Захватив корабль, обычно пираты требуют выкуп, но случается, что суда просто пропадают. Этот факт беспокоит власти всех стран в регионе. Дело в том, что у Малаккского пролива есть одно очень уязвимое место — участок глубиной всего 25 метров. Если пиратам или террористам удастся затопить там достаточно крупный корабль — это парализует всю транспортную артерию, что нанесёт колоссальный ущерб экономике всех стран региона.

Самые бедные страны мира, которые никогда не разбогатеют

Сомали


Пиратство в Сомали расцвело в самом начале нулевых. Тогда Сомали как государство окончательно рухнуло в анархию — в самом худшем смысле этого слова. То есть в те годы оно по сути перестало существовать как единое государство. Самым большим осколком является Пунтленд. Пока сухопутные провозглашали независимость, береговая охрана меняла национальные флаги на Весёлого Роджера. Серьёзно, большая часть бывшей береговой охраны и ВМФ, базирующихся в Пунтленде, перешли в пираты. Оттого «сомалийские пираты» и стали так успешны. Они совершают не больше всех нападений, но в процентном соотношении сомалийцы наиболее успешны.

Вначале всё это дело было завернуто в борьбу с эксплуататорами и понаехавшими (или понаплывшими) белыми. Хотя вроде бы и не совсем белыми. В общем, захватывать стали большие рыболовные корабли, требуя за них даже не выкуп, а уплату налога. Нечто вроде «это наш пролив, рыба наша — платите и ловите». Сколько? Та копейки — 20–50 тысяч долларов. Владельцы судов были, конечно, недовольны, но это и правда небольшие суммы — их стали выплачивать. И тут пираты почувствовали запах больших денег. Потом случился 2005 год. Таиландское рыболовное судно Sirichainava 12 шло в сопровождении береговой охраны официального Сомали. Однако вместо охраны команда решила захватить Sirichainava 12 и потребовать выкуп уже в 800 000 долларов. Конкретно эта попытка провалилась (захватчиков ликвидировали во время переговоров), но инцидент поднял ставки. С тех пор значительно возросло как количество нападений, так и суммы выкупа.

Сейчас средний выкуп корабля с командой составляет 4 миллиона долларов. Самым «рыбным» был 2011 год — тогда сомалийские пираты удерживали около 50 судов в ожидании выкупа. Кроме железяк выкупа ожидало и 480 моряков. Самым крупным уловом был танкер Irene SL — за него пираты получили 13,5 миллиона долларов. Интересно, что этих ребят вообще не волновал груз танкера (нефть), оцениваемый в 200 миллионов. До получения выкупа танкер использовался для нападений. Он довольно высокий, и с него удобно обстреливать меньшие по размерам суда.

Гвинейский залив


На сегодняшний день Гвинейский залив — самое опасное место для судоходства. Здесь совершается больше всего нападений, и, в отличие от других регионов (даже от Сомали), нигерийские пираты проявляют очень высокий уровень жестокости. Обычно нигерийские пираты представляют собой хорошо вооружённые и сложно организованные криминальные группировки, которые часто используют плавучие базы для осуществления своих атак. Насилие и жестокость являются не простой прихотью или каким-то извращением, а настоящей бизнес-моделью. Состоит она в следующем: владелец танкера может заплатить выкуп, но если отрезать у капитана или его помощника какую-то часть тела — выкуп заплатят быстрее и торговаться не станут.

Эффект от действий пиратов сложно переоценить, особенно в рамках и без того небогатого региона. Нигерия граничит с бедной страной Бенин; там есть крупный порт Котону. В 2012 году объём торговли сократился на 70 %, что спровоцировало экономический кризис в стране. Такой вот результат пиратства. Ранее был пример того, как пираты могут уничтожить небольшие компании, а здесь мы видим, что могут пасть целые страны. Пусть и небольшие, но всё-таки страны. Сейчас каждые два из трех нападений на суда совершаются у берегов Нигерии и Кот-д’Ивуара.

Буквально на днях, 15 августа, было совершено два нападения пиратов в порту Камеруна — это по соседству с Нигерией. С судна MarMalaita, принадлежащего немецкой компании MC-Schiffahrt, было похищено 8 из 12 членов экипажа. Среди них оказался один гражданин Украины и трое россиян. Предположительно их вывезли с территории Камеруна в Нигерию, хотя до сих пор не выдвинуто никаких требований. В тех же водах в самом начале года было захвачено другое судно — «Манди» — с россиянами на борту. Почти месяц велись переговоры, сумма выкупа не разглашалась, но всех удалось освободить и благополучно вернуть назад в Россию. Однако так происходит не всегда. В начале 2012 года пираты вблизи Нигерии совершили четыре нападения за одну неделю. При атаке на сухогруз MV FORCES был убит капитан судна и один из инженеров.

Ад, построенный людьми на земле