Наука

Суровые методы
неподражаемой медицины прошлого. Часть II

  • 7126
  • 1
  • Теодор Седин

Наверняка, ты смотрел "Больницу Никербокер" и впечатлялся агрессивным методам суровой медицины прошлого. Смеем заверить, что там показаны далеко не самые жестокие и необычные методы доставления пациентов на тот свет. Здесь нет никакой ошибки: пациенты чаще отдавали концы прямо в операционной, нежели возвращались к нормальной жизни. В конце концов, после подобных мытарств жить нормально было физически невозможно. О большем градусе медицинской жестокости прошлого читай в первой части.

Почувствуй сахарный диабет на вкус

brodude.ru_19.04.2016_32z1Ln5CfSRNr

Как бы это объяснить попроще... В общем, если ты медик, то считай, что тебе крупно повезло. Дело в том, что до начала прошлого века врачам приходилось полагаться исключительно на свои физические ощущения, чтобы ставить точные диагнозы. В эпоху до появления современных лабораторий за одно слово о штуке, которая самостоятельно измеряет уровень сахара в крови, можно было отправиться на ведьмин костер. Короче, чтобы поставить диагноз, несчастным врачам приходилось пробовать на вкус мочу больного. Действительно, что может сказать о состоянии пациента лучше, чем насыщенный вкус его мочи?

Всё началось в глубокой древности ещё с древнеегипетских и древнеиндийских лекарей. Они стали замечать, что муравьев тянет к моче больных сахарным диабетом. Сделав нехитрые выводы, лекари решили, что, во-первых, моча должно быть сладкая, а во-вторых, из муравья помощник, как из устрицы – кантри-певец, так что пробовать придется самому.

Первый подобный треш был описан знатным уринофилом и врачом Томасом Уиллисом, который в 1674 году отметил, что урина больного сахарным диабетом "чудесно сладкая, как если бы она была пропитана медом или сахаром". Прелесть, не правда ли? А в лесажевской "Истории Жиля Блаза из Сантильяны" герой так и говорит о своей целительской карьере:

Могу сказать, что в бытность мою врачом, мочи мне приходилось пить куда больше, чем вина. Напился я ее столько, что решил в конце концов податься в актеры.

Угар и содомия продолжались, для врачей, как и для ценителей вин, была разработана карта урины, с помощью которой можно было определить тяжесть заболевания. Может быть, нужно сократить объемы сладкого в рационе несчастного или прописать ему побольше ртути. Просто ртуть в те годы активно использовалась в качестве лекарства, а не для того, чтобы отправить пациента в гости к Аиду.
Логично, что в те годы появлялись адекватные, но недобросовестные врачи, считавшие что пить мочу – глупо. Как минимум брать в рот и не сплёвывать. Ими управляла отнюдь не ненависть к уринотерапии, а обоснованная боязнь заразиться.

Сейчас благодаря точным анализам крови и мочи, врачи лишены подобной участи и обидных прозвищ. Правда, на горизонте памяти всплывает программа "Малахов+" и её передовые методы лечения, согласно которым в тестировании урины, что называется "на зубок", нет ничего противоестественного.

Спи моя радость, усни

brodude.ru_19.04.2016_lshIKO53CtH1w

Ясное дело, что в те смутные времена средства наркоза были совсем незамысловаты. Никакого хлороформа, только жесткач и суровость. Операционные в лазаретах XIII–XVII веков укомплектовывались следующим анестезиологическим набором: бутылка крепкого спиртного для пациента; большой деревянный молоток, которым хирург изо всех сил лупил по голове оперируемого, вырубая его; удавка, которой во время операции аккуратно придушивали пациента, если он начинал приходить в себя; медный колокол, в который били, когда пациент все же приходил в сознание и начинал грубо выражаться, пугая прохожих и злых духов.

Про лекарственные методы рассказывать не будем, всё можно прочитать у Булгакова. А вот про табачную клизму, обширно вошедшую в арсенал айболитов после открытия Америки, сказать стоит. Она на самом деле оказывала анестезирующий эффект, но, увы, достаточно скромный.

Разрежь язык и не заикайся

Вот, пожалуй, один из самых вопиющих примеров изгнания демона в соответствии с менталитетом XVIII-XIX веков. Да, они отрезали часть языка, да, им это самим не очень нравилось (наверное), просто они тогда ещё не понимали, что заика – клиент невропатолога, а не хирурга.

brodude.ru_19.04.2016_8jL1u5Ge1RHwT
Методика была впервые разработана в середине 1800-х годов немецким хирургом Иоганном Фридрихом Диффенбахом. Он считал, что заикание вызвано судорогами в черепной коробке, которые продолжаются по всей длине языка. Врач разумно предположил, что для прерывания судорожного пути нужно всего-навсего сделать надрезы. Первой жертвой стал мальчик 13 лет, страдавший от сильного заикания. После операции парень мало того, что не стал меньше заикаться, так ещё и стал произносить звуки совершенно неразборчиво. Однако это не помешало кровожадному медику проехаться по всей Франции и Германии, оставляя после себя горы истекавших кровью пациентов, некоторые из которых померли от заражения крови или от её потери.

"Языковой марш" удалось остановить только после оглашения результатов операции. Раньше хотя бы можно было понять, о чем говорит заика, но теперь всё стало совершенно непонятно.

Сейчас метод под названием гемиглоссэктомия активно используется, но только для удаления раковых опухолей на языке. Ну и по-прежнему популярна у фанатов бодимодификаций, любящих делать со своим телом всё, что угодно, лишь бы не походить на нормальных людей.

Искусственное оплодотворение с участием молодого студента

brodude.ru_19.04.2016_dXrKYKSakFJVb

Еще в 1884 году 41-летний торговец из Филадельфии и его 31-летняя жена пришли к доктору Уильяму Панкосту с актуальной для нынешнего времени проблемой: они не могли иметь детей. Панкоста вскоре выяснил, что муж бесплоден, и скорее всего, из-за болезней амурного свойства, которые он схлопотал в годы пылкой молодости. После использования ряда традиционных, предсказуемо неудачных методик, Панкоста перешёл к методам экстремальным. Врачи решили отдельно заняться женой. Как только она оказалась на столе в окружении шести студентов-медиков, Панкоста усыпил голубушку хлороформом, осеменил ее с помощью шприца и заткнул гениталии марлей (тогда это казалось убедительным). Теперь ты можешь спросить себя: "А если ее муж был бесплоден, откуда взялись активные сперматозоиды?" Ну, Панкоста просто попросил одного симпатичного медика заполнить шприц. Нет, не подумай, в процессе извлечения активных сперматозоидов Панкоста участия не принимал, студент справился без помощи старшего товарища.

Как настоящий врач и человек чести, свой секрет Панкоста раскрыл только спустя 9 месяцев, когда на свет появился здоровый и крепкий мальчуган. Только вот раскрыл он его мужу. Видимо, чтобы тот особо не гордился собой. Понизив самооценку несчастного торговца, сообща они решили, что будет лучше, если жена никогда не узнает секрета. И всё бы ничего, если бы завистливые студенты спустя 25 лет не опубликовали статью о преступной халатности доктора. Завидовали, гады, лаврам своего врача, считавшегося гуру в лечении бесплодия. Кстати, так и неизвестно, признал ли студентик своё отцовство или нет. Однако факт остаётся фактом: это была первая в мире искусственная инсеминация – метод, активно используемый в наши дни. Нынче, слава Богу, обходятся без семенных подлогов.