Порнокартинки: когда BDSM стало искусством

Иван Калягин
Сентябрь 07, 2016
21.4k
0
Культура
в избранное

brodude.ru_7.09.2016_WFA414OD5eH9o
BDSM выглядит чертовски круто даже для тех из нас, кто совершенно далек от темы битья «рабынь» и получения синяков от «госпожи». Есть что-то эстетичное в латексе, коже и плети. Массовая культура поглотила элементы древней сексуальной девиации и сегодня BDSM окончательно выродился во что-то привычное, практически нормальное для народов Европы и Азии. Сегодня BDSM — это такая же часть культуры, как и барокко, картины Брейгеля, стихи Буковски и музыка Линча.

Но от извращения до эстетики путь неблизкий. Началось все с иллюстраций и художников, которые даже не знали знаменитой аббревиатуры. Они рисовали жизнь, акцентируя свое внимание на принуждении, насилии и боли. В конечном итоге, их рисунки стали точкой отсчета для многих направлений и жанров живописи, манги, литературы. Возможно, некоторые из представленных ниже работ покажутся тебе примитивными, но дело ведь в том, что они были первыми, чем заслужили свой культовый статус. Долой рассуждения, сегодня мы познакомим тебя с иконами фетиша на бумаге.

Сэйу Ито

Когда ты увидишь работы этого добродушного на вид старичка, то невольно содрогнешься. Это работы настоящего дьявола, которого зовут основателем современной эстетики сибари (связывания). Сэйу писал свои картины с натуры в первой половине ХХ века. Особо бурный всплеск творчества пришелся на 20-40 годы. Многие картины безвозвратно утеряны во время бомбардировки Токио. К тому же, времена японского милитаризма плохо сказывались на популярности картин с сюжетом «девушка в беде». Впрочем, после войны у господина Ито все наладилось, в 1960 году ему даже вручили премию Союза художников Японии. Страсть к пыткам у Сэйу Ито появилась еще в детстве, когда он наблюдал представления токийских театральных коллективов, которые использовали насилие в качестве главного театрального элемента своих постановок. Крупицы, которые сохранились после бомбардировок и беспощадной фашисткой цензуры стали классическими примерами искусства японского эротического гротеска.

Хельга Боде

У этой женщины были яйца, раз она рисовала то, как правильно надо ее пороть. Хельга Боде была помешана на этой теме. И представь себе, рисовала она все эти иллюстрации в эпоху Веймарской Республики (еще до Гитлера). Сами рисунки являются автобиографичным описанием детства Боде. Вызывают они странные чувства, потому что мы редко видим ужас в глазах девушек, которых шлепают. Боде изображала разный спектр чувств — от легкого испуга до настоящего наслаждения. Интересно, что многие сюжеты завязаны на церковном быте, в качестве «карателей» мы часто видим священников и монашек. Такие вот были нравы. Все иллюстрации она завещала своему бывшему терапевту, который позже продал их для публикации в научных изданиях.

Карло

Франция образца 1920-х была без ума от романов, где шлепали женщин разного достатка и происхождения. Это увлечение вымирает только к началу Второй мировой войны, когда французам приходится отвлечься от своего свободолюбия и встать под ружье (вышло у них неудачно). Такие романы, как правило, рассказывали о судьбах девочек-подростков, которым приходилось переживать легкую форму сексуального насилия над собой. Эротические книги богато иллюстрировались такими художниками, как Карло.

«Карло» — это, конечно, псевдоним. Настоящего имени нам узнать не дано. Но несмотря на таинственное происхождение художника, его работы стали одними из самых влиятельных в истории фетиш-культуры. Он рисовал плотно зашнурованные корсеты, мучительно высокие шпильки, связывая тела яркими, современными стилями, которые напоминают сегодня иллюстрации из журналов о моде. Влияние Карло распространилось на целую плеяду художников ХХ века.

Кловис Труиль

Бунтарь, провокатор, сумасшедший — эти слова даже близко не подбираются к справедливой характеристике прото-панк-художника, коим был Кловис Труиль. Сам мастер прошел не только обучение в престижной академии изящных искусств, но и окопную войну Первой мировой, отчего сильно сменил свои взгляды на жизнь. В его работах можно ощутить презрение, которое он испытывал к войне, церкви, коррупции. Всех «важных для общества людей» он изображал в качестве участников психоделических оргий — они были пешками в игре образов Кловиса Труиля. Стиль отчасти напоминает манеру рекламных графических плакатов начала ХХ века.

Эрик Стэнтон

Фанат бандажа британский художник Эрик Стэнтон говорил: «Женщина должна быть сильной. Чем сильнее, тем лучше». При этом силу женщин художник представлял весьма прямолинейным образом. Чаще всего Стэнтон рисовал девушек, которые безбожно доминировали над мужчинами, хотя были и обратные примеры. Главные героини его комиксов, как правило, были настоящими амазонками, которые могли бы стать иконами современного феминизма, если бы не пол художника. Встречаются и бисексуальные мотивы творчества известного в узких кругах комиксиста. Кстати, Стэнтон был одноклассником Стива Дитко, который являлся создателем Человека-паука. Их стили в определенный отрезок времени были очень похожи, что породило слухи о том, что Эрик Стэнтон повлиял на творчество Дитко. По этому поводу художник скромно заявлял: «Мой вклад в создание Человека-паука был практически нулевым, но я добавил пару идей, которые были использованы в итоговом варианте. Я думаю что подкинул идею о сетях, вылетающих из его рук».

Том оф Финланд

Если в этом списке не будет Тома оф Финланда, то мы упустим очень важную фигуру в культуре BDSM. Его называют «самым влиятельным создателем гей-порнографических изображений». Пугаться не нужно, потому что образ, который создал Том из Финляндии, ты прекрасно знаешь, наверняка видел его в мультсериале «Южный Парк». Помнишь мистера-мазохиста? Прототипом этого персонажа была икона мужественности, которую часто изображали в довольно «сложных» положениях. Мужик в полицейской фуражке и густыми усами, обрел настоящее бессмертие в мире массовой культуры. Том оф Финланд был провокатором, который засунул геев в байкерскую кожу и другие атрибуты субкультур 50-х, 60-х и 70-х годов. Такая вот история.

Гвидо Крепакс

Знаменитый итальянец, который обезглавил навязанные сексуальные табу своими ненасытно странными комиксами о Валентине — девушке-фотографе андрогинной внешности. В то время такой подход к изображению женщины являл собой глоток свежего воздуха на заре сексуальной революции в Италии. Валентина стала популярным персонажем в итальянской культуре, сочетая в себе эстетизм, иную форму красоты, а также наклонности де Сада и Захер-Мазоха. Гвидо Крепакс иллюстрировал классические садомазохистские истории, которые помогли ему стать одним из самых узнаваемых художников жанра. Удивительно, что сам Гвидо так отзывался о сексуальных девиациях: «Я на самом деле ненавижу насилие и неуважение к себе и к другим. Ненавижу все формы излишеств».