Образ жизни

Почему мы ищем врагов среди своих

  • 7880
  • 2
  • Иван Калягин
brodude.ru_18.10.2016_1Zg7HEFzoD7Uz
Человек — существо жестокое, жестче льва, поедающего детенышей своего соперника по прайду, и самки богомола, которая откусывает голову своему супругу сразу, как только он выпустит семя, дабы продлить свой род. Порой создается впечатление, что человек — единственное творение вселенной, которое проявляет насилие по отношению к ближнему бездумно, «ради фана». Но если углубиться в дебри социальной психологии, то мы обнаружим, что многие деструктивные взаимосвязи внутри общества вполне логичны, хотя и неприятны. Но всегда можно избежать скатывание в первобытное состояние, если у тебя есть голова на плечах.

Еще в школах ты изучал структуру современного общества, где, как ты выяснил, общая система является лишь надстройкой над сотнями тысяч более мелких групп, которые никак между собой могут не пересекаться. Один человек может состоять сразу в нескольких группах. Допустим, по политическим соображениям тебя можно отнести к анархистам, а по рабочим — к менеджеру продаж конкретной компании. Нет причин объяснять конфликты, которые возникают на месте противостояния этих групп. Анархисты всегда будут не любить националистов, а наци всегда и везде будут проявлять ненавистную взаимность. Взгляды и цели разные, отсюда и бойни, конфликты и ненависть. Но что происходит, когда враги начинают появляться не во внешней среде, а во внутренней? Зачем люди ищут и чаще всего находят врага среди своих? И оправдано ли враждебное отношение?

На этот вопрос может ответить социальная психология и, если конкретизировать, эффект «черной овцы». Согласно ему взаимоотношения внутри группы воспринимаются более поляризовано, чем взаимоотношения вне группы. То есть, если в твоем рабочем коллективе кто-то проявляет чудеса такта, то ты с большим воодушевлением подружишься с ним, но если он как-то отличается от тебя, иначе работает или просто разговаривает странно, то его участь — стать той самой «черной овцой», которую при определенных обстоятельствах будут стараться выжить из коллектива. Он не выполняет нормы, которые установлены внутри группы и поэтому его воспринимают гораздо негативнее, чем стороннего человека, который их также не выполняет.

Вооружился этим знанием? Теперь оглянись вокруг — присмотрись к людям, которые работают и живут вместе с тобой, обязательно вспомни о всех обществах, где ты состоишь, и даже о чатах, где флуд исчисляется сотнями сообщений в минуту. Всё это — малые социальные группы, к которым ты имеешь прямое отношение. В них ты занимаешь определенное место, возможно, даже место лидера (с чем мы тебя поздравляем), а возможно — место антагониста. Ты также можешь быть пассивным участником, но это уже скучно, потому что самые интересные события рождаются во взаимодействии лидера и антилидера. Существование последнего обуславливается неумением лидера быть лидером, то есть находить союзников, искать компромиссы и уметь управлять людьми. Если в коллективе существует точка сопротивления, то причиной этому становится чаще всего слабый лидер. Природа не терпит слабых людей, поэтому конфликта не избежать, не законсервировать. Можно только решить его, но для этого надо понять, почему создается такая ситуация.

Любая человеческая группа еще со времен дикого прошлого находилась в состоянии постоянной опасности. Слабые коллективы погибали под напором саблезубых тварей или копий враждебного племени. Искать врага внутри группы — занятие, равнозначное смерти, потому что сам мир был врагом человеку. Сейчас пыль улеглась, человек смог расслабиться. Никаких серьезных войн не идет, и все мы прибываем в состоянии покоя, но это состояние искусственное. Тысячелетия человеческой жизни говорят нам о том, что мы должны бояться, искать врагов и убивать их первыми, иначе убьют тебя. К миру мы совершенно не приспособлены.

Взгляни на военные конфликты, которые рождаются на Ближнем Востоке или Аравийском Полуострове. Они отличаются своей абсолютной бессмыслицей, если встать на позицию рационализма.

Люди воюют, чтобы стало хуже, потому что не могут долго пребывать в мире.

Европейский человек недалеко ушел от подобной практики, но врагов мы ищем поближе, чтобы не нужно было садиться на самолет и лететь в Дамаск. При отсутствии опасности внешней мы создаем опасность внутреннюю. И делаем это зачастую неосознанно. Отсюда и появляются «пятая колонна» и «враги народа». Термины, которые возникли в головах безголовых мальчиков, жаждущих крови. Плевать, что государство этим состоянием манипулирует — это ясно из риторики теленовостей, но у тебя-то есть мозг. Им, хочешь не хочешь, но думать придется. Особенно когда ты рыщешь в поисках врага внутри небольшого коллектива.

brodude.ru_18.10.2016_ut2mqjX6E5LKe

Причина этого поиска, согласно социальной психологии, в следующем: группе требуется цель, которую можно назвать главной. Цель должна быть агрессивной и захватнической, потому что сам человек — тот еще агрессивный мудила. Если лидер сумеет создать такую цель, то все силы группы сойдутся в едином порыве. Если такой цели не будет, то группа будет искать эту цель внутри себя. При этом нужно понимать, что агрессия может выражаться вполне себе мирно. Любимая цель гуманистов-технарей, к примеру, выражается в «покорении космоса», где обязательным пунктом следует создание человеческих колоний в других звездных системах. Что это, как не агрессивная экспансия? Но когда такого рода задач общество перед собой не ставит, то оно начинает искать «лишних» людей — обычно их расстреливают в массовом порядке, а потом плачут по ним, потому что «не ведали, что творили». Это всё звучит глобально, но подобные истории могут случаться на уровне группы из 3-4 человек.

Например, есть условная фирма, где падают продажи. Глава фирмы решает сосредоточить всё свое внимание на репрессировании сотрудников, дабы оптимизировать рабочие процессы. Начинаются чистки, выявляются «огрехи системы», но фирма продолжает терять деньги. Почему?

Потому что вместо того, чтобы развиваться, исправлять проблемы, лидер решил найти виноватого.

В таких ситуациях уволенный виновник сменяется другим, а потом следующим, и так до бесконечности, пока банк не объявит предпринимателя банкротом. Оптимизация — это хорошо, но она не спасет рабочий коллектив, у которого нет реальной и агрессивной эгоистической цели. Подобное случается и в случаях неумения лидера обнаружить среди группы альтернативных лидеров мнений. Умный человек сразу встраивает их в систему, а глупый — пытается их скинуть, чем обеспечивает себе веселое будущее, потому что лидер мнений может оказаться сильнее номинального лидера.

Если тебе нужны примеры, то далеко ходить не нужно: распады рок-групп, дележка компаний, бесконечные суды внутри организаций и, да-да, государственные перевороты. Переворот отличается от революции тем, что это, как правило, конфликт внутри правящей верхушки, то есть небольшой группы людей, которые сосредоточили всю полноту власти в своих руках. Совсем недавно ты имел возможность наблюдать неудавшееся представление в Турции, где военные пытались свергнуть президента Эрдогана. Конфликт не возник в момент эпичного стояния на площади Таксим, он начался гораздо раньше — в правительственных залах Анкары. На место этих военных придут другие парни, более озлобленные, можешь быть уверен в этом. Подобное может произойти и перед твоими глазами, когда ты будешь наблюдать схватку между номинальным лидером группы и ее подпольным лидером, которого непременно назовут врагом и мудаком. В этот момент можно запастись попкорном и посмотреть, кто выйдет победителем.

«Враг» внутри небольшой группы — это активный человек со своей позицией. Если наличие его активности воспринимается как благо, то никакого конфликта не будет — будет союз и благоденствие, а также улучшение отношений между всеми участниками сообщества. Но если подобная активность воспринимается лидером как нечто деструктивное, вредное и иное, то это грозит двумя вариантами развития событий:

а) смена власти (враг становится лидером, а лидер — врагом);
б) враг выталкивается из группы, либо существует в ней обособленно.

Собственно, всё как в царстве животных, ничего нового. В волчьей стае непременно есть вожак. Если верить BBC, то вожаком не рождаются — им становятся через боль, страдание и непонимание коллектива. Зоологи склоняются к мнению, что вожак стаи часто представляет собой отщепенца из другой стаи, которого грызли и били. В конечном итоге такой «лох» уходит из стаи и организовывает свою собственную. Есть ли в этом что-то человеческое, или это в нас есть что-то животное — сейчас трудно разобраться.