Почему Австралия — самый безумный материк

Теодор Седин
Март 01, 2017
11.6k
0
Образ жизни
в избранное

Австралия, даже несмотря на проведенные в ней Олимпиады, несмотря на AC/DC и тесное взаимодействие с остальным миром всё равно остается страной-загадкой. Всё здесь не как у людей, вернее, не как на остальной части суши. Она почти такая же безумная, как Исландия или Япония, но всё равно выделяется своим необычным безумием. Это прекрасный континент, но странностей в нем, как камней в почках у любителя соленого.

Страна-парадокс

Австралия — полная противоположность нашей жизни в широком смысле слова. Причин много, например, здесь нет политики. Это другая планета! К тому же в Австралии, как известно, всё вверх ногами, и потому там в январе лето, и вообще всё по-другому. Природа выглядит так, что всё время есть ощущение, что сейчас появятся динозавры. А если какой-то другой пейзаж, то есть ощущение, что это декорация к фильму «Звездные войны» и сейчас из-за скалы выйдет Р2Д2.

Как-никак, это единственный континент, который территориально не разделен на страны по суше. Всё это — Австралия, находящаяся под псевдоприсмотром Елизаветы II, которая является в одном лице королевой Австралии и Великобритании. Но для австралийцев это такая фантастическая, даже мифическая бабушка. Еще раз: им плевать на политику.

Несмотря на то, что во власти страны целиком находится огромный пласт суши, она занимает только 6 место по территории, уступая Бразилии и Китаю. Казалось бы, парадокс, но не забывай, что это самый маленький континент, на котором проживает всего-навсего 24 513 027 человек. Населенная часть Австралии осчастливлена восхитительным климатом, комфортабельно теплым большую часть года. Правда, большую часть территории занимают пустыни: горы в Австралии расположены так стратегически, что перекрывают путь в середину материка влажным ветрам с Тихого океана. Жизнь сосредоточена примерно в 10 городах, а дальше лежит реально бессмысленный мир: работа, а каждый вечер — паб и пиво. Культурных событий мало и в городах, и всё так же это часто просто пабы или «макдональдсы» для молодежи.

Кстати, вопреки распространенному мнению о южной стране, там совсем не жарко. В Мельбурне зимой реально холодно, иногда срывается снег. В Сиднее погода с постоянными дождями с регулярными переходами к жаре, летом люди часто ходят в куртках и шапках. Про Перт лучше даже и не говорить.

Исландские странности
Страна, где есть над чем задуматься.

Тебя здесь убьют

Каждое австралийское животное хочет тебя убить. Утверждение, вне сомнения, громкое, зато правдивое. Этот континент только считается цивилизованным. На деле же цивилизации здесь примерно столько же, сколько и на пустынных равнинах Центральной Африки.

Здесь тебя встретят гигантские смертельно опасные птицы, змеи, крабы, похожие на исчадия ада, и пауки, похожие на пришельцев. Акулы, смертоносные насекомые и другие прелести. В квартиру заползают змеи и пауки, на пляже собака доедает акулу, на городском пляже плавает крокодил, но не тот, который Мик Данди, а здоровенная зубастая дура. На автомобили нападают бизоны, а на людей — огромные, мерзкие и здоровые казуары, способные ударом ноги распороть живот.

Здесь зашкаливающая за все разумные пределы концентрация самых ядовитых животных планеты. Ежегодно в Австралии гибнет больше людей, чем приезжает на чемпионаты по серфингу. И не все из животных такие безобидные, как муравей-бульдог, чей яд вызывает боль, длящуюся несколько дней, а иногда даже анафилактический шок и неприятную смерть.

Австралия ушла в автономное плавание еще до того, как в нее могли проникнуть наши с тобой — и большинства прочих млекопитающих — дальние предки. Поэтому здесь в целости и сохранности жили примитивные существа, совершенно не похожие на тварей остального мира. Многие из них вошли в легенды, а некоторые бесследно исчезли. Особенно жалко уничтоженных аборигенами гигантских нелетающих птиц и сумчатого льва.


Но в первую очередь Австралия ассоциируется с сумчатыми. И даже милый кенгуру способен ударом ноги отправить тебя в царство Аида. Кстати, на гербе Австралии изображены рыжий кенгуру и страус эму. Они встречаются лишь в Австралии, но дело не только в этом. И эму, и кенгуру не способны пятиться назад — поэтому они и были выбраны, как символ того, что австралийская нация двигается только вперед.

Еще одна особенность фауны — странные строения детородных органов у животных. У ехидн и кенгуру фаллосы раздвоенные, а самцы сумчатых прыгунов способны сношать самку в течение часа. Поэтому аборигены делали то же самое со своими членами. О пользе подобной операции для сексуального поприща ничего не известно, разве что жертвы операции с тех пор писают сидя.

Изумительная колонизация

История колонизации Австралии была бы другой, если бы не драконовская политика Британской Империи, рядом с которой «колоски» товарища Сталина кажутся детским лепетом. Но вернемся в 1606 год, когда унылую и пустынную территорию посетили голландцы. Территория была настолько бесперспективной, что они ее в скором времени покинули. В принципе, они понимали, что это та самая Terra Incognita Australis (в переводе: «Неизвестная южная земля»). Но земля оказалась настолько скудной и унылой, что те поспешили оттуда убраться. Потом ее посетил Джеймс Кук, которого, как все помнят, сожрали аборигены. Начались долгие размышления батюшки-короля на тему, нужна ли ему такая нечаянная радость или нет. Думали до тех пор, пока генерал Вашингтон и его друзья не выперли англичан из Северной Америки. Возрождать обкаканное величие было решено с помощью огромного куска суши. Мнение коренного населения (коих было всего-навсего 2 миллиона рыл на континент) никого не волновало. Вопросов с поселенцами тоже не было — ссылали помои человеческого происхождения, антисоциальный элемент, которым Бирмингемы с Лидсами просто кишели. Переживали путешествие не все, но кого это волновало? Вообще-то, избавляться от маргиналов путем отправки в колонии англичане начали уже давно, но тут как-то так повелось, что кроме каторжников, в Австралию никто не ехал. Слишком уж скудная земля.

Спустя пару десятилетий Австралия оказалась заселена 100%-ым быдлом со здоровым генофондом. Присутствие направляющей и руководящей интеллигенции было минимальным — руководящую и направляющую роль взяла на себя колониальная администрация из отставников, которые были точно таким же быдлом. Быдло, в отличие от вшивой интеллигенции, не задавалось глупыми вопросами и начало обустраиваться так, как зажиточному кожевеннику из Йорка не снилось. Так было положено начало превращению Австралии из унылой, никому не нужной земли, в унылую, никому не нужную землю с местным населением.

Сейчас колонисты другие: полно китайцев, югославов, индусов и прочих переселенцев, но все по-прежнему говорят на английском и чтут законы, установленные каторжниками.

Возникает вопрос, как поступали с аборигенами. Да очень просто: добровольно-принудительно растворяли среди белых. Для этого отбирали у их семей девочек, растили в специнтернатах, а затем почти насильно смешивали с колонистами. С последующими поколениями поступали так же. С тасманийцами поступили куда проще — перебили. Но те сами нарвались, после ряда опасных с точки зрения мирного сосуществования и жестоких по факту рейдов на школы и беззащитных местных жителей.

В XX веке, в период равноправия, их начали любить как никогда. Довольно долго они были неподсудны обычным уголовным судам, их правонарушения разбирались спецорганами в отдельном порядке, и абсолютного равенства перед законом между всеми не было. Это привело к привычным в таких случаях последствиям — резкому росту уличной преступности и криминализации аборигенских общин в целом. На места в вузах им было плевать, выданное жилье они посылали куда подальше, пособия спускались на прелести жизни.

Сейчас все блага отменили, не переносящие алкоголь «коренные» массово деградируют, и что с ними делать, не знает никто. Жить нормально и интегрироваться в общество они не хотят, всё, что им нравится — эксплуатировать понятие «расизм» и требовать компенсацию с земельных участков, на которых их дед когда-то охотился.

Самая эпичная война в истории

Австралийцы нехотя, но участвовали в обеих Мировых войнах, но самая эпичная баталия случилась в 1932 году. Великая война со страусами эму. Расплодившиеся пернатые ублюдки пугали фермеров и еще не диких собак динго. Гады сжирали половину посевов и вытаптывали оставшиеся. Поэтому в конце 1932 года по приказу минобороны в Западную Австралию были откомандированы два уважаемых вояки с прилагавшимися к ним пулеметами и майор-артиллерист, которые два месяца воевали с эму. Причем действительно воевали: с засадами, тактическими ходами и даже настоящим сафари на джипах. Но эму как китайцы в войнах — закидывают врага мясом и всё равно побеждают. Война была проиграна. В рапорте доложили, что было прикончено 986 птиц. На каждую требовалось 10 пуль в среднем. Посчитай, как дорого это выходит. Ну а войну проиграли не из-за малого числа жертв, а потому что эму все равно топтали посевы. А тратить деньги на очередную военную кампанию правительство не хотело и вместо этого начало раздавать поощрения фермерам за убитую птицу. Там, где не справились войска, справился народ — к 58-му году птичье засилье было остановлено.

Где жить, если не в России
Никогда не исключай возможности сменить страну.

Австралийский футбол

Как любая порядочная бывшая английская колония, Австралия глубоко чтит заветы беглых каторжников и особенно любит играть в крикет, регби (а национальная сборная Зеленого континента считается одной из сильнейших в мире) и футбол. Но это слишком банально и безобидно. У такой безумной страны должен быть свой вид спорта. Само собой, он есть, и пускай за пределами страны он известен не особо, но те, кто его видел, запомнили надолго. Футболисты по внешнему облику больше похожи на борцов-регбистов, но тем не менее, это футбол, а не регби. Хотя играют и руками и ногами. Правила предельно просты: у каждой команды по двое ворот, расположенных друг в друге. За гол в большие ворота команде начисляется 1 очко, за гол ногой в более узкие внутренние ворота — 6 очков. Если мяч вылетел за пределы поля, то его выбрасывает… судья.

Но самое впечатляющее — аккомпанемент из хруста костей, под который проводится само действо. В связи со специфическими правилами игра сопровождается жесткими столкновениями, порою доходящими до нокаутов от прилетевшей в лицо ноги. И если обычный футболист, получив случайно по ноге, тут же начинает валяться на земле, жалуясь судье, хныча и требуя дисквалификации обидчика, то тут на такие мелочи даже внимания не обращают. В принципе, никто не обращает внимания на лежащего на поле игрока. Правда, если он лежит 5 минут, судья начинает что-то подозревать.

В среднем игрок пробегает 20—22 км, а благодаря отсутствию симуляции (она здесь просто не выгодна), игра очень зрелищная и динамичная. Но всё равно она напоминает театр абсурда, в котором борцы стараются повторить балетные па с овальным мячом в руках.

Грэм, которому всё пофиг

То, что Австралия имеет более чем тесные связи с Британией, видно даже в науке континента. Но в отличие от британских коллег, их больше интересует не настоящее, а будущее. В далеком 1990 году Дугал Диксон порадовал прогрессивное человечество книгой «Человек после человека. Антропология будущего», в которой изрядно поизгалялся на тему возможной эволюции человека в будущем. В 2016 году его и без того вычурное творение получило логичное продолжение. Как-то на одной научной пьянке собрались ученые, врачи и спецы по компьютерной графике. Народ потусовался, пообщался и в рамках проекта породил образ человека будущего, способного выдержать прямое попадание управляемым им автомобилем в бетонную стену на полном ходу. Получился Грэм. Ну, тот самый уродец, похожий на внебрачное дитя дяди среднестатистического Славы и Джаббы Хатта. Парня назвали Грэм и внешне он напоминал сдутый пакет на длинных ножках. И ему вообще всё пофиг. Дополнительные слои жира, прочная кожа, ребра по самую шею, лишние суставы в ногах и колени, способные гнуться назад — вот таким вот красавцем получился Грэм. Настолько красивым, что лучше лишний раз, во избежание культурного шока, не смотреть.

Кулинария континента

Гастрономические традиции «терры инкогнито» весьма интересны. Предки нынешних деградировавших аборигенов были замешаны на тесте из лени и находчивости. Именно для таких людей и создавался «Доширак», поскольку ждать они не очень любили. Рецепт прост: берется лес, населенный живностью, и поджигается с одной стороны. По истечении известного времени едоки идут по пепелищу и разыскивают прожаренные тушки кенгуру и других зверей, птиц или ящериц. В итоге тропические леса материка полностью сменились огнестойкими лесами из эвкалипта, а из местной фауны всё, что было крупнее рыжего кенгуру, погибло спустя несколько тысяч лет после появления первых аборигенов. Так что не надо во всем винить белых колонистов!

С тех пор барбекю считается национальным блюдом, изменившим цвет и генофонд Австралии. Ты спросишь: а как обстоят дела с кенгуру? По заветам предков, их жарят в земляной печи. Но и ты сильно не радуйся, лучше посмотри на состав своей колбасы и увидишь, что она сделана из мяса прыгучего зверька. Вообще, на материке к кенгуру относятся спокойно, это больше экспортный товар. Однако, говорят, кенгуровый хвост весьма вкусен, а в китайских забегаловках очень любят подавать пельмени с кенгурятиной.

На завтрак тут едят легендарный веджимайт. Ну не может у безумной страны не быть в рационе какой-нибудь термоядерной дряни, вызывающей у европейца спазмы и когнитивный диссонанс. Впечатления от блюда — как от легендарной полупротухшей исландской акулятины.

Изготавливают эту прелесть из остатков пивного сусла и различных вкусовых добавок. По ощущениям, всё равно что жевать концентрированный говяжий бульон, щедро залитый соевым соусом. При этом противников веджимайта больше смущает цвет и консистенция — как у земли или пережеванного ребенком шоколада. Среди австралоидов немало людей, которые не понимают, как это можно есть. Но есть те, кто добавляет веджимайт повсюду: на тосты, пьют с чаем и так далее. Австралийские стендап-комики очень любят шутить на тему адского повидла. Шутки разнообразием не блещут: евреи во всё добавляют хумус, канадцы — кленовый сироп, а австралийцы — веджимайт. Очень смешно.