Отменённые мегапроекты, которые могли изменить облик планеты

Михаил Малахов
08 июня, 2020
10.8k
0
Культура
в избранное
Двадцатый век был совершенно особенным, хотя сейчас нам ещё кажется, что он прошёл совсем недавно и вроде как особого интереса не представляет. Примечателен этот век не мировыми войнами (или не только ими), а в первую очередь появившимися технологиями, которые подарили людям веру в их всесилие. Мы обрели способность влиять на глобальные процессы и изменять окружающий мир по своему вкусу. Одни страны насыпают острова, увеличивая свою территорию, другие — создают города-оазисы в пустынях, третьи — прокапывают судоходные каналы.

Такое положение вещей открыло пространство для самых смелых фантазий, которые однажды, возможно, реализуются. Может быть, не в том виде и не так безрассудно, как грезили радикальные мечтатели прошлого века, но ещё недавно (по историческим меркам) о подобном даже думать не смели.

Атлантропа

Атлантропа — это название нового континента или даже новой части света, объединяющей США и Европу. Только в данном случае аббревиатура США расшифровывается как Соединённые Штаты Африки. Впервые идею предложил немецкий архитектор Герман Зёргель в 1929 году. Суть проекта заключалась в создании гидроэлектрической дамбы, которая бы перекрывала Гибралтарский пролив, и ещё одной, которая бы перекрыла Дарданеллы. Мощность Гибралтарской ГЭС могла составить 50–60 ГВт, что сопоставимо с мощностью всех атомных электростанций Соединённых Штатов Америки.

При реализации проекта Средиземное море превращалось бы в изолированный от Мирового океана водоём, в результате чего уровень моря ежегодно должен был снижаться в метр и более, достигнув минимального значения примерно к нашему времени. Отступившая вода открывала 600 квадратных километров новой земли — это соответствует почти двум территориям Германии. Италия соединялась бы с Сицилией сухопутным перешейком, а та, в свою очередь, соединялась бы ещё одной дамбой с Африкой. Кроме добычи чистой энергии по дамбам планировалось проложить автомобильные и железные дороги. Излишки воды планировалось перенаправлять прямо в Сахару, где в итоге должно было появиться новое море. В результате климат стал бы намного мягче, и вместо самой жаркой пустыни мира могли появиться фермы, пастбища и сотни новых населённых пунктов.

На реализацию проекта отводилось десять лет и 250 тысяч человек — при условии, что они будут работать круглосуточно в четыре смены. Сейчас такое выглядит нереально, но это были «ревущие двадцатые» — золотое время для подобных мегапроектов. Время, когда люди поверили в своё всесилие и были готовы бросать вызов природе или даже самой планете.

Когда к власти в Германии пришли нацисты, Герман Зёргель пытался предложить проект Атлантропы как альтернативу «Натиску на Восток». Отступившее море могло обеспечить Германию столь необходимым ей жизненным пространством. Только вместо войны с народами Востока нужно было воевать со стихией. Идея не встретила понимания у Гитлера. Более того, Зёргелю вообще запретили публиковать работы касательно данного проекта. Надо отметить, что не только Гитлер, но и жители всех прибрежных стран были не в восторге, ведь они лишались бы моря, а значит, и привычного образа жизни. Впрочем, для Венеции, например, делалось исключение, и для сохранения исторического облика города к нему планировалось подвести искусственные каналы.

Плотина через Берингов пролив

Это уже послевоенный проект СССР — плотина протяжённостью 74 километра от Чукотки до Аляски. Звучит не менее фантастически, но эта идея рассматривалась более серьёзно, и к ней до сих пор возвращаются различные теоретики. Это неудивительно, ведь создание такой плотины и, соответственно, моста между континентами позволяет реализовать проект глобальной транспортной сети. Всего 74 километра — и вот человек может проехать на личном автомобиле из какой-нибудь Аргентины, скажем, в Южную Африку через всю Россию и Европу или Азию и Ближний Восток. Сама Россия занимает место главного торгового узла: товары со всего мира в любой удалённый уголок планеты двигаются по её территории, а это сулит постоянную и огромную прибыль.

Кроме этого, речь шла в первую очередь именно о плотине, а значит, кроме экономически супервыгодного моста мы бы получали глобальное изменение климата. Холодное течение Тихого океана больше не проходило бы на север, и наоборот: тёплый Гольфстрим из Атлантики стал бы проникать всё активнее. В результате средняя температура на нашем Крайнем Севере зимой поднялась бы почти до нуля градусов, а вечная мерзлота была бы вынуждена отступить.

Дерзкий план разрабатывал лауреат Сталинской премии Пётр Борисов. Плотина должна была иметь насосы, способные откачивать огромное количество лишней воды. По приблизительным подсчётам, только на функционирование таких насосов нужно было 25 млн кВт энергии. Взять такую мощность неоткуда, а значит, нужна ещё целая сеть атомных электростанций. Соответственно, необходима инфраструктура для рабочих, которые будут обслуживать как саму плотину, так и АЭС. Посчитали, что будет достаточно пары городов на 50–70 тысяч человек с нашей стороны, и примерно то же самое требовалось от американцев. Как известно, танго танцуют вдвоём, и это минимум. Возможно, если бы не политика, то двум сверхдержавам было бы по плечу реализовать подобный проект, но как видишь, договориться не удалось. Впрочем, к идее моста или подводного тоннеля периодически возвращаются, и нет никаких сомнений, что однажды континенты всё-таки соединятся.

5 удивительных историй о том, как менялась наша Земля

Великий персидский канал

Великий персидский канал — это рукотворная трансиранская водная артерия, соединяющая Каспийское море и Персидский залив, давая России кратчайший путь к Индийскому океану в обход Турции. Возможно, тут слишком много географии, поэтому немного упростим: реально крутая штука, сулящая хорошую прибыль и дополнительные очки влияния на внешнеполитической арене.

Впервые об этом канале задумались ещё в императорской России в самом конце XIX века, но тогда не существовало достаточных технологий для его реализации. Впоследствии к размышлениям о канале возвращались неоднократно — чаще всего после очередного бодания с Турцией. Последний раз дискуссия по проекту была предпринята в 2016 году. Дальше разговоров дело снова не дошло, но по крайней мере, в умах проект ещё жив.

Существует два варианта Великого персидского канала: длинный и очень длинный. Первый, Бендер-Хомейни, имеет протяжённость 700 километров; второй идёт от Восточного Каспия до Чабахар, что в Оманском заливе. Он выглядит предпочтительнее, но и длиннее ещё на 400 километров. Для сравнения: Суэцкий канал — самая знаменитая в мире рукотворная водная артерия — имеет протяжённость всего 160 километров.

Кроме очевидной выгоды для России проект был бы очень полезен и самому Ирану, так как канал мог бы обеспечить ирригацию наиболее неблагоприятных и засушливых районов страны. Со времён Российской империи прошло много лет, технологии совершили значительный скачок, и теоретически проект реализуем. Однако он остаётся очень сложным — наверное, на грани возможного. Главная проблема — в больших перепадах высот на маршруте. Одно дело — просто поднимать воду, и совсем другое — поднимать гружёные танкеры. Впрочем, это тоже возможно, но нужна целая система шлюзов. Такие шлюзы используются на Панамском канале, но в случае с Ираном понадобится не два-три шлюза, а десятки. Нужна инфраструктура, которую придётся строить с нуля. Соответственно, общая стоимость проекта возрастает до небес.

Кроме этого, существует и экологическая проблема. Водный канал, как ни странно, должен быть заполнен водой. Каспийское море лежит выше Индийского океана, и поэтому воду придётся брать именно из моря. В результате водосброс увеличится на 10 %, а значит, реки и без того довольно засушливого Среднего Востока станут получать ещё меньше воды.

Сахарское море

Пустыня Сахара — самое неблагоприятное место для жизни человека (пожалуй, за исключением Антарктиды). При этом Сахара занимает треть всего Африканского континента и по площади почти равна целому Китаю. Колоссальное безжизненное пространство, которое очень не нравится людям. Поэтому начиная с XIX века в умах инженеров и просто мечтателей-фантастов периодически возникают проекты создания моря прямо в центре пустыни. Звучит невероятно, но в действительности есть ключик для достижения этой цели.

Проектов разной степени проработанности много, но большинство из них сходится в одном ключевом месте — в низменности Эль-Джуф. Эта территория Мавритании и Мали самая что ни на есть адская пустыня, где на сотни километров нет ни одного постоянного населённого пункта. Дело в том, что впадина находится ниже уровня Атлантического океана — стало быть, если прорыть канал и каким-то образом укрепить его, вода сама заполнит часть пустыни. По предварительным оценкам, в результате может возникнуть море площадью 150–200 тысяч квадратных километров — это в 4–5 раз больше площади Азовского моря. Может, и не так много в сравнении с другими, куда более крупными, водоёмами, однако примерно в 150–200 тысяч раз лучше, чем есть сейчас.

Последние географические открытия свидетельствуют о том, что когда-то море там и было. Оно питалось от Атлантического океана и соединялось с рекой Нигер. Воды хватало и для озера Чад, которое иногда называют Мега-Чад, имея в виду размеры доисторического водоёма. Без преувеличения, когда-то оно было в несколько сотен раз больше и по сути являлось вторым внутренним африканским морем. Стало быть, нужно лишь немного помочь планете и вернуть всё на свои места.

О чём молчит пустыня: 5 самых удивительных мест Сахары