Образ жизни

Невоспетые герои мрачных историй

  • 5552
  • 0
  • Теодор Седин
Иногда истории выглядят как бесконечный парад крови, террора и недопустимо нелепого идиотизма. Именно такие истории чаще всего становятся поводами для написания книг, съемок фильмов и прочего героического восхваления.

Однако некоторые истории не столь масштабны для эпического восхваления, но менее эпичными они от этого не становятся. Вот 5 историй человеческого героизма, которые не исчисляются реками пролитой крови и горами заработанных денег.

Кандальный джаз по-японски

Невероятно обидная судьба иммигранта — когда он, в поисках лучшей жизни для себя и для своих детей, переезжает в другую, более развитую страну. Но как назло, спустя какое-то время его бывшая и новая родины вступают в состояние войны, и его потомство, ради которого и был спланирован переезд, становится заложником ситуации. Его ненавидят соседи, поскольку видят в нем врага и убийцу своих детей, при том, что осевшие граждане в этом конфликте всячески поддерживают приютившую их страну. Но увы, их фамилии звучат слишком по-иноземному, и благодаря пропаганде от инородных звуков и обликов так и пахнет ненавистью. Гораздо хуже судов Линча, устроенных соседями, только карательные меры со стороны правительства. Попробуй докажи, что ты, сын иммигрантов, носитель языка и культуры (потому что родители не знали, как воспитывать чадо иначе), не шпионишь и не работаешь на врага! Это пережили на своей шкуре немцы Поволжья, повинные лишь в том, что родились не в то время не в той стране. Их предки приехали в Россию еще в 18 веке, но НКВД это не волновало — генетическая память могла проснуться у любого. С этим же столкнулись американские японцы во времена Второй мировой.

19 февраля 1942 года президент Рузвельт, постепенно очухиваясь после громогласного удара императорской авиации по Перл-Харбору, подписал чрезвычайный Указ № 9066, который давал полномочия Министерству обороны интернировать с Западного побережья вглубь страны всех японцев. В лагеря были помещены около 110 тысяч человек, последним из которых было разрешено вернуться домой только в марте 1946 года. Президент США размышлял почти два месяца. С одной стороны, в США проживала большая диаспора врага — японцы, в лояльности которых были сомнения. С другой — Америка даже в годы войны желала оставаться демократической страной. Разрешить дилемму Рузвельту помог старинный документ — Закон о враждебных иностранцах, принятый ещё в 18-м веке во время войны с французами.

Больше всего досталось японцам прифронтовых Тихоокеанских штатов. Впрочем, к своей участи они отнеслись с пониманием, а некоторые всячески старались доказать свою лояльность американскому правительству. Со временем даже была создана дивизия из американских японцев, но это уже совсем другая история.

Больше всего доставалось радистам, техникам и людям с высшим образованием. Как и во все времена, к ним было меньше всего доверия. Один из них — Джордж Ишида, взял с собой в лагерь в Аризоне только саксофон и большую стопку дисков модного тогда джаза и свинга. В итоге он собрал всех, кто мог более-менее сносно играть, и сколотил из них Азиатско-Американский Джазовый Оркестр, который выпустил культовый для многих коллекционеров альбом — «Биг-Бенд за колючей проволокой». Для них это был не просто шанс не сойти с ума, но и попытка показать свою симпатию Америке. И Америка приняла этот альбом, эту музыку, этих людей, но так же быстро забыла.

Суфражистки, которые знали джиу-джитсу

Откровенно говоря, мало кто любит и любил суфражисток. Довольно спорное движение: с одной стороны, они дали старт процессу, который в конечном итоге дал женщинам избирательное право и, в общем-то, заставил признать их частью общества, а с другой, они добились этого весьма буйными, можно сказать опасными методами вроде поджога, нападений, взрывов, вандализма и обыкновенными преступлениями.

И тем не менее, это было весьма опасное и эффективное движение, способное опрокинуть нескольких полицейских просто так, по ходу дела. Всё это — благодаря одному члену, Эдит Гэррод. Как опытный член WSPU («Женского социального и политического союза»), Эдит привыкла наблюдать за тем, как ее коллег избивали, сажали в тюрьмы, насильно кормили, а иногда даже убивали полицейские. Но у нее был секрет — она знала джиу-джитсу, и в один момент обучила этому искусству своих друзей.

На самом деле Гэррод пользовалось такой популярностью, что некоторые талантливые люди из любви к ней вербовались в секретный отряд «амазонок». Их миссия была проста: защитить Эммелин Панкхерст, основателя WSPU, от ареста и возможных «случайных» исчезновений. Вооруженные дубинками, скрываемыми под их платьями, и поддев под не привлекающие внимания платья доспехи, сделанные из ваты и картона, «амазонки» явили собой серьезную силу. Когда полиция накрыла Панкхерст во время одного из митингов, 50 озверевших «амазонок» сдерживали немаленький полицейский отряд, чтобы их лидер смогла спокойно сбежать.

Жители городка, которые собрали личные вещи жертв катастрофы

В один не самый прекрасный день 1988 года жителям небольшого шотландского городка Локерби пришлось столкнуться с таким ужасным явлением, как осадки из мелких кусков металла, личных вещей и фрагментов тела. Всё это было не библейской карой непокорных жителей заблудших во грехе городов, а последствия трагедии, произошедшей с авиалайнером Boeing 747-121 авиакомпании Pan American, который совершал рейс PA103 по маршруту Лондон—Нью-Йорк. В результате взрыва погибло 259 человек в самолете и еще 11 случайных прохожих на земле. Кто-то после такого спрятался под кровать и в страхе трясся в позе эмбриона, кто-то поспешил поскорее покинуть город, но их были единицы. Большинство жителей отправилось к щедро осыпавшим их обломкам, чтобы выудить из них личные вещи погибших. Нет, не для того, чтобы продать их на eBay (опять же, это 80-е годы). Просто чтобы утешить семьи жертв.

Для того, чтобы хранить десятки тысяч обломков и находок, разбросанных по двум тысячам квадратных километров, горожане построили склад. С нуля. Любые предметы, которые не имели судебной ценности, отправлялись туда. Но они не могли просто так взять и передать их семьям погибших, большинство предметов были потрепаны и обгорелы, а это могло только сильнее ударить по родным. Они должны были сделать их презентабельными. Используя конвейеры, стиральные и сушильные машинки, гладильные катки и прочие устройства, горожане восстановили бесчисленное количество разбросанной, обугленной и зачастую окровавленной одежды. Чаще всего они выглядели так, что даже ничего не подозревающего человека стошнило бы. Они всё тщательно упаковали: кошельки, записные книжки, кольца и бесчисленное число других предметов.
Чуть позже родственники погибших потянулись к месту, где была совершена трагедия, и встретили там добросердечных людей, которые помогли отыскать им в своем импровизированном архиве последние прижизненные вещи их близких. Как это часто бывает, трагедия стала причиной теплых взаимоотношений между жителями городка и близкими, и, что особенно удивительно, эти отношения до сих пор не прекратились. Во всяком случае, с Рождеством они поздравляют друг друга до сих пор.

Священник, который погиб, исповедуя жертв «Титаника»

Томас Байлз был всеми любимым преподобным скромного британского прихода Чиппинг Онгар. Прихожане его просто обожали, а когда он получил приглашение на свадьбу своего брата в Нью-Йорке, они даже помогли оплатить его путешествие на одной занятной лодке. Что за лодка? Новый океанский лайнер под названием «Титаник». Сам понимаешь, что это было за путешествие, и чем оно могло закончиться.

Казалось бы, расслабься и наслаждайся поездкой, но нет, отец Байлз продолжал делать свою работу до самого конца. Однажды утром Байлз отслужил мессу для второсортных пассажиров, рассказывая им о «духовной спасательной шлюпке, которая доставит нас к Богу». К сожалению, эта информация пригодится в тот же день, но чуть позже, когда корабль начнет тонуть.

У священника, как сообщается, было множество вариантов одним из первых покинуть тонущий корабль на спасательной шлюпке, но он отказался. Вместо этого он помогал другим и пробрался к корме, где оказались заперты более ста человек. Всё это время он исповедовал, даже после того, как вода поднялась до пояса. Вот такой вот сердечный был человек. Наверняка если бы погубивший его айсберг пришел к нему просить прощения, он бы и его простил.

В конце концов, отец Байлз пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти других и утешить запаниковавших пассажиров различных вероисповеданий и религий. Папа Пий Х провозгласил его мучеником, а в настоящее время всерьез рассматривается вопрос о причислении его к лику святых.

Дети, которые сделали жизнь в концлагере похожей на экскурсию

В 1940-е годы имперская Япония, медленно, но уверенно захватывала контроль над Китаем. Вводились по-настоящему драконовские меры. Детям, которым не повезло быть пойманными японским патрулем, отправлялись в специальные резервации наподобие интернатов. Там царили строгие правила, которые явно не приходились по нраву избалованным детям английских инженеров, в большом количестве трудившихся в Поднебесной. Кормили отвратительно, а за малейшую провинность следовало телесное наказание. В общем, всё как в их родных элитных интернатах, только карают японцы.

Среди этого идиотизма быстро организовалась группа девочек, которые вели себя как ни в чем не бывало. Через силу. Не потому что были тупенькими, просто это был единственный шанс не сойти с ума. Они рисовали самодельными карандашами, сделанными из угля и пепла, пели песни и устраивали соревнования, чей костер догорит последним. Увы, зачастую это был единственный шанс согреться в холодных казармах.

В итоге такая вынужденная смелость принесла свои плоды, и многие, кто присоединился к этому маленькому акту выживания, со временем были освобождены.