Ненависть по понедельникам: охотники на животных

Скамьин Михаил
Июнь 25, 2018
1.9k
8
Образ жизни
в избранное

Его сильные руки сжимают холодную сталь «Сайги» 12-го калибра, скрипучая кожа патронташа обвивает его крепкое тело, будто он советский морпех. Взгляд прямой и тяжелый, камуфляж замызганный и грязный, от него пахнет потом, кровью и грубой силой. Викинги исчезли? Что ты! Вот он: картинно поставил ногу на тело поверженного врага — медведя или лося, не важно. Охотник! Сколько брутальности в одном только слове!

Сейчас мы разнесем всю эту шушеру. Эй, Петька, заряжай мой MG-42!

Итак, охота. Как это благородное занятие девальвировалось из главного ремесла мужчин в постыдное и глупое удовольствие недалеких людей?

Все мы знаем из школьной истории и детской книжки «Борьба за огонь», что десятки тысяч лет наши «много раз пра-»дедушки бегали с копьями и луками в надежде забить какое-нибудь животное на ужин и сделать из его шкуры элегантный костюм-двойку эпохи ледникового периода – меховую юбку и накидку с капюшоном. Когда-то охота была одним из главных способов выжить, а шанс не вернуться с нее был велик: с копьем, и даже с луком, ты мог не забить зверя сразу, и тот, разъяренный, кинулся бы в ответную атаку. Согласись: рукопашная схватка с буйволом, кабаном или саблезубым тигром, когда у тебя есть всего лишь заточенная палка, может закончиться смертельно.

В такой охоте была доблесть и честь: победить страшного зверя, не попасть под удар самому, спасти свое племя от голода. Охотники почитались больше других, и многие говорят, сама литература как жанр возникла из пересказов охотничьих баек ночью у костра.

Это положение охота занимала примерно до ХХ века, когда уровень производства достиг той высоты, что фермы обеспечивали всех желающих и мясом, и шерстью. Да, папуасы до сих пор, тряся костяным пирсингом в носу, гоняются за обезьянами по джунглям, но мы сейчас про первый мир.

В наше время охота стала просто развлечением, способом прикоснуться к оружию и крови для мужиков, которые хотели бы пощекотать себе нервы. Ты скажешь, что «все это лирика и зачем тебе пулемет?». Петька все зарядил, огонь!

Когда ты стреляешь в животное, охотник, ты чувствуешь себя мужиком и воином, но это не так. Ты только что спустил курок на беззащитное существо, не сделавшее тебе ничего плохого. Твой нарезной «Тигр» вышибает лосю мозги за несколько сот метров, ты видишь его в оптику, а он даже никогда не узнает, что с ним случилось. Ты лупишь из обоих стволов крупной дробью и заставляешь кабана мучительно истекать кровью, просто потому что он кабан.

Нет смелости и силы в том, чтобы убивать тех, кто слабее. Ты не тот охотник с копьем, чьи шансы вернуться домой были 50/50, — ты высшее существо, когда заходишь в лес с огнестрельным оружием. Ты практически неуязвим, и в лесу нет животных, равных тебе по опасности, пока твои руки сжимают вороненую сталь. Послушай, это нечестно. Ты не крутой — ты убиваешь неразумных, убиваешь исподтишка, убиваешь ради развлечения. У тебя что, семья умрет с голоду, если ты не проредишь мелкашкой ту стаю уток? Это не мужество — это трусость.

Охотник, сытый довольный боров, с хорошей зарплатой, ты просто садист. Твоя охота ничем не отличается от отстрела бродячих собак и кошек. Слушай, а ведь это идея! Ты же можешь охотиться прямо в городе, и не надо никуда ехать. Только купи себе хорошую пневматическую винтовку с высокой начальной скоростью и можешь пулять прям с балкона.

Бездельники и шизофреники начнут воевать в комментариях, доказывая гомосексуальность автора, обзовут его вегетарианцем и обвинят в поддержке одновременно либералов, сатанистов и «Бурановских бабушек».

Но послушай: если тебе хочется почувствовать себя чем-то большим, чем просто обывателем мужского пола, хочется какого-то адреналина, есть много способов сделать это, не нанеся никому непоправимого вреда: единоборства, страйкбол, парашютный спорт, мотоцикл, в конце концов. Главное – не приземляться с парашютом на чужое картофельное поле и не курить на бензозаправке.

Ну любишь ты огнестрельное оружие, сил нет терпеть — ну есть тиры. Или выезжай на пустырь да стреляй по банкам. А вот если ты любишь убивать, друг, это уже клиника.

Хватит жить в махровом средневековье — быть охотником в ХХI веке должно быть стыдно. Увидишь охотника, посмейся над ним, потому что нет ничего унизительнее для труса, чем когда его потуги быть храбрецом высмеиваются.

Не нажимай на спуск, если с той стороны не может прилететь ответ.