Монополия на правду: почему ты неправ, даже если прав

Теодор Седин
Апрель 09, 2018
3.8k
0
Образ жизни
в избранное
Однажды мы сидели всей редакцией и думали, куда бы нам деть правду. Она лежала на столе, вся съежившаяся и дрожащая в ожидании своей судьбы, а мы все думали, что с ней делать. Вот она есть, доказательств полно, можно положить на поднос и пихать всем скептикам под нос. Но даже видя ее, они все равно настаивают на своих позициях. Поэтому мы оставили ее себе, а дураки пусть остаются дураками. Ведь главное — доказательства — есть, и кто хочет, может лично с ними ознакомиться. На наш взгляд, это самый оптимальный вариант. Нет смысла стараться донести до людей истину, если они этого не хотят. Вспомни, что они сделали с Джордано Бруно. А мы не готовы гореть даже под солнцем, поэтому останемся при своем. Тем более мы знаем, почему, даже если ты прав, ты все равно останешься не прав.

Все субъективно

У тебя есть монополия на истину? Ее нет ни у кого, особенно у тех людей, которые самоуверенно утверждают, будто бы все — говно, а они русалочки. Нет монополии у скучных техничных гитаристов, которые говорят, что Кирк Хемет — дерьмо, потому что не может сыграть так же технично и бездушно, как они. Нет монополии у государства, которое говорит тебе, кто брат, а кто враг. И уж тем более нет у тебя. Кто сказал, что ты прав? Прочитал в книжке, автор которой противоречит общепринятой теории? В интернете прочитал? Или пошел на поводу у большинства? Но ведь даже это не гарантирует правдивость. Если завтра большинство будет утверждать, что все проблемы от людей с волосатыми руками, и покажет фотографии «мохнатых» махинаторов и серийных убийц, что ты скажешь? Они и правда мерзавцы. Но это же бред — винить во всем волосатых… На первый взгляд, все субъективно, люди об этом помнят и потому не желают верить.

Правда мешает людям

Действительно, счастье — в неведении. Поэтому будет лучше прожить жизнь, не стремясь познать как можно больше, ведь с этим очень сложно жить. И знания свои, на деле, очень сложно применить по назначению. В обычной жизни они мешают: слишком быстро наступает разочарование. В общении их оценит меньшинство, а остальные посчитают тебя занудой. Даже в творчестве, как показывает практика, чем больше знаний, тем сложнее усваивается произведение. Жаль только, что в определенный момент жизни процесс становится необратимым, и если ты начал умнеть, то этого уже не остановить. Без умных людей мир был бы прекрасным и развитым, как республика Мали, но самим им приходится нелегко. Ты понимаешь многое, рядом беззаботно проходят люди… У правды одна цель: поднасрать и убежать, а уж как ты поступишь с «результатом» — твои проблемы. Поэтому иногда людям лучше не знать правду: это наносит ущерб их мировоззрению, меняет жизнь, зачастую в худшую сторону.

Ложь во благо принесла миру больше пользы, чем горькая правда. К сожалению, это так: человек слишком слаб, чтобы принимать истину. Опять же, из-за повышенного содержания эгоизма и нарциссизма в организме сложно признать неправоту. Порой и правда лучше не знать о давних изменах того, кого ты называешь партнером по жизни. Иногда истина не приносит ничего, кроме разочарования. Как реагировать на то, что у тебя запущенный рак и жить осталось чуть больше месяца? Правда заставляет людей ходить с минорным, как после изнасилования, выражением лица Джейка Джилленхола. А никто не хочет ходить с таким лицом, потому сознательно ее избегают.

brodude.ru_26.09.2016_J2EsT2Q8NHC2n

Ничего не стоит

Твоя правда чаще всего остается лишь мнением и не стоит ничего. Ничего. Его можно вывалить в бумажный пакет, положить под дверь неприятному человеку и поджечь — будет очень дымно и вонюче. А можно воспользоваться как ректальными свечами. Поэтому нет никакого смысла распинаться и тратить силы на попытку переубедить собеседника. Мнение — это словеса индивида, который считает себя умнее всех. У тебя такие люди вызывают положительные эмоции или желание подбросить включенный тостер, пока они моются? Скорее всего, второй вариант, поскольку умники бесят гораздо сильнее и дольше, чем тупые. Потому что знания пугают, а над тупым можно хотя бы поржать.

Недостаток харизмы и авторитета

Если попросить репера Джигана и Владимира Ильича Ленина толкнуть речь о построении нового государства, то, разумеется, ты с большим интересом прислушаешься к вождю мирового пролетариата, чем к еще одному бородатому быку из Black Star. Может он человек хороший и желает планете лучшего, но ему недостает нескольких очень важных качеств. Во-первых, подача у него не такая убедительная, как у вождя мирового пролетариата. Во-вторых, слова складывает не очень. А самое главное: ему не хватает авторитета в этом вопросе. Слава человека-памятника, прикончившего царизм, картавым эхом греет сердца всех тех, кто мечтает возродить СССР. А Джиган… А что Джиган? Он разбирается в производстве музыки (хотя это спорно), но никак не в политике.

Вот и в нашем случае, тебя не будут слушать без регалий. Если нет ни орденов, ни ученых степеней, то необходимо обладать яркой харизмой. Тогда можно обзывать ученых «лжецами» и «дешевками», как Панасенков. Или с умным видом утверждать, что сыроеды будут жить до 150 лет, что у нормальных женщин месячные идти не должны и что Земля плоская.

Имеют право

И люди, как бы плохо ты о них ни думал, помнят об этом. Главное, о том, что нужно здороваться, заходя в помещение, они не всегда помнят, а про свои права городить всякую ересь с умным видом не забудут даже на Страшном суде. Ну а что поделать? У них очень аргументный аргумент: «Что хочу, то и говорю. А ты пошел на хрен. Ну что ты мне сделаешь?!». Обычно это звучит несколько иначе и более вежливо, но суть от этого не меняется.

Люди действительно имеют право на свое мнение, даже на неправильное. Они не хотят знать правду и пользуются доступными им сведениями в очень малой степени. Более того, очень часто происходит так, что если люди верят во что-либо, то они готовы ухватиться за любую информацию, подтверждающую это. Даже в том случае, если факты весьма сомнительны. Происходит это по очень простой причине: им хочется быть счастливыми, а расстраиваться желания нет. Это не всегда происходит потому, что люди боятся правды. Скорее они создают себе своеобразный пузырь, за пределы которого стараются не выходить. Даже если ты научишься ходить по воде и превращать воду в вино, переубедить их не получится. Для них главным авторитетом являются они сами и собственный комфорт. Ну и чего их трогать тогда?

Чужие люди

Очень сложно доверять людям извне: из другого круга, из другого поколения. Чужаки настораживают, и Моррисон ухватил самую суть в этих строках песни, что не задушишь, не убьешь: «People a strange when you are stranger». Попробуй доказать человеку, что каламбуры типа: «Танцуй пока ледибой, мальчик», «Покой нам только шницель» не смешные, если он играл в КВН в конце нулевых и в его кругу все так шутят. А тут приходишь ты, такой красивый, и говоришь, что это все неправда. Они только презрительно зыркнут и скажут: «Мы будем говорить только в присутствии своего авокадо», а ты плюнешь и пойдешь пить пиво возле мусорных баков. А там на тебя, словно ворон на мертвечину, с лекцией о здоровом образе жизни накинется ЗОЖевец. В его вселенной пить нельзя; в твоей — не пить в такое время неприлично. И кто ж из вас прав, голубчик?

brodude.ru_26.09.2016_J2EsT2Q8NHC2n

Больше ничего нет

Потому что кроме этого мнения у человека нет ничего. Если б он был одним из волхвов, пришедших к младенцу Иисусу, то из всех даров подарил бы свое мнение. Ибо больше нечего. Это не знание, и ты не мудрость, а просто инструмент, которым он заявляет о себе. Без него он как скрипач без скрипки. Он может и знает, что не прав. Но отстаивать свою позицию удобнее, чем признавать чужую правоту. Так зачем портить жизнь человеку?