Миллиард экологических беженцев уже в этом веке

Михаил Малахов
11 июня, 2020
17.1k
0
Культура
в избранное
Человек, имеющий свой дом, будет держаться за него до последнего, пока не станет совсем уж невыносимо. Ураган, цунами или землетрясение за считанные дни способны сделать десятки тысяч людей беженцами. Хорошая война, идущая годы, может заставить бежать миллионы людей. Глобальное изменение климата планеты, длящееся десятки лет, может породить практически беспрерывный поток беженцев, которые никогда не найдут себе нового места.

Есть много оценок и вероятных моделей развития событий в результате изменения климата. Самый негативный сценарий говорит о миллиарде беженцев к концу века, хотя поток начнётся уже в 2050 году, постоянно набирая обороты. Более позитивные сценарии говорят о десятках миллионов ежегодно, с пиком под 150 миллионов к тому же сроку. При этом ни один, даже самый оптимистичный, прогноз не предусматривает безболезненного преодоления будущего кризиса.

Право на жизнь

В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Третья статья этой декларации гласит, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Чаще всего именно эта статья обеспечивает беженцам право на получение убежища.

В 2019-м в мире насчитывалось 258 миллионов международных мигрантов, что на 14 миллионов больше, чем в предыдущем году. Большую часть составляли трудовые мигранты, так называемые экономические беженцы. Однако значительную долю представляли и люди, бегущие от войны, правового беспредела или криминогенной обстановки. Обозначенные проблемы особенно актуальны для стран Латинской Америки, Северной Африки и Ближнего Востока.

В самом начале 2020 года комитет ООН по правам человека признал право климатических беженцев на получение убежища. В январе впервые в истории было рассмотрено дело, связанное с просьбой о предоставлении убежища по причине изменения климата. Просителем выступал гражданин Кирибати Иоане Тейтиота, который в 2005-м вместе с женой искал убежище в Новой Зеландии, но получил отказ. Позже островитянин написал жалобу в Комитет по правам человека ООН. Тейтиота утверждал, что решение властей Новой Зеландии нарушает его право на жизнь.

Кирибати — это небольшое островное государство в Океании; средняя высота над уровнем моря в районе 12 метров, а наивысшая точка всего 81 метр. Учитывая постоянно поднимающий уровень океана, высока вероятность, что уже к концу века большая часть страны буквально утонет. Кроме опасности затопления есть и другие сопутствующие факторы. Например, засоление пресных водоёмов и почв, что вызывает дефицит питьевой воды и возделываемых земель, а следовательно, и еды.

Собственно, последнее и стало причиной, по которой Иоане Тейтиота решил искать убежище в другом месте. По его словам, в стране вспыхивают ожесточенные конфликты, связанные с правом на землю, так как её становится всё меньше. Эксперты ООН по правам человека внимательно изучили дело и пришли к выводу, что в данном случае прямая угроза жизни отсутствует, и отклонили прошение. Тем не менее решение Комитета устанавливает новые стандарты, которые в будущем могут способствовать благоприятному исходу других дел.

5 событий, изменивших привычный уклад миллионов людей

Цепные реакции с непредсказуемым развитием событий

Когда простой человек — не учёный и не экоактивист — слышит, что средняя температура на Земле к концу века поднимется на три градуса, он не воспринимает эти данные как угрозу. Действительно, ну поднимется, и ладно — чаще можно будет в шортах ходить. Когда человек слышит, что из-за этого уровень Мирового океана поднимется на один метр, следует схожая реакция: подумаешь, метр, это ниже человеческого роста — сущая ерунда. И такую реакцию вполне можно понять, учитывая количество сумасшедших активистов и окончательно оторвавшихся от реальности политиков.

Эти ребята рассказывают, как вредны для планеты освежители воздуха в наших квартирах. Они просят нас экономить воду, выбирая душ вместо ванны. Хотя это уже прошлый век. Теперь нас просят вообще мыться в душе вместе, но и на этом борцы не останавливаются. Новый тренд: Save The Planet, Pee In the Shower. И это не шутка. Во многих странах появилась социальная реклама, объясняющая, что при сливе унитаза идёт неоправданный расход воды, поэтому разумнее делать все дела прямо в душе.

Нормальный человек, естественно, покрутит пальцем у виска. Никто из нас за всю жизнь не нанесёт столько вреда окружающей среде, сколько один завод всего за пару часов. Это совершенно очевидно. Однако просят ужаться именно нас, обычных людей. Корпорации, озаботившиеся лидеры возбудившихся стран и международных организаций десятилетиями только и делают, что рассуждают о необходимости сокращения вредных выбросов. При этом дальше озабоченности дело не заходит.

Дело в том, что независимо от антропогенного фактора климат будет меняться. Даже если все люди прямо сейчас исчезнут. Сокращение воздействия человечества на окружающую среду может лишь замедлить некоторые процессы, немного отсрочить глобальные климатические перемены.

Вернёмся к метру и трём градусам. Величины не впечатляют, потому и не воспринимаются. Однако этих величин достаточно для запуска цепных реакций. Мировой океан не только «поглотит» часть суши, но и сделает непригодными для сельского хозяйства обширные прибрежные зоны. Таяние ледников не только повысит уровень океана, но и лишит запасов пресной воды некоторые регионы. Повышение температуры сделает климат не только немного жарче, но и суше. Это, в свою очередь, увеличит количество и площадь лесных пожаров, а горящие деревья вернут в атмосферу весь углекислый газ, который собирается в их стволах.

Подобных цепных реакций десятки. Где-то они носят локальный характер, а где-то и по-настоящему глобальный. Таким образом, уже к концу века необитаемая зона может охватить до 30 % территории суши, вынудив сотни миллионов людей искать для себя жизненное пространство. Что тоже является своего рода цепной реакцией подобной Великому переселению народов. Большая часть экологических беженцев станут внутренними эмигрантами, то есть останутся на территории своей страны. Но это только на начальном этапе, ведь так или иначе переселенцы станут выдавливать других, «более слабых» соседей с их мест, и в итоге человеческие потоки устремятся за пределы государства. Достигнув следующей страны, этот механизм сработает вновь — это и есть принцип домино.

Сотни миллионов людей и десятки стран

Такие цифры выглядят куда внушительнее, чем какой-то там метр и пара-тройка градусов. Наверное, говоря об изменении климата, стоит показывать бесконечные колонны беженцев, а не бедных мишек на льдинах или измученных жарой пингвинов. Правда, если прибегнуть к этой тактике, никакая социальная реклама об экономии воды в душе не будет работать. Зато социальный взрыв и радикализация общества вполне возможны. Этого корпоратократы и банкстеры не желают — они желают убедить нас покупать воздух. Это опять-таки буквально: во многих странах мира уже разрабатывается концепция культурного потребления CO2.

Как в итоге это будет реализовано, пока неизвестно. Вероятно, в разных странах по-своему. Если упростить, то смысл в том, чтобы добавить ещё один необходимый для жизни ресурс. Кроме денег людям нужно будет зарабатывать или как-то иначе получать лимит по потреблению углерода.

К примеру, банка колы стоит 50 рублей, но при этом ещё и 4 условных единицы CO2. Если одного из ресурсов у тебя нет, то колу не получишь. Либо придётся переплачивать на чёрном рынке.

Хотелось бы видеть какие-то накопительные карты CO2 из пластика — это был бы действительно эпичный троллинг.

В результате глобального потепления больше всего пострадают три зоны: Юго-Восточная Азия, Южная Америка и тропическая Африка. Кроме них, конечно же, Океания, но там относительно небольшое население. В общем-то, нет худа без добра: наконец-то Австралия получит по шапке — эти ребята слишком уж хорошо устроились. Впрочем, из всех стран Океании они опять-таки отскочат с наименьшими потерями, так как живут на огромном континенте. Например, Мале — столица Мальдив с населением 140 тысяч человек — находится на высоте всего два метра над уровнем моря. То есть она утонет, и это точно. Поэтому правительство Мальдивских островов уже ведёт переговоры с другими странами о покупке земли для будущего переселения. На самом деле данная проблема как минимум требует осмысления. Цивилизованный мир ещё не сталкивался с необходимостью переселять целые государства.

В 2015 году произошёл европейский миграционный кризис — тогда в ЕС за год прибыло около полутора миллионов беженцев. Отчасти это спровоцировало Brexit и стало причиной подъёма популярности националистических лидеров во многих странах. Что может произойти, если будет не полтора миллиона, а, скажем, 15 миллионов беженцев в год? А если 150? Цифры взяты не с потолка — это оценка Всемирного банка на 2050 год, и с каждым годом их количество будет только расти, так как одновременно с развитием экологических цепных реакций будет расти и численность населения.

Беженцы в большинстве своём представлены трудоспособными людьми в возрасте от 16 до 45 лет. Преобладают мужчины, зачастую не имеющие никакого образования и не желающие интегрироваться в общество. Эти люди часто не принимают законов стран, в которых ищут убежище, полагая, что весь мир устроен так, как они привыкли жить. Часто этим людям совершенно нечего терять, так как всё, что они имеют, умещается в походную сумку. Такая картина неизбежно влечёт за собой всплеск насилия, причём как со стороны самих беженцев, так и со стороны коренного населения.

Остро с этой проблемой рискуют столкнуться Соединённые Штаты Америки. При подъёме уровня океана на один метр им придётся полностью или частично переселить более 400 населённых пунктов. То есть Штаты получат пару-тройку десятков миллионов внутренних переселенцев, к которым добавится ещё больше внешних — из Центральной и Южной Америки. А это одни из самых криминогенных районов планеты — одна только сальвадорская банда Mara Salvatrucha имеет порядка 150 тысяч штыков. В то же время в самих США у людей на руках более 300 миллионов единиц оружия. Вероятно, возведение неприступной стены в данном случае является меньшим злом.

Рабство не отменили — оно просто стало всеобщим

Глобализация или коллапс

От изменения климата пострадают все страны: какие-то утонут в океане, какие-то будут поглощены пустыней, в других станет невыносимо жарко и сухо. На большинстве моделей, прогнозирующих развитие событий, Россия выглядит весьма неплохо. Наши районы вечной мерзлоты немного оттают, возможно оказавшись в итоге под водой, но это не худший размен. Правда, увеличится количество лесных пожаров, да и Чёрное море станет чуть ближе для всех желающих, затопив часть Краснодарского края, но это реально мелочи по сравнению со многими другими странами. К тому же у нас, как известно, свой особый путь и свой, тоже особый, взгляд на демократию и права человека. Вряд ли мы пустим к себе десятки или даже просто миллионы беженцев. Это, наверное, единственный плюс околототалитарных режимов: они способны эффективно противостоять внешним угрозам.

Тем не менее с экономической точки зрения мир уже давно глобален, и любые европейские кризисы всегда сказываются на нас. То есть, если Европа станет загибаться под натиском беженцев или возрождением националистических идей, мы это точно ощутим. Подобные связи есть у всех и со всеми. Опять же, где-то более ярко выраженные, где-то менее.

Проще говоря, в итоге ни одна страна самостоятельно не сможет выйти из ситуации без существенных потерь. Речь идёт обо всех видах потерь — от экономических до человеческих и правовых.

Когда начинает пахнуть жареным, никакие свободы и права никого не интересуют. Прав тот, у кого палка больше, ствол длиннее, броня крепче. Когда (не если, а именно когда) начнётся глобальное экологическое переселение, все страны будут вынуждены значительно ужесточить пограничный контроль. Появятся сотни лагерей беженцев, визовые соглашения пересмотрят в сторону усложнения процедуры. Перемещаться по миру станет труднее и дороже — для всех.

Всё это может спровоцировать сколько угодно сопутствующих проблем, не поддающихся прогнозированию. Вместе с ограничением физического перемещения людей затруднится и перемещение товаров. Упавший уровень потребления окажет влияние на всю экономику. Так как привычного количества товаров более не требуется, не нужно так много сырьевых ресурсов, не нужно и столько рабочих. Люди, они такие создания, что могут терпеть и переносить очень многое, но не голод. И не голодную смерть своих детей. Когда сотням миллионов людей грозит голодная смерть, они уже не терпят, а действуют, и очень решительно. Значит, вообще не нужно так много людей. К этому выводу придут довольно быстро.

Есть и второй вариант: полная глобализация мира, создание единого центра управления всеми процессами. Правда, этот мир сто процентов будет тоталитарным — во всяком случае, на первых этапах. Иначе никак: человечество просто не успело нравственно эволюционировать и неспособно к самоконтролю. У нас тут люди на выборах за пакет гречки голоса продают. Услышав очередную агитку, они голосуют за политиков, которым даже сахар в чае нельзя доверить размешивать. Потому что те украдут и чай, и сахар. Вот и выходит, что глобальное государство возможно, но не глобальная демократия.

Звучит всё это пессимистично, но похоже, время действительно упущено, и вскоре мы будем с тёплой ностальгией вспоминать спокойную и уютную бухточку под названием «двадцатый век». Период потрясений и конфликтов за самые базовые ресурсы неизбежен. Вопрос в том, последует ли за ним период переосмысления?

Культ потребления: во что мы превратились и куда идём