Культура

Лучшие
компьютерные антигерои всех времен

  • 8337
  • 0
  • Теодор Седин
Разработчикам иногда бывает очень скучно от создания глубоко положительных персонажей. Поэтому они создают главных героев, которые зачастую походят на антигероев. У какого-то персонажа трагедия случилась в прошлом, у какого-то в настоящем, кто-то просто мразью родился. Но, как правило, таким персонажем интересно играть. Отрицательная харизма зачастую гораздо сильнее харизмы положительной.

Hitman — Агент 47

Человек с сорока семью хромосомами. Нам с ним крупно повезло, ибо он имел дело исключительно с коррумпированными чиновниками, боссами мафии, злыми генералами и прочими не очень приятными людьми.

Он бесчувственный и беспощадный, так что для него не проблема убить невинного, и его не пугают угрозы. Он работает за деньги, хотя у него нет в них особой потребности. Работа — вот что по-настоящему важно, вот что наполняет его жизнь смыслом и делает его тем, кем он является. И он, наверное, это знает.

Самые эффективные убийцы — молчаливые убийцы, ибо они наводят страх похлеще любого духа.

The Last Of Us — Джоел

Когда-то он был любящим отцом, присматривающим за своей дочерью у себя дома. Теперь он крушит черепа, ломает кости и громит пустошь.

С самого начала мы видим Джоэла как не более, чем героя, попавшего в темные времена, но по мере игрового прогресса он становится все более и более героическим, пока в один роковой момент этот героический статус не начинает скатываться по нисходящей спирали в статус антигероя.

Конечно, он просто хочет лучшего для Элли, и ему плевать, если для этого ему придется выпотрошить человечество.

Red Dead Redemption — Джон Марстон

Джон Марстон пытается встать на правильный путь, но, увы, ему постоянно мешают это сделать несколько триггеров, плетущихся за ним на хвосте.

Неважно, какой морали он придерживается, Джон всегда будет изгоем — это практически впиталось в его кожу, и вряд ли когда-либо смоется. Пытаясь найти выход из преступной жизни, он только еще сильнее разжигает огонь хаоса. Удача никогда не была на его стороне.

Max Payne — Макс Пейн

Месть — дело благородное. Но именно она превратила простого копа в ангела смерти с тяжкими признаками алкоголизма. Главный плюс мести Пейна в том, что он и правда очень хороший убийца. Настоящий чистильщик, напоминающий почтенным господам, что они малость зажрались. Он на грани самоубийства, но раз за разом буквально толкает сам себя в перестрелки.

Как и с большинством героев, с приставкой «анти-» или положительных, им всегда двигало благое дело, и к концу он достигает его. Но по дороге он сеет лишь боль, кровь и мрак.

GTA IV — Нико Белик

Приезжая в Либерти-Сити с благими намерениями и надеждой обрести новую, спокойную и счастливую жизнь, Нико от безысходности начинает убивать бандитов, ростовщиков, копов, друзей и прочих гадов. Хотя ангелом Нико не назовешь, на самом деле к такой жизни его тоже привела месть: во время войны на родине его отряд был почти поголовно перебит в засаде, а предатель теперь скрывается где-то в Либерти-Сити. Именно его он и собирается убить.

Он работает для людей, ему даже не особенно нравится зарабатывать пачки денег таким вот образом. В конце концов, он всего лишь пытается защитить тех, кто ему небезразличен, даже если для этого придется грабить банки и заниматься другой незаконной деятельностью.

God of war — Кратос

Кто еще, если не Кратос, заслуживает места в этом списке? Истинное воплощение добра, постепенно переходящего в жестокость.

Кратос — это месть исчадия хаоса. Он убивает всех и вся, только время от времени останавливаясь, чтобы лечь в постель с очередной бабой... или двумя. Сурово и методично, он шаг за шагом подходит к своей цели. И пусть по ходу дела ему придется решать головоломки, цена которым — невинная человеческая жизнь, личные интересы превыше всего.

Кратос разрушает мир, стремясь отомстить: убить солнце, затопить мир, выпустить демонов из преисподней. Одним словом, сумасшедший звероподобный мужчина, ослепленный жаждой мести. Только в конце третьей части он понимает, какой ущерб он может причинить, прежде чем принимать соответствующие меры.

Fallout 2 — Избранный

В принципе, в любой современной «песочнице», где главному персонажу дают право выбора варианта ответа в диалоге, можно создать настоящую мразь, которая со временем даже тебя начнет раздражать. Но в старых «Фоллаутах» не было такой линейности, какая есть в современных играх. Мразь действительно становилась мразью: он гадил, убивал, подставлял, занимался свальным грехом с мужчинами, воровал, и общество меняло к нему свое отношение. Сейчас же каждая игра как будто очень хочет оправдать своего героя. Дайте свободу, дайте действительно превратиться в мразь.

Torrente 3: El Protector — Торренте

Давным-давно, 10 лет назад, на свет появилась эта весьма странная игра, снятая по мотивам испанского пердильного сериала про мерзкого детектива по имени Торренте. Это была весьма своеобразная песочница, в которой нужно было бегать этим самым Торренте по почти детально воспроизведенному Мадриду и ублажать свои физиологические потребности. Но нашим адаптаторам показалось мало мерзкого испанца, и они немного подкорректировали главного персонажа. Всё то же самое, даже миссии, но только в русской озвучке он заговорил голосом Романа Трахтенберга, а персонаж обрел его черты.

Теперь Торренте-Трахтенберг мочится, справляет акт дефекации, совокупляется с проститутками (в разных местах и позах, в зависимости от уровня), занимается махинациями и попросту ведет аморальный образ жизни. Какой бы безумной и забагованной не была игра, процесс был крайне интересным.

Legacy of Kain — Каин

Порядком подзабытая серия, а жаль, слишком уж много в ней было хорошего, начиная от сюжета, и заканчивая самим процессом. Собственно, один из главных героев серии — вампир Каин (который в оригинале звучит как Кейн, но всем плевать), как-то пал жертвой насилия от собственного меча, после чего был воскрешен как вампир. Особенно интересно наблюдать за тем, как его характер изменяется с возрастом. Если в первой части он был человеком, попавшим в обстоятельства и постепенно к ним приспособившийся, а в четвертой — наглым, самоуверенным и скорым на дело, то во второй, третьей и пятой — уже более мудрым, но всё еще высокомерным.

И все-таки вампирское берет в нем свое. Его, в общем-то, и героем назвать сложно, ибо явно положительного в нем замечено не было.