Креатив и профессионализм: как стать машиной по производству творчества

Теодор Седин
Ноябрь 09, 2015
13.7k
4
Лайфхак
в избранное


У нас немало творческих читателей, и для их блага, для их профессионализма эта статья будет крайне полезна. Впрочем, остальные наши читатели, занимающиеся не менее, а кое-где и более полезным трудом, тоже могут найти много полезного в этом отменном лайфхаке для чересчур творческих и несчастных.

Представь, например, один день из жизни Джека Лондона – увлекательный авантюрист и автор сотен рассказов и более 50 книг, включая такую классику, как «Зов предков» и «Белый Клык».

Если бы мы могли перенестись на сто лет назад, то, войдя в его комнату, обычным солнечным калифорнийским утром, мы бы могли увидеть его лежащим на кровати, на горе подушек. Рядом стоит тумба, где красуется неслабая горка из сигар, в углу комнаты висят бумажки с разными пометками, а сам автор пишет свою новейшую историю, словно письмо, положив планшет с бумагой прямо на колени.

Может показаться, что все свои рассказы Лондон пишет, что называется, «с натуры», путешествуя по суровым неизведанным краям, отыскивая клондайки, дыша свежим горным воздухом…

На самом деле всё было с точностью до наоборот. Дышал он исключительно табачным дымом и после работы с удовольствием и отчаянным облегчением прикладывался к выпивке. Свой рабочий процесс он описывал так: «Я приступаю к своим обязанностям, как раб. Я ненавижу писать», – или: «Я никто иной, как просто очень хороший ремесленник». Типичный разговор о профессии заканчивался так: «Я ненавижу свою профессию. Я ненавижу профессию, которую я выбрал!» И не смотря на это, вряд ли у кого-нибудь повернётся язык назвать его плохим писателем, если только ты не чокнутый преподаватель с филфака, гнобящий ради собственного авторитета всех и всё.

Казалось бы, если тебе так не нравится писать, то какого чёрта ты этим занимаешься? Рабочие руки всегда в цене, а в то время они ценились вдвойне. Ответ очень прост. Лондон умел писать, и за это хорошо платили. Надо же было как-то содержать семью, и он смог расширить своё ранчо, так что полтора десятилетия борьбы с самим собой не прошли зря.

Возможно, это были простые истерики творческого человека, ведь писать – дело нелёгкое. А может, у него просто был стальной характер, и он прекрасно понимал, что другим образом до красивой жизни ему не добраться. В общем, он подходил к своей работе как настоящий профессионал.

Ты профессионал или любитель?


Мы привыкли воспринимать слово “профессионал” как обозначение человека, который достиг в своей профессии высшего мастерства и соответствует определённым стандартам. И по определению, он вроде бы должен хорошо зарабатывать.

Но дело в том, что слово берёт свои корни от латинского professionem – “объявлять открыто”. В Средние века оно трансформировалось во французское profession – так называли обеты, которые давали, вступая в религиозные ордены, а затем этот термин стал обозначать любое торжественное заявление.

Вдохновение – для дилетантов, остальные просто приходят и приступают к работе.
– Чак Клоуз –

Мы предлагаем тебе возродить ту исконную точку зрения на профессионализм, рассматривая его как отношение, мышление, нерушимая приверженность к труду с твоей стороны. Возможно, ты не ненавидишь свою работу настолько, что начинает казаться, будто Лондон обожал писать. Если работа бесит, раздражает, значит стоит запастись терпением. В то время как “любители” ждут вдохновения и того, когда их посетит желание начать работать, “специалисты” трудятся не зависимо от настроения. Этот обет, может быть, основан на приверженности к созданию чего-то прекрасного, а может, он основан на понимании того, что без этих денег будет ещё хуже.

Кстати, в тех профессиях, которые требуют нужного, кропотливого подхода, заставить себя работать гораздо проще, чем в профессиях, требующих креатива. Однако, если нет никаких предпосылок к началу творческого процесса, ничего толкового не получится.

Но профессионалы знают: если принять меры, если начать трудиться, то вдохновение придёт. Поскольку действие порождает чувства более эффективно, чем чувства ведут к действиям, профессионалы в конечном итоге добиваются целей быстрее, чем ленивые мечтатели.

Однако начать трудиться как профессионал довольно сложно. Если сейчас попробовать, то можно в этом убедиться. Назревает вопрос: как тогда научиться мыслить профессионально, если желание никак не появляется. Что ж, придётся прибегнуть к распорядку дня профессионала.

Распорядок дня: мощный стержень творческого профессионализма

Мой опыт говорит, что большинство действительно серьезных творческих людей, которых я знаю, следуют рутинным и не особо приятным рабочим привычкам.
– Джон К. Адамс (композитор) –

У всех творческих людей свой подход к дисциплине. Некоторые встали рано, в то время как другие спали до обеда. Некоторые работали за столом, некоторые, развалившись в постели. Многим нравилось полное одиночество и тишина, а некоторые были не против шумных перерывов.

Однако, не смотря на различие способов и распорядков этих писателей, мыслителей и художников, у них была одна общая черта: они застряли в повседневной рутине! Джек Лондон ежедневно выполнял одни и те же рабочие процедуры. Сын Чарльза Диккенса писал, что у его отца были ещё более однообразные и скучные привычки, чем у обыкновенного клерка.
Казалось бы, творческие люди, всюду свобода и творчество, а вместо этого привязывают себя к серой, методичной рутине. И для чего? Для того, чтобы эффективно и последовательно раскрыть свой гений.

Рутина выступает в качестве точки опоры, которая помогает профессионалу исполнить свой обет и выполнить поставленную задачу.

В умелых руках она может быть точно откалибрована, как механизм для достижения ограниченных ресурсов: времени (самый ограниченный ресурс из всех), а также силы воли, самодисциплины, оптимизма. Сплошная рутина помогает предотвратить тиранию настроения.

Рутина задаёт движение творчеству. Она не даёт времени на бессмысленные самокопания и ожидания вдохновения. Возможно, Кобейн был бы жив, если бы сделал сочинительство и свой образ жизни упорядоченным и скучным. Ну, и если бы в Сиэтле так часто не шли дожди.

В своих мемуарах Стивен Кинг рассказывал, что рутинная работа – это своеобразная «заливка» для «творческого сна». Что это значит? Проще говоря, великий фантаст твёрдо уверен, что, приучая себя к определённому количеству сна, каждый день, в определённое время, ты заставляешь свой разум «спать творчески», то есть живо представлять себе сны наяву, которые могут обернуться вполне неплохими произведениями художественной литературы. Иными словами, творчество – это привычка, которая, как и всё остальное, культивируется путём ежедневных тренировок и повседневной работы над собой. Ещё было бы неплохо иметь талант, но, увы, не всем с этим везёт.

4 ключа для решения проблем

Рутина у умного человека – это признак честолюбия. Современный стоик знает, что самый верный способ дисциплинировать страсть – это дисциплинировать время: решите, что вы хотите или должны сделать в течение дня, и тогда у вас не возникнет никаких хлопот.
– У. Х. Оден –

Конечно, у каждого свои ритуалы, свои привычки, но есть 4 столпа, которые просто необходимо выполнять.

1. Делать наиболее важную работу в первую очередь. Это позволяет применить остроту и свежесть своего ума и воображения к наиболее важным задачам.
Иоганн Вольфганг фон Гете утверждал, что человек трудится лучше «после усиленного сна, и не преследуя абсурдные мелочи повседневной жизни».

2. Стремиться к постоянной дисциплине. Можно подумать, что строгий распорядок дня был только у аскетичных писателей и художников, которые трудились в своих кабинетах, как папы Карло, и света белого не видели. Но даже те, кто пропадал на вечеринках, нерегулярно спал и предавался различным порокам, знали, что доводить себя до тяжёлого похмелья – непозволительная роскошь. Эрнест Хемингуэй, например, просыпался с первыми лучами солнца и начинал писать, даже если выпитый накануне алкоголь выливался, буквально из ушей.

3. Держаться четких, поддающихся количественной оценке целей. Многие писатели, например, ставили себе целью написать определенное количество слов, прежде чем отправляться на отдых. Суточная норма Хемингуэя составляла символические: «Чтобы не обманывать себя». Лондон писал 1000 слов каждый день вне зависимости от того, был ли он дома или качался в лодке на просторах Тихого океана. Некоторые писатели таким образом писали романы за полгода. Главное – выработать привычку, возможно, после этого 1000 слов покажутся детским лепетом.

4. Трудиться с оглядкой на долгосрочную перспективу.
Всё придёт, всё настанет, но не сразу. Надо выучиться ждать. Например, художник Чарльз Шульц, создатель популярного по ту сторону обоих боковых океанов комикса «Peanuts» (тот самый, где собачка Снупи), работал в одиночку семь часов в день, 5 дней в неделю в течение почти 50 лет. И ему воздалось за труды: он разбогател, стал уважаемым художником-карикатуристом, родственники до сих пор получают отчисления, сам комикс стал культурным достоянием Америки, а ценники работ Щульца поражают обилием нулей.