Книги для начинающего политика

Теодор Седин
Ноябрь 08, 2016
44.7k
2
Культура
в избранное

Глядя на Дональда Трампа, на строптивую барышню преклонных лет, рвущуюся к власти, на Владимира Вольфовича, крикливо борющегося за русских, и даже на Игоря Коротченко, становится понятно, что в политике есть место для каждого. Но не всё так просто: важно уметь разбираться во многих тонкостях, знать терминологию, общественные настроения и основные принципы столь тонкого ремесла. Для этого нужны жизненный опыт и, если такового не имеется, книги. Возьмем книги людей, которые, так сказать, прикоснулись к политике рукой. Но помни, что труды Пятигорского, Шапиро и Паркинсона тоже никто не отменял.

1. «Сингапурская история. 1965-2000 гг. Из третьего мира — в первый», Ли Куан Ю

brodude.ru_8.11.2016_6SR71vvrwWvGZ

В Юго-Восточной Азии есть песчаный остров, на котором нет ничего, кроме миллионного населения. Вокруг более многочисленные соседи, внутри — куча проблем. Даже вода у них не своя, а малайская.
И вот однажды кабинет министров возглавил настоящий мудрец Ли Куан Ю, который за 31 год работы сумел сделать из бедной крохотной страны, известной своей бедностью, многонациональностью и проституцией (третье место после Тайланда и Филиппин в регионе), финансовый, деловой и научный центр Юго-Восточной Азии.

Многие страны брали за эталон Сингапурскую модель, но никто не смог повторить чуда Ли Куан Ю. Как сделать из страны, где единственным ресурсом является человек (заметим, не дешевый труд, а именно человек) высокотехнологичное, развитое государство, которое уже называют государством будущего — именно об этом долгом и тернистом пути пишет Куан Ю. Пишет много и долго, уместив опыт в три десятка лет на тысяче страниц, но история сама по себе очень интересная, да еще и написана хорошо. Так что скучать не придется.

Куан Ю дает ответы на те вопросы, которые наверняка задают себе сейчас и россияне: как победить коррупцию и сделать передовую систему из системы неэффективной. Он рассказывает, как вытягивал внутреннюю и внешнюю политику и как решал вопрос с армией крохотного государства, боролся с безработицей, развивал малый бизнес и стремился сделать каждого сингапурца ни в чем не нуждающимся трудолюбивым хозяином красивого «зеленого» дома и хорошего банковского счета.

Интересно почитать мнения Куан Ю о международной политике. С его мнением можно не соглашаться, но он одним из первых в мире посоветовал дружить с развивающимся Китаем. Восточный мудрец дает объяснения, почему американская модель невозможна для его чудо-острова, и открывает глаза на тончайшую материю под названием Юго-Восточная Азия и своих недоразвитых (если сравнивать с Сингапуром) соседей. Теперь эти соседи снабжают их фруктами (на острове не выращивают ничего, в силу микроскопичности территории в том числе) и молча завидуют. Шутка ли, в «бананово-лимонном Сингапуре», воспетом Вертинским, ни бананов, ни лимонов не растет.

Это действительно очень поучительная и захватывающая история о том, как один человек может изменить всё, даже в таком сложном, многонациональном, пускай и очень маленьком регионе. Случай беспрецедентный, больше такого не было.

2. «Сравнительные жизнеописания», Плутарх

brodude.ru_8.11.2016_4ne8gcHexs9ct

Вот уж действительно титанический труд, охватывающий колоссальный пласт времени — от мифологических времен до последнего века до н.э. Именно это произведение является основным источником биографий политиков античных времён. Любой уважающий себя историк рано или поздно ссылается на Плутарха.

Уникальность заключается в том, что в пару выдающемуся греку подобран не менее выдающийся римлянин. Подбор героев биографий определялся, по-видимому, соответствием идеалу активного деятеля. В итоге мы имеем масштабный труд, в котором есть двадцать две парные биографии известных политических деятелей — римлян и греков от Тесея до Марка Антония. Плутарх не стремился дать подробное описание жизни своего героя, для него главным было показать великого человека и раскрыть его характер, а это всегда поучительно и ценно.

Плутарх не понаслышке знал, в чем ценность и сложность управления народом, поскольку сам был очень активным и выдающимся общественным деятелем, а также одним из важнейших и влиятельнейших лиц провинции Ахайя, так что стоит отнестись к автору не только как к философу и писателю, но и как к человеку, знающему толк в политике.

3. «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского», Томас Гоббс

brodude.ru_8.11.2016_x3TYzXlKVF0zm

Томас Гоббс политиком не был, он, как и Плутарх, был философом и гуманистом. Зато большинство его трудов касались именно политики и проблем государства. Наряду с Макиавелли и его «Государем», «Левиафан» является крупнейшим политологическим трудом в истории. Конечно, книга была написана в 16 веке, и потому современного читателя может смутить изящный, весьма архаичный слог. Но это нисколько не мешает понять общую суть произведения.

Отталкиваясь от постулатов «война всех против всех» и «человек человеку волк», Гоббс дает свою теорию возникновения государства. Он утверждает, что человек и властитель заключают договор с тем, кто обязуется сохранить свободное использование их прав — государством.

Левиафан — имя библейского чудовища, изображенного как сила природы, принижающая человека. Гоббс использует этот образ для описания могущественного государства.

Долгое время труды Гоббса были запрещены даже на родине, а перевод на русский язык был сожжен. Теперь текст рукописи висит в свободном доступе. С ним можно не соглашаться, спорить, но его изображение государства оказывается довольно точным, и для общего развития прочесть книгу не помешает.

4. «Мягкая сила. Средства достичь успеха в мировой политике», Джозеф Най

brodude.ru_8.11.2016_lpVAAbupRdW8k

Вернемся из седой старины в наши лихие дни — тут туже умеют писать интересные книги. Не беремся говорить, сколько среди наших читателей сторонников неолиберализма, но с понятием «мягкая сила» ознакомиться стоит. В конце концов, от книг Ная не прет такой откровенной русофобией, как от книг другого почтенного старца и маразматика Збигнева Бжезинского, задолбавшего мир своей концепцией американской гегемонии. То ли дело Най, не стесняющийся писать про американский упадок и тщательно старающийся быть адекватным. Не всегда получается, но он старается.

За плечами у Ная огромный опыт, причем не только профессорский, но и практический. Он работал помощником заместителя государственного секретаря по вопросам поддержки безопасности, науки и технологии и председателем группы Национального совета безопасности по вопросам нераспространения ядерного оружия. В 1993—1994 годах — председатель Совета национальной разведки, а в 1994 и 1995 годах — заместитель министра обороны по вопросам международной безопасности. Этот человек знает, как устроена внутренняя кухня политики.

Наю принадлежит само понятие «мягкой силы», которое пусть и критикуется неоконсерваторами, но стало одной из коренных теорий в мировой политике, экономике и дипломатии. Сама книга со столь красноречивым и кричащим заголовком дает объяснение этой концепции. Концепция эта, подобно методу кнута и пряника, делится на жесткую силу (армия и экономика) и мягкую силу (культура, внешняя политика). Най пытается доказать, что такая сила гораздо эффективнее, ибо образ привлекательности страны порой работает лучше торпед. Например, Холодную войну выиграла именно «мягкая сила».

Книгу стоит прочесть каждому начинающему политику. Как минимум для того, чтобы понимать, что власть — это не только большие пушки, но и хитросплетение интриг и работа на имидж.

5. «Исповедь», Михаил Бакунин

brodude.ru_8.11.2016_95sQpZ6xwfcWw

Если ты считаешь, что анархизм — это озверевшие ватаги из Гуляйполя под предводительством Батьки Махно, передвигающиеся исключительно на тачанках и затыкающие бутыли самогона кукурузиной, либо же облеванные говнари и панки, протестующие против всего на свете, то Бакунина тебе читать еще рано — достаточно взять словарь и ознакомиться с сутью этого весьма интересного и небезнадежного течения.

Бакунина не зря называют апостолом анархии — в свои идеи он верил до последнего. История написания «Исповеди» достаточно безрадостна. Бакунин половину жизни занимался активной революционной деятельностью, но после провального пражского восстания, многочисленных судов, в которых в срочном порядке смертная казнь менялась на пожизненное заключение, он был выдан батюшке-царю Николаю I, (в народе Палкину), который усадил его в Петропавловскую крепость и заставил на бумаге изложить свой взгляд на революционное движение и славянский вопрос.

Получился чистосердечный рассказ Бакунина о временах, проведенных им во Франции и Германии и участии в заграничных революционных движениях. Книга украшена поучительными советами по внешней и внутренней политике императора Николая I, которая, как мы помним, закончилась обороной Севастополя и полным провалом.

Книга является ценным источником становления революционных настроений в Российской империи, а также ответом на вопрос: что же такое известный русский феномен. Как известно, люди меняются не так сильно и быстро, как того хотелось бы, и потому дух поднятых проблем витает в воздухе.
А вот людям знающим и разбирающимся книгу лучше не трогать. Смотреть на то, как Бакунин изворачивается перед венценосной особой и дискредитирует себя как идеолога, неприятно. Местами очень.

6. «Государь», Николо Макиавелли

brodude.ru_8.11.2016_bojlex5dtXEVJ

Мы уже писали об этой книге в другой подборке, но Макиавелли грех не упомянуть и здесь. Так что если ты пропустил книгу «Государь» в нашем цикле статей о классике, обязательной к прочтению, то в этот раз не проходи мимо.