Классика, обязательная к прочтению #12

Теодор Седин
Август 10, 2016
11k
0
Культура
в избранное

Есть еще порох в пороховницах, есть еще книги в библиотеке. Слава Богу, классики в этой библиотеке меньше не стало. Классика — вещь капризная, не всякая книга может ей стать. Все, что перечислено ниже — это классика, даже Трифонов. Хорошая, поучительная и интересная.

1. «Дом на набережной», Юрий Трифонов

brodude.ru_10.08.2016_3lrpq3F8nXEIU

А некоторые, хотя и живут, превратились в других людей. И если бы эти другие люди встретили бы каким-нибудь колдовским образом тех, исчезнувших в бумазейных рубашонках, в полотняных туфлях на резиновом ходу, они не знали бы, о чем с ними говорить. Боюсь, не догадались бы даже, что встретили самих себя. Ну и бог с ними, с недогадливыми!

Бывает интересно вот так вот сесть вечерком, и вместо работы начать изучать Большой террор 30-х годов, причины, следствия, впечатления. Сидишь себе, изучаешь, за какие такие провинности лишали жизни элиту, не поддерживающую основную партию, ученых с мировым именем, раскритикованных писателей, попавших в опалу чекистов, успевших запачкать руки в крови, и старых революционеров, чей авторитет казался нерушимым до первой пули в лоб Зиновьева и Каменева. В такой атмосфере, когда «Черный воронок» и люди в кожаном пальто могли приехать к каждому, жила вся страна, но жизнь продолжалась, люди выживали, запуганные сволочи, мрази, карьеристы и паскуды встречались повсеместно, жизнь под страхом провоцировала развитие самых худших человеческих качеств. Но нужно было жить, аресты и процессы стали обыденностью, и некоторые совершенно не обращали на них внимания, люди влюблялись, трудились, заводили семьи, а их история превращалась либо в памятную табличку на фасаде дома, либо в номерную могилу на лагерном кладбище. Это если брать выдающихся людей, с простыми людьми, думаю и так все ясно.

Если ты бывал в Москве, то наверняка видел огромный дом на Берсеневской набережной. Огромная махина, построенная для того, чтоб расселить в ней всю элиту. Помимо квартир, в доме уместился целый театр («Театр эстрады») и кинотеатр «Ударник».
Половина жителей — выделенные синим имена в Википедии, есть как люди заслуженные, так и ублюдочные твари. Поговаривают, что в доме есть 11 подъезд, в котором нет квартир. Легенда гласит, что именно в этом подъезде велась прослушка элиты на предмет выявления врагов народа. Сколько этих врагов выявили — расскажут в музее при этом доме.

Писатель Трифонов родился и жил в этом доме. Его родители были одними из тех, кого репрессировали без вины. Про быт и нравы его жителей он знал не понаслышке, собственно, многие герои «Дома на набережной» имели свои реальные прототипы — жители этого самого дома, друзей детства. Вот и история получилась совсем реальной. Главный герой — карьерист, который искренне завидовал жителям большого дома, и всеми правдами и неправдами пытается достичь высокого положения в обществе. Его друзья — дети партийных бонз и академиков, у всех свои цели, свои грехи. Эта история раскаяния, предательства, головокружительного восхождения к вершинам, и столь же молниеносного падения на самое дно. История в духе времени. И если уж хочется хоть немного понять ту эпоху, и немного разобраться в человеческих мотивах — то бегом читать.

2. «Осень патриарха», Габриель Гарсия Маркес

brodude.ru_10.08.2016_bm5CfHkiwkXRr

Если бы дерьмо хоть что-нибудь стоило, бедняки стали бы рождаться без задниц.

Страсть как я люблю «магический реализм». Стоит только отойти от легендарного Макондо, и отыскать в толстой стопке произведений Маркеса нечто сильно отличающиеся. Благо, такая книга есть, но что это за книга…
Как правило, отзывы о ней сводятся примерно к следующим словам: «Интереснейший роман, который просто невозможно читать». Это сплошной поток сознания, в котором за 2 страницы не встретишь и точки. Раньше у Маркеса такое встречалось в единичных случаях, как например, в романе «100 лет одиночества», где было одно предложение на две страницы. Но то единичный случай, а это — целый роман. Казалось, что знаешь Маркеса от и до? А вот выкуси, Маркес может предстать с самой неожиданной стороны. Это же магический реализм, штука сама по себе непредсказуемая.
На этот раз Маркес пытается раскрыть тему одиночества власти.

В центре повествования — вечный диктатор (для Южной Америки персонаж типичный), который правит 100 лет, и в чьей жизни больше мифа, чем правды. И автор прекрасным языком, чудной речью, описывает все эти мифы и легенды стереотипного тирана банановой республики. Только у банановых диктаторов коровы не бегали по дворцу, и не было прочих странных вещей, присущих магическому реализму. А может, и были, черт его знает, ты весь роман думаешь о том, могло такое случиться, или нет. Здесь есть немного от Батисты, Муссолини и других известных усатых, безусых и бородатых диктаторов, а потому приходится проводить аналогии с реальностью.
Такое ощущение, что Маркес пробрался в самую сущность власти, причем абсолютно любого режима и на любом отрезке времени. И это было очень круто, хоть и читалось очень муторно.
P.S. А еще, именно отсюда, пожалуй, самая выдающаяся фраза о ценности чего-либо. Собственно она и приведена в цитатах.

3. Пьесы и сонеты, Уильям Шекспир

brodude.ru_10.08.2016_YXmLyMXsdPvsv

Совсем не знак бездушья молчаливость. Гремит лишь то, что пусто изнутри.
– «Король Лир» –

Уильям Шекспир был очень классным парнем. Он любил театр, плодить детей, развлекаться, гульбанить с актерами, пить вино. Остается только восхищаться, как сын простого перчаточника научился воспевать любовь и человеческие трагедии столь прекрасным куртуазным языком.
Сторонники теорий заговора знают ответ, под псевдонимом Шекспир писала либо группа авторов, либо отдельно взятый вельможа, который тщательно скрывал свои литературные таланты за псевдонимом (потому как в те времена, написание пьес считалось занятием недостойным аристократа). Так это или нет — вопрос сложный и бессмысленный.
Вот выучишься на лингвиста или историка, залезешь в дебри изучения культуры якобитской Англии и расскажешь, кто и что написал. Пока есть свидетельства о существовании, родившегося в Страдфорде, актера, руководителя труппы, оккупировавшей театр «Глобус», который еще и самостоятельно писал постановки. Мы будем верить в существования этого обаятельного, плешивого, похожего на спаниеля, драматурга. Говорят, актером он был посредственным, и потому выделял себе роли небольшие и второстепенные.

Представь себе Англию 17 века. У мужчин в ушах серьги, у Англии благодаря активно колонизаторской деятельности в казне много золота, у торгашей на прилавках диковинные товары, а у простых лондонских лицедеев все так: кабаки, проститутки, много вина, кочевание из одой сцены на другую, поэтические состязания, и где-то между этим — написание пьес. Правда, в ту эпоху театр перестал считаться развлечением низменным, для простого народа, потихонечку труппами стали раздавать королевские патенты, а начитанные вельможи стали брать лицедеев под свое крыло, ибо престижно и почетно.

В таких условиях кардинальной смены мира простой актер из Страдфорда написал свои пьесы, которые только в 19 веке стали пользоваться почетом. При жизни Шекспира считали прекрасным драматургом, его постановки собирали толпу зевак, но нравился он далеко не всем: одни считали его лучшим, другие, неплохим, третьи — кошмарным творцом, смешивающим комическое с трагическим (Уэса Андерсона, стало быть, забили бы камнями). Его слог больше подходил для декламации, чем для игры, что смущало многих, в текстах полно метафор, которые простой люд не всегда понимал (зато ценили поэты и вельможи). Но потрясающая красота и вечные темы обессмертили его имя.

Что читать? Исключительно все. Нужно прочитать странную историю про рефлексивного, склонного к депрессии датского юношу, который на волне переживаний видел призрак отца, и загубил почти весь двор. И историю про несовершеннолетних, по нашим меркам, веронских подростков, которые поддавшись эмоциям переходного возраста сбежали из дома, и по глупости загубили и себя и родителей. И знаменитую историю об опасности жадности с нигилистическими монологами («Макбет»). Только не относись к историческим пьесам, вроде «Короля Лира» и «Ричарда II» как к истине в последней инстанции. Мы специально их не выделяем, потому как все его творения о вечных вещах: любви, предательстве, жадности и т.п. Все они написаны прекрасным языком, но вряд ли ты станешь читать их все.

Начни с мастхэва — с самых «попсовых», в хорошем смысле этого слова, произведений вроде «Гамлета», «Сна в летнюю ночь», «Ромео и Джульетты».
Ну и конечно же сонеты. Ты ведь хочешь изъясняться красиво, и охмурять девиц красивыми словами? Благо, Самуил Яковлевич Маршак, Михаил Леонидович Лозинский и многие другие очень постарались, чтобы язык великого британца не потерял при переводе все его красоту. А вот Пастернак, признаться честно, переводил… ну так себе, много споров вызывает знаменитый поэт. Автор «Картонки и маленькой собачонки» как-то милее уху и взору.

4. Избранные стихотворения и поэмы, Артюр Рембо

brodude.ru_10.08.2016_U9ugBUGEzP2wu

— Европу вижу я лишь лужей захолустной,

— Где отражаются под вечер облака

— И над которою стоит ребенок грустный,

— Пуская лодочку, что хрупче мотылька.

– «Парижская оргия» –

Добро пожаловать в европейский декаданс, прекрасный и трагический. Загадочные символы, обилие библейских цитат, тихий лиризм, кого-то вдохновят стать поэтом, кого-то, само собой, оставят равнодушным, а кому-то напомнят про альбом «Гражданской обороны», «100 лет одиночества», тем более что Игорь Федорович в этом самом альбоме сделал своеобразное одноименное посвящение пронзительной поэме «Офелия» Артюра Рембо. Получилось неплохо, с «пузатыми дроздами и мохнатыми оленями», коих в оригинале нет.

До последнего момента терзали нас сомнения, относительно того, кого же из легендарной гейской парочки включить в подборку — Верлена или Рембо, зрелого мужа, или прекрасного юнца. Оба посвящали друг другу прекрасные цветы, Верлен катал молодого Рембо с собой по Европе, фактически забрав его из семьи. Правда, в пылу ссоры прострелил своему любимому Артурику руку, за что был посажен в тюрьму, и лишен самой большой любви на свете. Нам таких истериков не надо, поэтому остановимся на молодом Рембо. Про него еще Высоцкий упоминал:

— Задержимся на цифре 37. Коварен Бог —

— Ребром вопрос поставил: или-или!

— На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо,

— А нынешние как-то проскочили».

Но, разумеется, не этим славен поэт. И не тем, что благодаря одному ветерану Вьетнама и Афганистана в его фамилии ударение ставят на неправильный слог. Рембо славен своей поэзией, которая рисует картины, а не пустые кривые эскизы. Все с надрывом, все через страдания. Он просто выпускал наружу все что накопилось, и оформлял это в прекрасную поэтическую рамку. Рембо не придумывал, он так жил, так видел, так чувствовал. Поэзия и была его образом жизни, наверное, поэтому он так и не принял свою славу, оставшись в нищей Африке. Кстати, собрание сочинений опубликовал именно бывший любовник, Верлен.
Тем, кто страсть как любит изящную поэзию строго рекомендуется ознакомиться с материалом.

5. «Разбойники», Фридрих Шиллер

brodude.ru_10.08.2016_quC0RnpH5n54l

Уже…? Беда с Вами, женщины, — вечная вы загадка! Ваши слабые нервы выдерживают такие преступления, которые подтачивают самые основы человеческого общества, а крошечная доза мышьяка повергает вас наземь…

В свое время выход шиллеровской драмы стал настоящим событием и откровением для немецкой молодежи. Особенно горячо драма была принята именно ими. Самые юные поклонники пьесы пытались воплотить прочитанную историю в жизнь и отправиться вместо атамана Карла Моора в леса. Правда, встречались и те, кто обвинил Шиллера в подрыве устоев.

Влияние «Разбойников» в литературной среде было неописуемо сильным. По всему миру появились подражатели, даже среди русских писателей наблюдается шиллеровская отметина. Например «Братья Карамазовы» Достоевского буквально пахнут немецким лесом. А Лермонтов, его «Два брата» — это та же самая история, только со своим колоритом и «русскою душой».

Шиллер мрачен, оттенки пьесы серые, но чем-то, он, черт возьми, цепляет. Не зря ведь ему приписывают создание первого на территории Германии эпохального театра. Шиллер устарел, даже несмотря на свое влияние, но это не значит, что он скучен и неинтересен. В конце концов, истории про двух братьев всегда, точнее зачастую, получаются слишком уж интересными. Для фанатов немецкой классической литературы — обязательный мастхев.