Как социальные тенденции влияют на нашу жизнь

Рустам Собиров
Январь 31, 2019
1.9k
1
Образ жизни
в избранное

Во все времена в обществе происходили изменения, которые на момент возникновения казались дикостью, но со временем приживались. Да, это случалось не со всеми, но прижившиеся меняли жизнь и постепенно становились нормой. Наше время не является исключением, но способы их «внедрения» стали совсем другими. Говорить об их целесообразности сложно, так как любая идея имеет право на существование, пока её носители не теряют здравый рассудок. Сейчас же мы расскажем о тенденциях, проявление которых в некоторые моменты выходит за эту грань и которые оказывают влияние на то, из чего складывается наша жизнь.

Расовая толерантность и обратная дискриминация

Тема рабства настолько заезжена, что нет смысла вдаваться в корень вопроса, но именно она стала одной из причин возникновения данной проблемы в современности. Народы, угнетаемые на протяжении столетий, смогли отстоять свои права, добиться независимости, и в наше время уже никого не удивит успешный чернокожий бизнесмен. Казалось бы, вот оно расовое равенство, человечество наконец-то его достигло, но, увы, нет.

Получив возможность реализовать свой потенциал, «обделённые» поняли, что добиться успеха собственными силами не так уж и просто. Тут произошло деление на тех, кто ставил цели и добивался, и тех, кто продолжал винить все и вся, добиваясь ещё большей «справедливости». Поскольку те не имели достаточной компетентности и образования, им отказывали в трудоустройстве, на что работодатель слышал упреки в расизме. И таких примеров было много. Сейчас это вылилось в то, что в некоторых странах ввели особенное положение Аffirmitive Аction, что можно перевести как «позитивная дискриминация». Стоит отметить, что это понятие может подразумевать и другие виды дискриминации: этнические и сексуальные меньшинства, инвалидность, пол, обеспеченность и другие. Но мы рассмотрим, отталкиваясь от расового. Так, например, некоторые университеты имеют определённые квоты и установки на приоритетное зачисление, а при трудоустройстве работодатель в случае равных условий должен предоставить вакансию именно «дискриминируемому» лицу. И важно понимать, что речь идёт не только о каких-то небольших компаниях, но и о таких огромных международных холдингах, как Google, на который экс-сотрудник Арне Вилберг подал в суд. Причиной стали инструкции для рекрутинга, в которых говорилось о приоритете зачисления афро- и латиноамериканцев.

Такое происходит всё чаще и приводит к тому, что дорвавшиеся до власти «меньшинства» запускают обратную дискриминацию, которую довольно сложно преследовать. Потому что это будет уже «дискриминацией» в их сторону. Отличной иллюстрацией этому может послужить скандал, связанный с главным редактором The New York Times Сарой Джеонг. При переходе на новую должность пользователи Twitter обратили внимание на, мягко говоря, ксенофобские посты журналистки азиатского происхождения. В них прямым текстом говорилось: «Белые люди могут жить только под землёй, как пресмыкающиеся гоблины. Они перестали размножаться и скоро исчезнут. Мне нравится быть жестокой по отношению к старым белым людям». Также были хештеги «#отменитьбелыхлюдей» и всё в таком духе, однако руководство издания даже под натиском общественности не предприняло никаких мер и всячески оправдывало сотрудницу.

Но двойные стандарты дали сбой, когда американская активистка Кендис Оуэнс переписала твиты, заменяя «белые» на «черные». Практически сразу её аккаунт был заблокирован за расизм. Так вот хотелось бы спросить: это теперь считается равенством?

Не обошлось без особого отношения к расовому вопросу и в кинематографе. Всё чаще студии пытаются сделать каст картины мультинациональным, чтобы не навлечь на себя гнев «угнетённых». В таких фильмах, как «Черная башня», «Фантастическая четверка» (Джонни Шторм в экранизации 2015 года), «Люди в Черном», «Я — легенда», персонажи первоисточников были белыми, но по воле руководства изменили свою расовую принадлежность.

Окей, в этом случае можно оправдать выбор популярностью актёров, но есть фильмы, в которых сегрегация противоречит здравому смыслу. Так было с «Мечом короля Артура», куда Гай Ричи запихнул темнокожего Джимона Хонсу в сеттинг средневековой Англии. Про черного древнескандинавского бога Хеймдалля в трилогии про Тора и говорить не хочется. К слову, Marvel довольно неплохо потворствует всем тенденциям, аккуратно внедряя их в свою киновселенную: третий перезапуск «Человека-паука» основательно забил на первоисточники и каноны. В итоге белая рыжеволосая подружка Мэри Джейн стала смуглой Мишель, противник по прозвищу Шокер — афроамериканцем, школьный задира Флеш Томпсон — гватемальцем, лучший друг Нед Лидс — полным азиатом. Браво, Marvel, всем угодили!

Радикальный феминизм

Борьба за равенство в правах ведётся уже больше века, и нужно отметить, что весьма успешно. Женщины смогли переломить множество устоявшихся и зачастую навязанных правил, что подарило миру большое количество выдающих учёных, деятельниц искусства, спортсменок и политиков, которые наравне с мужчинами двигали мир вперёд. Но, к сожалению, для некоторых современных суфражисток феминизм стал своеобразным инструментом и отчасти мировоззрением, помогающим добиваться желанного результата и доминировать.

Да, основным противником женщин в этом вопросе являются устоявшиеся стереотипы, корни которых исходят из патриархального строя. Эти стереотипы не рассматривали и не допускали индивидуальные особенности личности, что подавляло (если не уничтожало) потенциал отдельно взятой женщины. И сейчас идёт самая что ни на есть война с этими стереотипами, некоторые из них толкуются неправильно, из-за чего и способы борьбы не всегда верны.

Так, например, вместо того чтобы делать большую ставку на собственные качества, устраивают массовые акции на почве дискриминации и насильственно вынуждают соглашаться с ними. Так в Калифорнии добились принятия закона, обязывающего включать женщин в состав совета директоров. Иначе придётся выплачивать достаточно внушительный штраф. Такое принуждение не будет служить искоренением проблемы, так как оно основывается на принуждении, которое не оставляет выбора. Да, в одних компаниях эту должность займут квалифицированные специалисты, а где-то оно будет заполнено просто по необходимости. Также крупные компании вынуждены создавать дополнительные квоты и давать приоритет на трудоустройство, чтобы не нарваться на скандалы и обвинения в сексизме. Добившись высоких постов, они запускают обратную дискриминацию. Самый свежий пример произошёл в ноябре 2018 года, когда креативный директор рекламного агенства J. Walter Thompson Джо Валлас выступила с докладом о «разнообразии», в котором призывала продвигать женщин и меньшинства, истребляя «культуру белого мужского превосходства». После этого доклада пятеро мужчин пришли узнать, как относиться к этому заявлению. Спустя несколько дней их уволили — догадываешься почему? Потому что они белые гетеросексуальные мужчины.

Чего хотят феминистки

Чтобы не вызвать гнев фем-движений, даже разработчики видеоигр внедряют сильных женских персонажей, которые не уместны в отдельно взятых сеттингах. Так случилось с недавно вышедшей игрой Battlefield V, сюжет которой развернулся во времена Второй мировой войны. Оговоримся сразу: мы прекрасно понимаем и уважаем вклад женщин, которые вели партизанские войны и всячески содействовали в сражениях, но эта игра в одной из сюжетных линий нагло перевирает историю. Речь идёт о реальной военной операции «Ганнерсайд», суть которой заключалась в уничтожении завода в городе Вермок, где немцами разрабатывалась ядерная бомба. Туда были отправлены шесть подготовленных норвежских военных солдат, который подорвали этот завод. Игра же вверяет судьбу мира одной-единственной девушке из норвежского сопротивления, которая в одиночку со всем справляется. Может показаться, что пример высосан из пальца, но это создаёт прецедент, который может повториться и стать нормой.

В киноиндустрии дела обстоят не лучше. Феминистки накидываются на студии за недостоверное отображение женщин. Вышла «Чудо-женщина». Казалось бы, сильная, независимая, борется со злом, успешно отвешивая лещей плохим парням. Но не тут-то было. Феминисток не устроило отсутствие волос на ногах и подмышках амазонок. Это показалось неестественным, ведь они же амазонки — зачем им ухаживать за собой, если нет мужчин? Может, фактологически это замечание имеет место быть, но вопрос эстетики остаётся открытым. Ещё одним знамением стало продолжение знакомого нам с детства мультфильма «Суперсемейка». Во второй части бразды геройствования передаются матери, которую вновь возвращают в строй, вынуждая главу семейства стать домоседом и следить за детьми. И пока сильная женщина борется с преступностью, мужчина пеленает ребёнка. Это лишь два примера, но сам факт создания тенденции — то, что она может укорениться и стать нормой.

Популяризация ЛГБТ

Вопрос осуждения однополых отношений не стоит сейчас так остро, как несколько лет назад. Разумные люди усвоили, что этот вопрос сексуальной принадлежности является личным для каждого. Если уважать и принимать это не получается, то лучше просто промолчать. Но именно в формулировке «личное дело» и кроется весь подвох этого вопроса. С одной стороны, о явлении необходимо информировать, чтобы оно перестало быть новшеством, а с другой — не пихать это насильно. Да, во многих странах уже узаконены однополые браки, но для представителей ЛГБТ этого мало. Они хотят быть наравне с гетеросексуальными парами в буквальном смысле во всём: видеть однополую любовь в кино, играх и так далее. Однако важно понимать, что не официальная бумага делает норму нормой, а отношение людей, которым нужно попросту привыкнуть. Вместо этого нам пытаются прививать толерантность через всевозможные каналы.

В некоторых частях Англии детей уже с раннего возраста приучают к тому, что пол — это выбор самого ребёнка, что нет мальчиков и девочек. К 2020 году это планируют сделать обязательным, поэтому уже сейчас ведётся активный набор преподавателей-трансгендеров, которые смогут оказывать квалифицированную помощь детям. Примечательно то, что многие родители на данный момент времени против таких нововведений, но протестовать открыто боятся, так как их могут обвинить в сексизме и угнетении. Это, как мы уже знаем, может повлечь в скором будущем и лишение родительских прав.

Но не стоит думать, что это где-то там, далеко. Более консервативной России понадобится больше времени, чтобы достичь такого маразма, но первые зачатки уже есть. В частности, в одной из школ Екатеринбурга проходил конкурс плакатов на ЛГБТ-тематику, в котором принимали участие ученики 5–11 классов. Да, тревогу бить рано, но это прецедент.

Так же как и с другими явлениями, ЛГБТ «нормализуется» благодаря кинематографу и видеоиграм. Хотя стоит отметить, что для кино эта тема не нова, но если раньше она использовалась для искусства и раскрывала тему запрещённой любви, где действующие лица противостоят миру, то сейчас это подаётся как непреложная норма. Если оскароносный «Лунный свет» пытается показать сложности принятия своего выбора, то «Назови меня своим именем» больше акцентирует внимание на эстетику и чувственность, которая свойственна любым отношениям. Многим зрителям он понравился, что легко объяснить: качественная съёмка, отличная актёрская игра, хорошая адаптация первоисточника. Но многие моменты людям далёким от таких отношений приходится додумывать, поэтому раскрыть глубинный смысл сможет только человек осознанный.

А вот в играх, особенно в жанрах RPG и интерактивного кино, добавляется вариативность сюжетов и действий, которые бы отвечали запросам всех. Проявление нетрадиционной любви можно найти в таких играх, как Mass Effect Andromeda, Assassin`s Creed Syndicate и Assassin’s Creed Odyssey, The Lost of Us: Left Behind, Dragon Age, Life is Strange: Before the Storm. И это далеко не весь список. Так или иначе реализация однополых отношений, в некоторых моментах даже принудительная, удовлетворяет запрос отдельной аудитории, но большинство гетеросексуальных игроков ставит в очень неловкое и не совсем приятное положение.

Толерантность в кино: почему «отбеливают» персонажей и как трансгендеры стали модной темой