Образ жизни

Это грязное слово — секс

  • 19453
  • 0
  • Иван Калягин

Мы столкнулись с проблемой, которая послужила поводом для написания этого текста. Проблема заключается в людях, которые ужасно шокированы тем, что мы, BroDude, нередко пишем о сексе и считаем это нормальным. Мы, вероятно, совершенно наивные парни, раз полагаем, что секс давно перестал быть запретной темой. Но «стрелочка повернулась», и традиционный взгляд на соитие снова становится модным, причем даже у молодых людей, которые регулярно смотрят порно и наверняка регулярно занимаются сексом.

Эротизм в истории

Для начала разобьем вдребезги утверждение, которое все считают за истину, а именно: «Сексуальная свобода — это деградация». Такое утверждение было распространенным в обществах, где большую роль играла монотеистическая религия, что своей властью собирала разрозненные общественные группы в кулак, дабы объединить людей и вогнать их в единую идеологическую систему. Нельзя оценивать этот период (Средневековье) только с негативной точки зрения. Возможно, что именно единство веры, которая никоим образом не подвергалась сомнению, спасло Европу от арабского завоевания. Языческая культура не была способна сплотить народы в едином порыве, чтобы дать отпор общему врагу — это мы наблюдаем на примере падения Римской Империи.

Однако мы точно можем утверждать, что период Средневековья — это период застоя мысли, науки и гражданских свобод. Люди реально стали тупее, а монахи (самый ученый люд) умели говорить лишь о Библии, да и то на ломаном латинском языке. Эротизм всячески подавлялся. Фанатичное христианское общество действительно было травмировано «моральными принципами», которые говорили, что секс — это необходимое зло, которое нужно лишь для продолжения рода.

Перейдем к античности и увидим, что она была достаточно свободной в этом плане — гораздо свободнее нас самих. То же самое мы наблюдаем в эпоху Возрождения. То есть два самых плодовитых периода в истории человечества — это периоды распутства и развития. Люди восхищались красотой нагих тел, активно обсуждали секс, шутили над ним и всячески способствовали либерализации сексуальных норм. О геях из Греции, вероятно, ты уже слышал. Но знал ли ты о гетерах?

Христианские деятели записывали всех гетер в путан, считали их апогеем разврата и похоти, олицетворением падших женщин. Однако древнегреческие гетеры были слабо похожи на тех проституток, которых мы сегодня видим на трассах — это были женщины, которые предпочитали свободный секс и могли отказаться от него, если мужчина им не нравился. Первоначально их набирали из рабынь, но потом гетерами становились даже свободные женщины. Они также были образованы, поэтому отношение к гетерам напоминало отношение к японским гейшам. С такими женщинами можно было поговорить, обсудить поэзию, искусство, политику и, конечно же, заняться сексом. При этом институт проституток существовал параллельно — это интересная особенность.

Как видишь, секс был нормальным действом, когда общественная мысль принадлежала индивидуалистам — великим философам и великим мыслителям. Это настоящая традиция, которая гораздо древнее любой монотеистической религии, которая рассуждает о нормах и правилах. Если говорить о нашей цивилизации, то порочным секс стал тогда, когда во власть вступил миф о первородном грехе.

Падение нравов

Но потом пришла «Черная смерть», которая уничтожила треть населения Европы. Если нам не изменяет память, то чума в Европу попала через флорентийские порта — суденышком с мертвецами из Черного Моря. Никто не знал, как бороться с этой болезнью — она грозилась уничтожить всех. Но чума не только выкосила население Европы. Она сделала кое-что очень важное для перезагрузки общественных норм — она подорвала авторитет Бога. Умирали бедняки, священники, монахини, знатные люди, торговцы. Целые монастыри пустели, а на их месте возникали публичные дома. Серьезно, публичные дома в монастырях. Люди понимали, что жить надо одним днем, а секс — это единственная возможность для бедных насладится жизнью.

В итоге человечество настолько слетело с катушек, что началась эпоха Возрождения. Взлет научной, просветительской, гуманистической мысли. Не только мы связываем такое изменение с пришествием «Черной смерти» — есть целая плеяда исследователей, которые ратуют за такую позицию (например, профессор Евгений Жаринов). Догматичное общество проиграло схватку со страшной болезнью, а на ее руинах возникла реальность, в которой мы и сейчас все живем. И, разумеется, эта реальность естественным образом обратилась в сторону античности — эпохи сексуальных свобод. Так называемое «падение нравов» — это период развития, где эротизм вновь завоевывал свои права.

Но догматичное общество не желало сдаваться полностью. Сейчас мы наблюдаем битву по всем фронтам. Во-первых, потому что мы живем в очень тесном мире. К примеру, арабская цивилизация вообще развивалась иначе — она тянет одеяло на себя, со своим шариатом. Христианство претерпело значительные изменения, но оно остается верным себе — это традиционная монотеистическая религия, которая желает сохранить общество таким, каким надо его сохранить для своей жизнеспособности. Азия — отдельный разговор. Но если мы взглянем на популярную культуру и рекламу, то мы увидим, что здесь всё складывается в пользу эротического ренессанса.

Если смотреть на картину мира такими глазами, то становится ясно, что вряд ли возможна реальность, где эротика, порнография и секс будут оправданы полностью. Для этого должны исчезнуть множество культурных, социальных конструкций, которые уже прочно укоренились в человеке. А самое главное — для этого должен исчезнуть сам человек.

Подавленные желания

Здесь мы хотим отвлечься от исторической темы и цивилизационного выбора. Давай посмотрим на самих себя — у каждого из нас есть разум, который определяется сознанием и подсознанием. Секс возник задолго до того момента, когда мы начали что-то понимать. Он был всегда у наших древнейших предков. А вот разум появился сравнительно недавно. Подсознание хранит информацию о нашем животном, первобытном состоянии, времени, когда желание заняться сексом — это главная мотивация жизни. Конфликт между подсознанием и сознанием проявляется по разному, но многие психологи сходятся во мнении, что большинство конфликтов, которые провоцируют невротические состояния, депрессии и просто плохое настроение, происходят от подавленного сексуального желания.

Зигмунд Фрейд, оклеветанный со всех сторон, впервые начал освещать эту тему на широкую публику. Его дело продолжили другие психологи, которые не сводили все проблемы к сексуальной привязанности к матери и отцу. В итоге, благодаря усилиям многих талантливых психологов, сегодня выработалась более-менее стройная концепция психологии, которая реально видит многие проблемы современного общества в подавлении сексуального желания. Другими словами — не трахаешься, вот и бесишься.

И действительно, если люди не могут удовлетворить себя в сексе, то что делать, как не бороться с самим феноменом секса, ведь это «непристойно»?

Можно стать, например, депутатом Государственной Думы и транслировать свою психологическую патологию на всю страну. Тебя обязательно услышат такие же люди, которые хотят секса, но им никто не дает — они станут твоей паствой, которая будет говорить: «У нас нет проблем с сексом! Это у вас проблемы с ним, поэтому закроем PornHub!». Дело сделано — секс считается плохой темой для обсуждения. «Какие такие просветители и философы? Вас могут читать дети!». Вот и вся история.

Интересно то, что такой взгляд никак не может пробиться наверх в западных странах — там люди относятся ко всему этому проще, хотя у них полно других проблем. Если ты начнешь задавать слишком много вопросов, то тебе просто скажут: «Европа деградирует духовно!». Но правда в том, что в западных странах люди давно понимают, что такое секс, как решать сексуальные проблемы, и почему писать о сексе и говорить о сексе — это хорошо. Возможно, что позитивную роль сыграла культура, сексуальное воспитание в школах, а возможно — сильная психологическая индустрия, которая не пичкает таблетками каждого «невменяемого», а старается его понять и направить. Мы бы хотели, чтобы и ты вспомнил, что секс — это норма, которая ведет свою историю нормальности со времен Платона и Демосфена.