Борьба со смертью

Иван Калягин
Октябрь 28, 2015
9.4k
1
Наука
в избранное

Однажды Анаксогор беседовал с друзьями, ему сообщили, что оба его сына умерли. На что он спокойно сказал: «Я всегда знал, что породил смертных».
– Анаксагор из Клазомен –

Испокон веков человека разумного заботила только его собственная жизнь. Он боролся со всеми опасностями, которые выпали на его голову, победил чуму, победил в какой-то степени голод, построил государство и создал такую заманчивую вещь, как бургер в кисло-сладком соусе. Вообще, многое что произошло за эти тысячелетия, но к решению самой важной проблемы жизни человечество начало приближаться только в последние годы. Мы, конечно, говорим о победе над главным врагом человека – над смертью.

И эта борьба будет занимать, как нам кажется, всё последующее столетие. И вот почему. Ранее бессмертие являлось термином сугубо из области оккультизма и мистики. Были «мудрецы», «святые» и прочие «воландеморты», которые пытались с помощью каких-нибудь непроизносимых слов и телодвижений достичь бессмертия. Об этом снято множество художественных фильмов, написано огромное количество книг, даже в народном творчестве нашлись отголоски.

Люди приносили в жертву захваченных воинов, гадали по мухам, разговаривали с духами и принимали всевозможные снадобья для того, чтобы продлить себе жизнь. Смерти страшились все, особенно те из нас, кому есть что терять. Поэтому не стоит удивляться тому, что некоторые исторические личности считали, что кровавые ванны способствуют омоложению. Впрочем, про пользу кровопускания ты, наверное, уже знаешь.

Иначе говоря, люди тёмные и необразованные пытались с помощью мистиков найти ответы на извечные вопросы. Учёные в те времена, особенно когда античность канула в лету, были сущими маргиналами и трудно отличались от тех же самых астрологов. И отношение к ним было под стать времени.

Но потом пришел нелюбимый мистикам господин Материализм и благодаря ему мир перевернулся с ног на голову. Или, скорее, с головы на ноги. Бывшие «мудрецы» и «волшебники» стали шарлатанами, а их место заняли какие-никакие люди Науки. Новые мозги планеты, однако, не перестали гоняться за бессмертием, хотя многие из них считали, что подобная научная деятельность не заслуживает доверия. Появилась такая дисциплина, как геронтология, которая изучала старение и способы борьбы с ним. Кстати, немалую роль в развитии этой науки сыграли наши, отечественные «некроманты», а именно Мечников и Амосов. В культуру тем временем проникла новая горячая тема для обсуждения, ведь когда ты занимаешься борьбой со старением, то невольно начинаешь походить на шарлатана, пускай у тебя и есть научная степень.

Читал Лавкрафта? Он любил эту тему, связь науки и мистицизма. Чего стоит только рассказ «Холод», где безумный учёный нашёл способ поддержания жизни благодаря низким температурам и какой-то отвратной жидкости. И в этом произведении поднимается интересный вопрос, который и сейчас активно «форсится» в сети и массовых СМИ: потеряем ли мы человечность, когда достигнем бессмертия? В общем, вопрос этики, как всегда, встаёт на первое место во многих современных обществах. И этика, как показывает современность, до сих пор стоит на пути научных достижений.

Но прогресс-то не стоит, а исследователи продолжают что-то копать, рыть, изучать и распространять свою запретную мысль о том, что человек может стать бессмертным. И работа учёных приносит плоды, иначе бы ты не мог рассчитывать на свои 80 лет долгой и скучной жизни (для сравнения, в начале века ты бы мог рассчитывать лишь на 50). Может, нам хватило бы и 30 лет, но всегда приятно осознавать, что впереди ещё полно времени, и так до первого перекрестка с интенсивным движением. И поэтому мы всегда следим за прогрессом в этой области, а рассказать есть о чём.

Есть такой геронтолог, зовут его Калеб Финч. Он ввёл такой термин, как «пренебрежимое старение», было это ещё в 1990 году, Курт Кобейн в те времена даже не обзавелся дробовиком. Термин нам понадобится, ведь в нём заключается вся стратегия по борьбе со смертью, которую используют учёные.

Пренебрежимое старение – темп старения, который трудно статистически отличить от нуля в масштабах данной выборки, а также «нестарение» – нулевую корреляцию между возрастом и вероятностью смерти.

То есть пренебрежимое старение – это возможное бессмертие для тех видов, которые живут так долго, что мы не можем адекватно наблюдать за признаками их старения. Звучит фантастично?
Так и было, пока не стало известно о некоторых занятных тварях, что до недавнего времени скрывались от взора человека.

Например, в Карибском море обитают медузы Turritopsis Nutricula, которые, достигнув своей зрелости, оседают на дно и превращаются в полип, покрытый хитиновой кутикулой. На полипе образуются почки, в которых тем временем вырастают новые медузы. Такой круговорот происходит неисчислимое количество раз, а смерть возможна только в том случае, если медузу захочет отведать какой-нибудь угорающий по медузам морской хищник. Для справки: большинство других медуз умирает сразу после репродуктивного цикла.

Вообще, пренебрежимое старение любят демонстрировать морские жители. Есть, допустим, потенциально бессмертное существо, которое называется Hydra Vulgaris, или просто гидра. Это такой кишечнополостной организм, обитающий в пресной воде. Возможное бессмертие этого монстра доказано Даниэлем Мартинесом.

А ещё есть такие статичные ребята, как губки. Это, кстати говоря, именно что животные, а не растения, как некоторые думают. Хотя у губок нет ни мышечной, ни нервной, ни пищеварительной системы. Scolymastra Joubini, вид антарктической губки, живёт, как правило, порядка 20 тысяч лет. За это время можно посмотреть все 15762 серий «Путеводного света», забыть их, а потом опять посмотреть. А нам бы приблизиться хотя бы к 150 годам.

С людьми, конечно, всё гораздо сложнее. По биологическому пути развиваться достаточно сложно, природа и время никого не щадят. Поэтому возникло много новых идей. Например, есть мысль о том, чтобы переместить твой мозг, тем самым достигнув подобия бессмертия, или периодически заменять твои испортившиеся органы новыми. Эту тему, кстати говоря, мы немного затрагивали в этом материале.

Если бы человек вздумал соорудить вечный двигатель, он столкнулся бы с запретом в виде физического закона. В отличие от этой ситуации, в биологии нет закона, который утверждал бы обязательную конечность жизни каждого индивида.
– Лауреат Нобелевской премии Р.Фейнман –

Исследования в этой области не слишком охотно финансируются государством. Разве что Япония как-то отличилась. И сразу можно увидеть плоды, ведь в этом островном государстве доживать до 100 – обычное дело обычных стариков. Им даже какую-то серебряную чушь дарят по достижению столетнего возраста – кувшин для сакэ, если память не изменяет. В остальном же финансовым локомотивом служат частные инвесторы. Обычно это какие-нибудь эксцентричные миллиардеры, которые хотят оставить после себя не только тонны не перерабатываемых отходов, но и что-то великое. Среди них есть много граждан России, например, русский миллиардер Дмитрий Ицков, который придерживается трансгуманистических взглядов.

Почему люди не думают о чем-то более утонченном, чем еда, секс и дети? Почему бы не начать жить ради более великой цели, чем просто воспитание детей?
– Дмитрий Ицков –

Удивительно, но этого миллиардера поддержало множество учёных, в том числе те из них, которые работают в ведущих университетах мира, таких как Гарвард и Калифорнийский университет в Беркли.

Есть и такие уникальные личности, как владелец крупного игорного бизнеса в Лас-Вегасе Дон Лохлин. Он вкладывает своё состояние в дорогие и, быть может, сомнительные научные разработки, а своё тело уже решил заморозить в криокапсуле, как и часть своих денег. Есть ещё такие фигуры, как Дэвид Мердок, Джон Сперлинг и Роберт Миллер, то есть проблема с финансированием, надеемся, не стоит. Осталось только проблема моральная, которую трудно будет решить просто деньгами.

Впрочем, есть и вполне рациональная критика попыток достижения бессмертия. Если к морализаторам мы относимся несерьёзно, то уж к нобелевскому лауреату по химии прислушаться стоит. Швед Томас Линдал, лауреат 2015 года, считает, что репарация ДНК до уровня бессмертия невозможна, да и вообще бессмертие невозможно. 77-летний биохимик активно исследует эту область главным образом для того, чтобы предотвратить восстановление раковых клеток после химиотерапии. Линдал считает, что, возможно, в будущем можно трансформировать некоторые болезни в ряд хронических. На деле это означает, что рак встанет в ряд с диабетом. Только и всего.