Наука

5 примеров того,
что прошлое гораздо жестче настоящего

  • 7556
  • 0
  • Теодор Седин

В старину и трава была зеленее, и солнце ярче, и народу меньше, и продолжительность жизни короче. В крестьянских хижинах роды проходили на глазах у старших детей, каждые сто лет население выкашивала чума, а еще чаще — война, бушевавшая практически каждый год. Голод был явлением частым и привычным, а тяжелый физический труд — необходимостью. Попробуй в таких условиях побыть рефлексирующим социопатом, пускающим нюни на тему того, что он не может найти свое место в жизни. Это была эпоха суровых мужчин и женщин, не привыкших брить ноги. Соответственно, нравы и забавы у общества еще 100 лет назад были гораздо более суровыми. Не факт, что мы бы выдержали жизнь в этом жестком обществе. Сам посмотри, насколько всё плохо.

1. Жизнь и удивительные приключения американских пожарных

В 19 веке в уже тогда загнившей и бессмысленной стране под названием Пиндостан (на картах обозначается как США) пожара боялись как судного дня. Нет-нет, жители Штатов не были язычниками, почитавшими Бога огня — такие же христиане, как в Европе. Просто им не повезло с пожарными. Если в каком-нибудь небольшом Генте брандмейстер с командой бросали всё и заставляли пожарную повозку аллюром мчаться к пылающему зданию, то у пожарных из Бостона, Филадельфии и Нью-Йорка, которые к тому моменту разрослись до такой степени, что тень от них падала на европейские мегаполисы того времени, всегда находились другие заботы. Погорельцам оставалось молиться, чтобы они не были заняты чем-то более важным вроде воровства пожарного инвентаря у своих товарищей из соседних пожарных отрядов или старого-доброго мордобоя. Уж что они умели делать на славу, так это выбивать друг другу зубы.

В 1840 году в Балтиморе эти бои проходили на еженедельной основе и нанесли ущерб в размере 130000$. По тем временам сумма настолько астрономическая, что даже боязно переводить ее в современный эквивалент. И если ты думаешь, что у потомков иммигрантов со всей Европы хватало благородства драться голыми руками, то спешу тебя разочаровать: все были людьми прогрессивными, современными, так что без арматуры, гаечного ключа и других тяжелых предметов ни один уважающий себя пожарный не выходил. А в некоторых случаях в ход шли музыкальные инструменты и табуреты, но никогда они не пользовались ножами и огнестрельным оружием. Эти причиндалы они оставляли для более важных случаев — например, чтобы требовать бесплатную выпивку у непонятливого бармена. Как видишь, борцов с огнем боялись едва ли не больше самого пожара. Дело в том, что у них был широкий круг полномочий и почти что полная безнаказанность, так что беспределили они по полной, даже браткам из 90-х не по себе становится.

А пожар... Успели потушить — и слава Богу, не успели — примите соболезнования. Просто не всегда пожарная повозка была в рабочем состоянии. То ось слетит, то лошадь измождена. А всё потому, что борцуны с огнем очень любили устраивать гонки на колесницах — запрягать брички и выяснять, чьи кони быстрее.

2. Глубокое ирландское подполье

В 18-19-м веках борьба в Ирландии считалась одним из видов опасной подпольной деятельности, так что полицейские закрывали бойцовские клубы везде, где только могли. Однако для многих жителей нищего острова эти бои были единственным способом прокормить семью, а также решить спор. Зачастую именно в таких вот подпольных клубах суровые фермеры решали, кому достанется спорный клочок земли. А народу нравилось смотреть, как дилетанты уничтожают друг друга. Люди побогаче с удовольствием наблюдали за плебейскими разборками и делали ставки, а публика до отказа набивалась в тесные помещения. Так что хозяева почти всегда были в плюсе. Почему почти? Просто вспыльчивые ирландцы при виде крови начинали сходить с ума. Достаточно мелкой искры, чтобы раздался взрыв чудовищного ирландского характера. Поэтому толпа оголтелых поклонников суровой мужской забавы очень часто устраивала массовую бойню, в результате чего всё имущество клуба было разбито, а самих участников дебоша забирали в полицию.

Стоит ли говорить, что ирландские блюстители порядка не любили успокаивать суровых соотечественников. Как минимум потому, что нередко их выносили оттуда ногами вперед. Поэтому отправляясь в подпольные клубы, они вооружались до зубов, чтобы у них появился хотя бы малейший шанс противостоять таким колоритным персонажам, как легендарный доктор Бреннан — реально существовавший врач, алкоголик и славный дебошир, который ранил одного из стражей порядка и ускакал от них на пони.

Кстати, начать дебош было проще простого. Бойцы сражались в импровизированном круге, который составляли зрители. Поэтому нередко бойцы заезжали в рыло невиновным зевакам. Или кто-то, чтобы лучше рассмотреть, нечаянно толкал мужчин из переднего ряда. Этого было достаточно.

3. Венецианское побоище

Венеция... жемчужина, обрамленная витиеватым узором каналов и мостов. Первое, что приходит на ум, когда думаешь об этом волшебном городе — так это гондолы, красивые мосты, древние церкви и необычные итальянские блюда, чьи названия запоминаются за редким исключением. Но практически невозможно представить себе, что в этой красоте сражались тысячи буйных жителей. Ты, вероятно, не думал, что сотни хулиганов выбивали дурь из друг друга в этих гондолах и церквях, на тех же мостах, и да, наверное, раскинувшись на многих необычных итальянских блюдах тоже.

В течение 16 и 17 веков в Венеции особенной популярностью пользовалась забава под названием «battagliole sui ponti» — борьба за мосты. Две крупные группировки города аж по 30 000 человек, состоящие из рыбаков и политиков, как минимум раз в год шли на мост, чтобы как следует нарумянить друг другу задницы. Бойцы часто облачались в специальные наряды: обматывались плотным слоем ткани, чтобы не было так больно, надевали на голову укрепленные головные уборы и надевали специальную нескользящую обувь, чтобы не споткнуться, когда случайно наступаешь на лужу крови, вытекающую из лежащего рядом лица.

Такие забавы были популярны по всей Италии, однако в Венеции они проходили с наибольшим размахом. Богатейшая аппенинская держава всегда выделялась на фоне остальных. А как же регулировали эту бойню? Да никак! Несмотря на то, что Совет Десяти был одним из самых эффективных и слаженных органов по регулированию правопорядка того времени, несколько сотен людей, посланных сдерживать эти беспорядки, не могли конкурировать с разбушевавшейся многотысячной толпой. Поэтому стражи с выбитыми зубами и вырванными клочьями волос из бород прятались по подвалам и погребам, пережидая, пока толпа успокоится.

4. Ставки на жизнь

Есть одна типично британская забава — делать ставки. В наши дни толпы азартных граждан с удовольствием делают ставки на что попало, даже на то, какой ногой будет забит первый мяч. Но в Викторианскую эпоху ставки были куда более изощренными, так что никакая букмекерская контора не сравнится.

В одно время группа пожилых толстосумов решила, что было бы интересно сделать ставку на то, кто из них отдаст концы первым. Причем ходить к врачу было строго запрещено, поскольку спасение человека «будет влиять на справедливость ставок». Чуть позже они начали делать ставки на простолюдинов, зачастую нарушая правила игры и стимулируя скорый уход жертвы ставок. А когда толстосумам становилось невыносимо скучно, они брались за научные эксперименты. Ну как научные — выбирали нищего добровольца из простолюдинов и отправляли его под воду, выясняя, сможет ли человек выжить под водой в течение определенного времени. Похоже, что не мог. Но гибель какого-то смерда мало беспокоила элиту, и для того, чтобы их эксперимент не терял драйва и не скатывался в скучный минор, джентльмены подогревали интерес ставками — выживет-не выживет.

А Скотленд-Ярд ничего не мог поделать с этими придурковатыми притонами для зажравшихся. У лордов и магнатов были свои частные армии, небывалое могущество, влияние и связи. Так что связываться с ними было себе дороже. К тому же судьба маленького человека в викторианской Англии волновала разве что Чарльза Диккенза. Был один случай, когда полицейские ворвались в номер гостиницы доктора Джеймса Грэхема — шарлатана, который когда-то утверждал, что способен лечить бесплодие с помощью электрического стула. Но доблестным полицейским пришлось столкнуться с толпой наемных головорезов, которых мало того было намного больше, так они еще и были лучше вооружены. В результате задержания инспектор полиции был до смерти забит тяжелым предметом, когда остальные убежали за подкреплением.

5. Автомобиль — роскошь и средство уничтожения

До Второй мировой войны позволить себе автомобиль могла разве что общественная элита. И, как и в прежние времена, их любимым занятием было смущать своим поведением пешеходов. Современные методы классовой борьбы и шутки про богатеньких сынков на Гелендвагенах кажутся безобидными по сравнению с тем, что творили владельцы первых безлошадных повозок.

Поскольку не было никаких камер контроля скорости, и полицейские не были достаточно быстры, чтобы их поймать, самым эффективным ограничением скорости для большинства автолюбителей был предел их автомобиля. Если больше не разгоняется — значит, скорость нормальная. Конечно, автомобилей, способных разогнаться до 200 км/ч, не было, но даже имеющихся 30 км/ч хватало для летального исхода неосторожного пешехода. Один британский министр, ответственный за транспорт, по сути, оправдывал убийство автолюбителями несчастных пешеходов, объясняя, что если жертвы не достаточно быстры, чтобы вовремя убраться с дороги, то они заслужили свою гибель. Вот такой вот естественный отбор по-британски. А ведь и правда, даже собаки умудрялись уворачиваться от автомобилей.

В 1926 году один из автомобильных журналов заявил, что автомобилисты должны бежать с места «аварии», поскольку если они этого не сделали, то против них могут возникнуть предубеждения, и таким образом будет нанесен непоправимый урон всему автомобильному сообществу. Напомним, это были времена, когда всегда прав был не пешеход, а водитель.

В 1935 году в Англии под колесами автомобилей погибли или получили травмы десятки тысяч людей. Почти две трети от числа погибших во время воздушных бомбардировок времен Второй Мировой. Разумеется, водитель не всегда нес ответственность за убийство, поскольку по законам Британии 1930-х годов автомобили должны оставаться открытыми, чтобы полисменам не пришлось взламывать замки. Не удивительно, что резко возросло число угонов. Только вот автомобильные воры не всегда умели обращаться с транспортом, в результате чего гробили себя, машину и случайных прохожих. Так что стальные колесницы выпили изрядное количество крови у жителей Альбиона. И надо признать, такая печальная статистика смертей была не только у Англии, но и практически во всей Европе.