Образ жизни

Стокгольмский
синдром. Хватит быть жертвой

  • 11625
  • 0
  • Теодор Седин

23 августа 1973 года простой шведский беглец Ян-Эрик Олссон в одиночку захватил банк «Kreditbanken» что в Стокгольме, ранив одного полицейского и взяв в заложники четверых работников банка – трёх женщин и одного мужчину. Как всегда, на полицию, как из ушата с дерьмом, начали литься требования, в частности, чтобы к нему привезли его сокамерника Улоффсона. Вместе они бережно психовали полицейским в трубку и оберегали заложников. Шведы – ребята терпеливые, но любому терпению приходит конец. В итоге – штурм, преступники сдаются, всех освобождают, занавес.

Но вот парадокс, бывшие заложники заявили, что боялись не захватчиков, которые ничего плохого им не сделали, а полиции. По некоторым данным, они за свои деньги наняли адвокатов Олссону и Улофссону.
В ходе судебного разбирательства Улофссону удалось доказать, что он не помогал Олссону, а, напротив, пытался спасти заложников. С него сняли все обвинения и отпустили. На свободе он встретился с одной из заложниц, и та, вместо того чтобы воткнуть за все обиды вилку в колено, мило его поприветствовала. С тех пор они дружат семьями.

Вот такое поведение, когда жертва испытывает симпатию к своему палачу, и называется "стокгольмским синдромом". Назван он, соответственно, в честь того самого странного случая. Разумеется, проявляется сие великолепие не только в стрессовых ситуациях, но и в быту. Помнишь фильм "Брат", где водитель трамвая Света предпочла герою нашего времени Даниле своего мужа алкаша, прикладывающего свою тяжёлую руку к её голове чаще, чем к бутылке.

И такое происходит сплошь и рядом, даже когда ты входишь в положение подруги, которая тебя бесконечно пилит, доводит и просто играет на твоих нервах. Своего рода, это то же самое.

Почему это происходит? Всё очень просто: естественная реакция организма на психологическую травму. Чтобы вернуться в привычный мирок, где нет орущих женщин, пьющих мужчин и размахивающих оружием людей в масках. Заложник отрицает страдания, причиняемые преступником, и идентифицирует себя с ним, чтобы выжить. Жертва, даже если агрессор не подозревает, начинает, так сказать, быть заодно. Общие тяготы и лишения объединяют их. Некоторые даже склонны утверждать, что любовь к президенту, который поставил страну в позу элеганта – и есть одно из проявлений. Потому как нельзя бесконечно оправдывать преступления.

Как же не стать жертвой стокгольмского синдрома? На этот вопрос нет ответа, психиатры многих стран борются c этим. Но любую болезнь, даже психологическую, можно предупредить. Для этого нужно запомнить памятку психологической жертвы.

Газлайтинг

Что это за странное слово? Ничего общего с газом оно не имеет. Это такая психологическая агрессивная стратегия, целью которой является посеять у человека сомнения в собственном восприятии реальности и здравомыслии. Если ты постоянно пересматриваешь своё мнение, извиняешься по пустякам, не можешь сделать простой выбор и понимаешь, что делаешь неправильную вещь, но ничего не можешь поделать, значит у тебя большие проблемы. Нужно, в первую очередь, тренировать самоуверенность, и, может, даже сходить к психиатру, потому как нередко такие симптомы вызывают шизофрению – болезнь, которая лучше геморроя, но всё же не столь приятную.

Нормальное отношение

Насилие порой сложно определить, особенно если ты не представляешь, что это вообще такое – нормальные отношения. Если тебе кажется, что чего-то из перечисленного ниже не хватает, то, скорее всего, ты действительно подвергаешься психологическому насилию.
– Доброжелательность, эмоциональная поддержка.
– Право на свои собственные чувства и мысли, даже если они отличаются от чувств и мыслей другого человека.
– Отсутствие угроз физического или эмоционального характера, включая вспышки гнева.
– Уважительное обращение к тебе, не допускающее уничижительных прозвищ или прочих унижений.

Если почувствовал, соберись и поставь своё сознание в контры с зарождающимся желанием войти в волчью шкуру агрессора.

Разные формы насилия

Помни, что формы у насилия бывают разными, в том числе методичное тыканье тебя носом в ошибки. Между прочим, когда тебя используют как жилетку – это тоже своеобразная форма насилия, только без кулаков. Необоснованные требования и всё такое... Что делать с таким человеком? Слать подальше. Огрызается – начистить рыло, довольно он твоей кровушки попил.

Состояние жертвы

Нужно вывести себя из состояния жертвы, в котором ты пребываешь круглые сутки. Если после обид, невзгод ты чувствуешь нарастающую апатию, то будь готов к немедленному погружению в личину жертвы.

Не поддавайся на уловки

В 90-х посольство Японии в Перу захватили террористы. Захватили ни много ни мало 500 человек, собравшихся отметить день рождения Японского императора. Потом по доброте душевной и из практичных соображений (неудобно держать под контролем) выпустили большую часть. Так вот, эта самая часть после такого широкого жеста начала кричать, будто террористы правы и требуют нормальных вещей (а боролись они за народное счастье Перу). А лидера экстремистов, Нестора Картолини, даже называли добропорядочным и хорошим человеком. А жертвами, на секундочку, были богатые и уважаемые люди.

Так вот, вспоминаем первый пункт и не поддаемся на послабления. Даже если агрессор продолжает тебя мучить, будь то начальник, выдавливающий из тебя все соки, издевающийся над тобой, будто ты пешка в руках гроссмейстера, но при этом обещающий тебе повышение и хорошо к тебе относящийся, если есть малейший дискомфорт, значит что-то пошло не так.

Вспоминается старый французский шедевр "Беглецы", где ещё не раздражающий Депардье проникается симпатией к взявшему его в заложники Пьеру Ришару и его дочке. Действительно, не войти в их положение было невозможно. Но важно помнить, что всё это пособничество. Как в случае с терроризмом, так в случае и с бытовым насилием. В конце концов, любому нормальному человеку мерзко ощущать себя жертвой чего-то, нужно применять меры, быть хладнокровным, а что делать с обидчиком, решай сам.