Жизнь по Камю: как стать счастливым, если всё вокруг бессмысленно

Марат Бабаев
Сентябрь 20, 2018
7.7k
2
Образ жизни
в избранное
Вопрос о ценности жизни являлся предметом для споров многих мыслителей первой половины 20 века. Мир тогда пережил две самые кровопролитные войны в истории, в перерывах между которыми разразился глобальный экономический кризис. Столкнувшись с жестокостью мира, люди того времени стали задумываться о подлинном смысле всего происходящего. Их заботил вопрос: было ли что-то, кроме страданий, что объясняло значение человеческого существования? Для франкоалжирского писателя Альбера Камю ответ звучал однозначно «да».

Кем был Альбер Камю

Родившийся в бедной семье в Алжире, который на тот момент являлся французской колонией, Альбер с детства осознал всю жестокость и несправедливость мира. Его отец скончался от ранений, полученных во время Первой мировой войны, а мать работала экономкой, едва умудряясь обеспечивать себя и своего сына. Сам Альбер грезил о футбольной карьере, но приобретенный им в 17 лет туберкулез нарушил планы будущего писателя.

Камю поправился, успел послужить в рядах французского сопротивления во время Второй мировой, после чего полностью посвятил себя литературной деятельности, пока автомобильная катастрофа не оборвала его жизнь в возрасте 46 лет.

Несмотря на все трудности, с которыми он столкнулся за свою короткую жизнь, Камю является автором одной из самых оптимистичных философий 20 века, и многие его идеи не теряют своей значимости и в условиях современного кризиса.

О чем говорил Камю

Вместе со своими коллегами-экзистенциалистами Камю отверг идею о том, что вселенная обладает высшим смыслом (который люди пытаются отчаянно понять).

Добро часто бывает непостижимым, зло — остается безнаказанным, а случайность определяет большую часть нашей жизни. Однако и это отличает Камю от других экзистенциалистских мыслителей, весь смысл заключается в нашей потребности понять это сумасшедшее существование, которое мы называем жизнью или, как его определял сам Камю, абсурд.

Величайшие философы раскрывают секрет счастья

Абсурд по Камю

Вселенная может быть хаотичным и неряшливым пространством. И если так, то люди в ней не что иное, как самостоятельное осознание этого пространства. Наше проклятие и благословение заключается в том, чтобы быть разумными существами в этом иррациональном мире. Камю называл это условие «абсурдным» — состояние, когда человек вынужден осмыслить мир, который понять нельзя.

Человек стоит лицом к лицу с иррациональным. Он чувствует в себе жажду счастья и знаний. Абсурд рождается из этой конфронтации между человеческой потребностью и необоснованным молчанием мира.
— «Миф о Сизифе», Альбер Камю —

Жизнь в абсурде — это не просто жесткая позиция, а мучительное и волевое противостояние этой неизбежности. Камю полагал, что каждый человек в этой ситуации должен выбрать один из трех вариантов: самоубийство, «скачок веры» или признание фактов.

Самоубийство, по его мнению, было признанием бессмысленности жизни. Даже для экзистенциалиста Камю, называющего наш мир абсурдным, это было неприемлемо. Как поклонник футбола, он приводил спортивную аналогию: если очки, набранные в игре, не имеют значения, то играй ради самой игры.

Камю также не устраивал и второй вариант. «Скачок веры» или «философское самоубийство» применялся писателем для определения тенденции развеять сомнения и найти утешительное объяснение всему происходящему. Это может быть религия, алкоголь или просто слепая попытка дать ответы на самые сложные вопросы.

Помимо этого под «скачком веры» Камю подразумевал обращение к тоталитарным идеологиям, таким как фашизм или коммунизм. Сюда же можно отнести высокое потребительство, бессмысленную веру в лженаучные теории или прочие бредовые идеи, которыми пытаются описать наш мир различные «теоретики жизни». Отказ от собственного разума ради облегчения нашего беспокойства являлся той самой живой смертью, о которой говорил Камю. Соответственно для него оставался только один верный вариант: признание фактов.

Единственный способ сохранить нашу рациональность, по мнению Камю, состоял в том, чтобы признать отчужденность вселенной, но все равно продолжать любить жизнь. Нужно понимать абсурдность происходящего, но не позволять себе быть ею уничтоженным. Эту идею Камю наглядно иллюстрирует в своем эссе «Миф о Сизифе».

По сюжету некий Сизиф, чтобы обмануть богов, пытался сбежать из преисподней, когда пришло время умирать. В наказание за это боги нарекли его на вечные страдания. Сизиф должен был поднимать огромный камень в гору, и как-то только он делал это, валун снова скатывался вниз. И затем герой начинал все сначала. Это происходило бесконечно.

Хотя сама мысль об участи Сизифа может заставить современного человека содрогнуться, Камю указывает, что мы не слишком отличаемся от его героя. Каждый день мы рано встаем, идем на работу, возвращаемся с нее домой, едим, ложимся спать и наутро все повторяется снова. Как и у Сизифа, наши усилия и достижения в конечном счете бессмысленны. У всех стараний, стрессов и открытий нет никакого наследия, кроме того, что будут помнить наши ближайшие предки. А с их уходом сотрутся последние упоминания о нашей жизни.

Но несмотря на это, в этом и есть счастье, о котором говорит Камю.

В глубине зимы я наконец-то узнал, что внутри меня живет непобедимое лето.
— «Возвращение в Типасу», Альберт Камю —

«Настоящая щедрость к будущему состоит в том, чтобы отдать всего себя настоящему», — пишет Камю. Подлинный вызов перед лицом равнодушной Вселенной (или греческих богов, как в его эссе) заключается в умении признать ее абсурдность. Соглашаясь с бесцельностью общего замысла, твои трудности не будут казаться тебе роковыми, и ты обретешь счастье в этом бесконечном круговороте судьбы.

Это тот урок, который Камю усвоил в свои футбольные годы. Мы должны быть в состоянии играть с энтузиазмом, отдавая все наши усилия и получая радость от процесса на протяжении всего пути. В конце концов, это всего лишь игра, и мы должны признать ее мимолетность. Это осознание сделает нас смиренными, даже если в итоге мы одержим поражение. Ничего не изменится. Игроки уйдут. А поле останется таким же пустым, каким было раньше.

Великие философы и их невероятное видение этого мира