Культура

Волк с Уолл-стрит тебе товарищ

  • 10444
  • 3
  • Дмитрий Выводов
волк с уолл-стрит

На экраны вышел новый фильм Мартина Скорсезе "Волк с Уолл-стрит". BroDude решил не оставаться в стороне.

Леонардо Ди Каприо мог всю жизнь представать перед зрителем в амплуа героя-любовника с оголенным торсом, однако вовремя перестал сниматься в сугубо романтических фильмах и превратился в маститого актера с породистым, выразительным и очень подвижным лицом. Даже морщины пошли ему на пользу! Скорсезе снимал его не раз и не два, а целых пять, и если на этот раз Ди Каприо снова не получит «Оскар», это будет даже хуже, чем когда Кендрику Ламару не досталась «Грэмми» за лучший рэп-альбом, и 2014 год запомнится нам как самый несправедливый в области поп-культуры.

«Волк с Уолл-стрит» - чистейшей воды черная комедия, игра со зрителем и бенефис Ди Каприо в окружении кучерявого ботановатого Джоны Хилла, который раньше ни на шаг не отходил от комика Сета Рогена, и корифея Мэтью МакКонахи. За три часа они покажут и расскажут всё о том, как отмывать деньги, нюхать кокаин, пить виски и снимать проституток — лихо, с блеском, в духе средневекового карнавала, переложенного на блистательный гламурный лад. Даже не верится, что фильм основан на реальных событиях.

Скорсезе показал на больших экранах карнавал 2.0. Его празднуют не один раз в год: в нем живут, забыв о реальности и с головой погрузившись в наслаждения, покидая комфортабельные апартаменты лишь затем, чтобы сесть в шикарный автомобиль и разбить его в наркотическом угаре

Скорсезе снял его по одноименной книге финансового брокера Джордана Белфорта. В возрасте 26 лет он уже заработал 50 миллионов долларов на своей собственной брокерской фирме, которая настолько хорошо нашумела на Уолл-стрит, что ею заинтересовалось ФБР. Всё было именно так, как показано в кино: Белфорта действительно упекли в тюрьму за отмывание денег на три года, скостив светивший ему срок в обмен на помощь следствию. Потом Белфорт избавился от алкоголизма и наркомании, написал пару книг и начал выступать с бизнес-лекциями. Настоящее воплощение дерзкой и несгибаемой американской воли к успеху.

Белфорта играет Ди Каприо, и на вид ему сложно дать те самые двадцать шесть. Пожалуй, на этом неточности заканчиваются и начинается великое кино.

В «Волке» никто не поет и не пляшет, не размахивает пышными юбками, не ходит на руках, но всё равно в каждой сцене сквозят театральность и фарс, та самая адаптация карнавала под шикарные пентхаусы и костюмы за три тысячи долларов. Герой Ди Каприо делает попытку объяснить зрителю, как именно работают его грандиозные мошеннические схемы, но тут же отказывается от нее и, махнув на затею рукой, продолжает пить, нюхать, тратить, дурить и воздурять.

Ведущий мотив в этом блестящем и роскошном карнавале, как и в средние века, - изобилие, но несколько иного рода. Изобилие вин и яств сменяется у Скорсезе настоящей лавиной виски, кокаина, квалюйда и других таблеток, праздник урожая - праздником наживы, торжеством денег. Скорсезе показал на больших экранах карнавал 2.0. Его празднуют не один раз в год: в нем живут, забыв о реальности и с головой погрузившись в наслаждения, покидая комфортабельные апартаменты лишь затем, чтобы сесть в шикарный автомобиль и разбить его в наркотическом угаре. В центре карнавала - фигура шута. В нашем случае это успешный брокер, глядя на которого, нельзя не смеяться: но не над ним, а вместе с ним - над всем миром. Впрочем, иногда Белфорт тоже становится посмешищем, но лишь потому, что смешон самому себе и признает это с безразличием полностью уверенного в себе человека.

Скорсезе издевается, смеется над собой, над богачами, над бедняками, над американским патриотизмом — вообще над всем. И правильно делает

Скорсезе настолько буквально рассказывает нам историю об эталонной американской мечте, что зритель невольно перестает в нее верить. Правда никогда не похожа на правду: чтобы стала похожа, нужно немного приукрасить. Скорсезе приукрашивает в противоположную сторону, дистиллируя и концентрируя образ богатых мотов, которым больше нечего желать. Ведя псевдодружелюбную беседу с агентами ФБР, Белфорт невзначай замечает: «Эту яхту пришлось сделать такой огромной, потому что иначе на ней не нашлось бы места для вертолета». Скорсезе издевается, смеется над собой, над богачами, над бедняками, над американским патриотизмом — вообще над всем. И правильно делает. Нам того и нужно. Выгоняя со своей шикарной яхты тех же самых агентов, герой Ди Каприо в праведном гневе богача бросает им в спину лобстеров и фыркает: «Возьмите на дорожку, быдло неотесанное!» - а потом развеивает по ветру над ретирующимся фбровцам «завалявшуюся в кармане» сумму, равную их годовой зарплате, глумливо приговаривая: «Лети-лети, конфетти!»

Белфорт чрезвычайно циничен: он смеется даже над показательным американским патриотизмом. Собрав, по собственному признанию, шайку мошенников, чтобы открыть свою фирму, он знакомит их с концепцией компании, которая будет наживаться на грошовых акциях: "Да наши основатели приплыли сюда на Mayflower (прим. - корабль, на котором отцы-основатели достигли берегов Америки) и высекли на камне название нашей компании". Ему ничего не стоит с серьезным лицом рассказать эту легенду клиенту, чтобы убедить его потратить на неприбыльные акции сколь угодно большую сумму. Белфорт отказывается от традиционных ценностей американского общества (ему плевать и на семью, и на патриотизм), не боится замарать руки, для него нет вообще ничего важного - естественно, кроме денег. Герой Ди Каприо ведет войну против чужих кошельков ("извращенный вариант Робин Гуда: отбирает у богатых и отдает самому себе"), положившись на помощь своих работников, перед которыми, как настоящий стратег, каждую неделю выступает с зажигательной речью. Так он поддерживает боевой дух своих солдат, чье единственное оружие - телефонная трубка и нечеловеческий дар убеждения, которые в их умелых руках становятся страшнее пистолетов. "Мы - Америка!" - восклицает Белфорт в микрофон перед толпой жаждущих разбогатеть брокеров - те вскидывают руки и возбужденно кричат. Это правда: они - Америка. Новая Америка алчущих хаслеров - циничных, презрительных и бесстрашных - новые мидасы: к чему бы они ни прикоснулись, всё гарантированно превращается в золото, но лишь для их единоличного и безраздельного владения. Клиенты получают только пепел.

brodude.ru_18.02.2014_XVzKhiqtjLFeh

При всем своем карнавальном безумии «Волк с Уолл-стрит» не по-карнавальному похабен. В кадре не средневековая оргия, утверждающая в правах тело, истерзанное веками смирения плоти, не раблезианское воспевание всех телесных функций — секс становится излишеством сродни наркотикам и алкоголю. В жизни богатых хаслеров секс - это настоящее шоу, а идея шоу, грандиозного смотрилища, в контексте секса уже глубоко порочна. Секс возведен до гротеска, его настолько много, он настолько приторный, что его перестает хотеться. С одной стороны, картина вызывает зависть, с другой - от изобилия тошнит, как будто переел халвы - сытной и сладкой халвы. "Волк с Уолл-стрит" намного пошлее и аморальнее скандальной «Нимфоманки», хотя в последней на экране можно крупным планом видеть гениталии — но разве гениталиями в кадре измеряется мораль?

А еще этот фильм Скорсезе по-карнавальному смешной. Благодаря ему зритель узнал о великолепном комедийном таланте Ди Каприо: никто и помыслить не мог, что романтичный и печальный Гэтсби может быть еще и гомерически смешным. Ди Каприо владеет каждым мускулом на своем лице и может повелеть что угодно каждой своей конечности. Чего стоит хотя бы сцена, в которой, наглотавшись таблеток, оболваненной "до степени ДЦП" Ди Каприо пытается доползти до машины! Он помогает себе то одеревеневшей рукой, то едва послушной обдолбанному герою (и покорно повинующейся великому мастеру) ногой, перекатывается, пускает слюни и не может связать двух слов — талантливо, блистательно правдоподобно не может связать двух слов. Зритель хохочет. Зритель беснуется. Зритель рукоплещет.

Скорсезе запихивает ему в глотку блеск и изобилие, до отвала кормит его своим роскошным кино, заставляя проглотить всё до последнего кусочка. Вкусно. Удивительно вкусно. Красиво, похабно и потрясающе смешно. Очень хорошо, но больше не полезет. Спасибо, мы наелись. Ди Каприо - «Оскара» - и можно уносить.