5 военных мифов, в которые мы верим благодаря Голливуду

Теодор Седин
Март 29, 2016
20.6k
7
Культура
в избранное

Не любить батальные картины просто невозможно, ведь киноделы вкладывают огромные усилия и средства, чтобы красочная историческая битва заворожила своим кровавым вальсом простых зрителей. Только вот очень любит Голливуд приврать. Нужны примеры? Да пожалуйста!

1. Правила древнего боя: куча-мала, и никто не умеет сражаться

brodude.ru_29.03.2016_WYimZxXex1l2i

В кино
Поле, широкое ирландское поле, имитирующее, скажем, Каталунские поля. Пара сотен статистов плюс несколько тысяч, нарисованных на компьютере, выстроились в идеальные, геометрически ровные линии. Пацаны стоят носок в носок, все похожи друг на друга, как на подбор, стоят и с остервенелым спокойствием смотрят в глаза своему врагу. Неестественно громогласный, будто через громкоговоритель, крик полководца разносится над долиной, он указывает мечом на врага, и изящные ряды рушатся, превращаясь в кучу-малу. Все бегут, все орут, скалят рожи, словно шакалы. Никаких резервов, все до последнего – в атаку. Никакой тактики, никакой формации, исключительно резня, где каждый сам за себя. Хорошо ещё, что все в разных одеяниях, даже простой копейщик в кольчуге или доспехах с гербом. А иначе различить, где свой, а где чужой, невозможно.

Самое обидное, что воевать умеют только персонажи, все остальные уныло и некрасиво бодаются да тыкают друг в друга мечом по очереди, словно в доисторических стратегиях. А вот главные герои, причем все, дерутся красиво, с эффектными комбо, кульбитами, умудряясь показывать чудеса акробатики и благородную жестокость. Вырезают всех, паршивцы, с одного удара, режут солдат, как свиней, да ещё без прощения, задерживаясь максимум на каком-нибудь здоровом бородатом варваре, не обращающем внимание на глубокие колотые раны.

В какой-то момент самый главный герой как бы случайно обнаруживает самого главного злодея или его лейтенанта и начинает бежать через все поле битвы, при этом убив парочку попавшихся под руку солдат вражеской армии.

В жизни
Конечно, такие идиоты встречались на полях сражений, но в том-то и дело, что идиоты. Обычно после боя их хоронили. Секрет побед македонцев, римлян и персов над неорганизованным варварским сбродом как раз в том, что они держали свои скучные, незрелищные формации и следовали жесткой боевой дисциплине. Внешне они, конечно, не особенно впечатляют, но уж поверь, воинам, державшим позицию было совершенно нескучно. Стоя плечом к плечу, они продавливали себе путь шаг за шагом через груды бешеных варваров.

Все эти боевые построения были некими подобиями танка, которые позволяли армиям не спеша передвигаться по полю битвы и тыкать во всех своими копьями, одновременно сдерживая позывы некоторых солдат в жажде выбежать и подраться один на один. Это в кино враги нападают исключительно по одному, максимум по двое, а в жизни его бы зарубили со всех сторон, несмотря на все военные таланты.

Стратегия всегда была преимуществом цивилизованных войск. Собственно, варвары начали притеснять Рим после длительного контакта с цивилизацией, обучившись у них искусству военного ремесла. Даже викинги, эталон недисциплинированных и пораженных неистовым гневом и яростью людей, зачастую строили некие подобия простейших щитовых формаций. Посмотри на реконструкции варяжских боев – скучная толчея стенка на стенку. Воины прижались щитом к щиту и пытаются попасть колюще-рубящим орудием по жбану. Собственно говоря, в таких вот тесных формациях не было места для свистоплясок с мечом. Начнёшь вертеться – порежешься о меч соседа. Поэтому приходилось прижиматься так, что можно пропитаться его потом, и давить на врага.

Поэтому в древности, а особенно в эру Греков и Римлян, битвы гоплитов или легионеров зачастую сводились к тому, чья сторона лучше удержит свою линию, и выталкиванию другой стороны назад.
Проще говоря, битвы напоминали унылое говно, как соревнования по перетягиванию каната. Если показывать такое в кинотеатре, зрители заснут.

Спустя века, уже в эпоху огнестрельного оружия, традиции тесных формаций сохранились, но напоминали уже взаимный расстрел. Это по мнению режиссеров…

2. Правила имперских войн: все мы мишень для противника. Стреляй, сколько хочешь, дорогой враг!

brodude.ru_29.03.2016_R964Rwl8a4tdv

Это была славная эпоха: балы, красавицы, лакеи, юнкера, и вальсы Шуберта, и хруст французской булки, и военные забавы в стиле «сейчас мы выстроимся в одну линию друг напротив друга и будем стрелять». Какая нелепая картина: расфуфыренные, напомаженные офицеры, в пышных, облакоподобных париках смотрят на поле боя через бинокли, в то время как солдаты в дурацких шапках и в вызывающе ярких мундирах (чтобы врагу было проще целиться) медленно приближаются друг к другу. Остановившись на небольшом расстоянии друг от друга, солдатушки вскидывают ружья и стреляют друг в друга несколькими залпами, пытаясь уничтожить как можно больше врагов, хотя всё дело в солдатской меткости. Затем солдаты бросаются навстречу друг другу, дабы угостить друг друга звенящим штыком. Как это глупо и нелепо, но, чёрт возьми, по-джентльменски!

В жизни
Многие сомневаются в том, что линейные построения когда-либо вообще считались идеальными. Собственно, их использовали только из острой необходимости, ведь огнестрельное оружие тех эпох было крайне неэффективным. Гораздо чаще солдаты использовали ружья как копья, потому как гораздо проще было заколоть противника, нежели зарядить тяжелое ружьё бумажным патроном, который, ко всему прочему, приходилось делать самому.

Более того, гладкоствольные ружья были очень неточными. На расстоянии в 50 метров попасть из них во врага было очень затруднительно, а учитывая то, что после пары залпов над солдатами нависала непроглядная белёсая пелена дыма, через которую сложно было разглядеть свои руки, у этого принципа ведения войны появляется логическое объяснение.

И если огромный рой пуль задевал хотя бы нескольких солдат, то атаку можно было считать успешной.
Но на самом деле линейный обмен пулями встречался не так часто, как показано в голливудских фильмах. Процент урона после таких атак был чрезвычайно низок – всего 13-15%.

Что касается штыковых атак, то они, конечно, были, но их убойная эффективность равнялась количеству смертей по случайности, вроде споткнулся и напоролся на штык. Несмотря на то, что рукопашный бой восславлялся в «Бородино» и «Полтаве», даже в самой кровопролитной битве урон от него был небольшой – всего 2%.
Так же, как и идиотские ружейные залпы, штыки как тактический выбор были хорошо развиты. Но, хоть и выглядели они страшно, на самом деле не являлись чем-либо еще, кроме как сотрясанием воздуха. Что подводит нас к следующему разоблачению…

3. Правило любой войны: все хотят умирать, все хотят убивать

brodude.ru_29.03.2016_8Qv7To2maKjnQ

В кино
Практически во всех военных фильмах солдаты обеих сторон лезут в бой. Дезертир встречается от силы в нескольких фильмах, да и то потом теряется из виду. В киномире трусливых мужчин, которые боятся за свою жизнь, нет. Все лезут в бой, во всех эпохах вне зависимости от вооружения, возраста и опыта. Даже если парень не хотел воевать, даже если попал в войска насильно, он все равно побежит впереди войска, чтоб вогнать меч под панцирь самого опасного противника.

В жизни
На самом деле во все времена были солдаты, которым не очень-то и хотелось умерщвлять людей, которых они не знали вовсе. Были и трусы, вынужденные нести военную повинность вопреки желанию и мировоззрению. Даже в темные времена встречались пацифисты, и вряд ли человек, боящийся за свою жизнь, для которого морально сложно убить другого, полезет на рожон.
В годы Второй мировой в США было проведено интересное исследование с целью узнать, может ли обычный человек нажать на курок, направив оружие на предполагаемого врага. Выяснилось, что не более 20% мужчин без лишних раздумий откроют огонь. Остальные же не станут стрелять, если только поблизости не будет офицера, который отдаст соответствующий приказ.

Поэтому и в реальных войнах большинство людей просто уклонялось от возможности убивать. Это сейчас, в наши дни, с появлением профессиональной армии процент «настоящих убийц» значительно вырос. К тому же, здорово помогла пропаганда, всеми силами пытавшаяся объяснить бестолковому армейскому уму, что убивать людей – это правильно и хорошо.

brodude.ru_29.03.2016_rygfj5pWqzK6x
Во время Вьетнамской войны американское военное руководство сумело довести количество стреляющих солдат до 95%. Но даже столь внушительная цифра не говорит о том, что большинство военных пыталось поразить цель.
Как показывает статистика, американские солдаты выпустили более 52 тысяч пуль на каждого убитого ими вьетнамца. Это наглядная демонстрация разницы между голливудскими фильмами и реальным положением дел. Люди не любят воевать, во всяком случае, нормальные люди уж точно.

И ещё, стрелять из автомата во время боя, несмотря на сверхтехнологии, по-прежнему дело нелёгкое. Попасть во врага с одного выстрела, не тратя слишком много пуль, может разве что солдат-спецназовец ГРУ и прочих спецподразделений.

4. Правило любой войны: всех убью, всех зарежу

В кино
Сражение закончено, костры догорают, поле битвы покрыто грудами тел. И только выжившие главные герои, осматриваясь, радуются тому, что уцелели. Почти все убиты, все зарезаны, кроме небольшой горстки павших воинов. Но военноначальников, казалось бы, большие потери не беспокоят. Ничего, бабы новых нарожают.

В жизни
Разумеется, жертв было много, но не так, чтобы из целого войска оставался один единственный солдат. Даже редкие супер-битвы типа Битвы при Вердене в Первой мировой войне – одна из самых смертоносных битв за всю историю человечества – оканчиваются тем, что большинство солдат уходит живыми.

Наибольшие потери и удар по репутации армии составляли пленные и дезертиры. А ребят, поддававшихся мыслям: "Ну нахрен, я домой", – было чуть меньше, чем убитых в битвах.
Когда говорят про солдатских жертв гражданских и мировых войн, нужно помнить, что львиная часть из них – это пленные или убитые в плену. На поле боя цифры были поскромнее.

Но самым лютым убийцей армии, безусловно, является госпиталь, причем умирают не только от ран, но и от болезней.
Дело в том, что из большого воинства лишь немногие хорошо владеют оружием. Воспользоваться мечом в суматохе довольно сложно, а убить закованного в доспехи воина ещё сложнее, особенно когда у него самого в руках оружие.

5. Правило современной войны: взрывы ничто – пули всё!

brodude.ru_29.03.2016_bXplmuI94BaYT

В кино
В любом уважающем себя фильме про войну века XX-го обязательно найдётся бюджет на крупную пиротехнику и
спецэффекты. Толку от них никакого, это ведь не автоматная очередь, зато очень много взлетающих в небо комьев грязи и дыма. И меж этих взрывов и грязевых вихрей бежит главный герой со своими товарищами. Если кого-то из них заденет взрывом – это чудо.

В жизни
Складывается ощущение, что на протяжении всей истории своего существования Голливуд ставил перед собой цель убедить народ в том, что взрыв – это нечто обыденное и совершенно безопасное, почти как укус комара. Пулемётные гнёзда – бессмысленные укрепления для транжирства патронов, а снайперы – и вовсе бессмыслица, если только речь не идёт о Василии Зайцеве.

brodude.ru_29.03.2016_FnC4j2D48bN0Y
Однако реальность, как всегда, кардинально отличается от кино. На самом деле в годы Второй мировой артиллерия отобрала жизни примерно 70% личного состава (включай сюда подорванные танки и т. п.).
Цельнометаллическое пушечное ядро, использовавшееся в прошлых конфликтах, имело привычку не просто приземляться на землю, оно могло с лёгкостью пронестись через ряды солдатских тел, словно нож сквозь масло. Дьявольский шар, отрывающий конечности личному составу и разбрасывающий их ошметки повсюду.

А потом хитрые люди додумались прятать в ядра картечь, чтобы увеличивать радиус поражения. Собственно говоря, вот тебе наглядный пример из карьеры одного полного мужчины в самом расцвете сил, поставившего в позу элеганта всю Европу. Речь, разумеется, о Наполеоне. Главной причиной его успехов и побед на поле боя стала его страсть к артиллерийским баталиям, и он прекрасно понимал, какие разрушения может нанести куча свалившихся на голову снарядов. Его армия имела больше пушек, чем любая из армий того времени, что позволило ему наносить больше урона с больших дистанций.

Но Голливуд не любит обезличенность, он хочет, чтобы гибель была следствием дуэли двух крутых парней. Каждая смерть – это кульминация сюжетной линии и геройской драмы.

Но, увы, реальность такова, что большинство героев войны полегло не как Андрей Болконский под Аустерлицем – красиво и горделиво, не упало на спину в изумруд родных полей, зияя аккуратной раной на груди, а ползло по грязи из последних сил, пытаясь собрать вываливающиеся кишки и оторванные взрывом конечности. Их чаще убивал не заклятый враг, а нехорошие походная диарея и гангрена. Вот такие дела.