Страх и ненависть в Сеуле: как проходит аналог ЕГЭ в Южной Корее

Мартин Кучерас
25 октября, 2021
10k
0
Культура
в избранное

Многие современные российские школьники уже успели пропитаться чувством страха и отвращения к Единому государственному экзамену (он же ЕГЭ). Ещё с 9-го класса нас активно натаскивали на правильное заполнение бланков, объясняли по какой структуре нужно писать сочинение, потому что по другой его просто не примут, рассказывали об особенностях проверки результатов. Короче говоря, учили не предмету, а тому, как этот самый предмет сдать на ЕГЭ.

Политики, равно как и родители, что уж говорить о школьниках, сомневаются в правильности этого подхода к образованию и ещё сильнее сомневаются в корректности результатов госэкзамена. Многие университеты, в том числе главный российский вуз — МГУ, даже вводят свои дополнительные вступительные экзамены, чтобы проверить абитуриентов на прочность дважды. К тому же у многих вызывают сомнения и чересчур концлагерные условия, в которых и без того запуганных школьников заставляют сдавать ЕГЭ. Но в России, поверь мне, ещё цветочки, а вот ягодки, причём можно даже сказать целые арбузы, растут в Южной Корее, в которой культ образования вырос до просто немыслимых масштабов.

Тоталитаризм с учебником в руках

Южная Корея появилась как независимое государство только после окончания Второй мировой войны в 1945 году. До этого момента она была лишь колонией Японии, которая была признана проигравшей стороной и подписала соглашение о полной демилитаризации. Несмотря на обретённую независимость, обескровленная от рабства и войны Корея была буквально нищей страной. И это при том, что у корейцев не было ни газа, ни нефти, ни вообще, объективно говоря, чего-либо полезного, кроме земли и воды, да и то мало.

Тогда правительство приняло решение сделать ставку на подготовку кадров и бросило все силы на совершенствование системы образования. Насколько совершенной она стала мы можем судить сейчас, по имеющимся данным об обучении школьников в Южной Корее.

Образование в стране делится на три ступени: начальная школа с 6 до 12 лет, и по три года средняя и старшая. Детей в младшей школе не особо мучают уроками, но прививают им дух конкуренции, без которого школьники попросту не смогли бы выдерживать таких нагрузок. Дело в том, что в Южной Корее огромное значение придают совершенствованию своих навыков, в частности — умственных способностей. Это подтверждают слова жителя Южной Кореи, который поступил в аспирантуру российского Горного университета в Санкт-Петербурге Донхи Ли:

Главное, что вам необходимо знать о моей родине: наша основная движущая сила – это конкуренция. Мы должны быть лучшими в школе, потом в университете и, наконец, на работе. Вообще, всё азиатское общество – это общество конкуренции. Например, в России люди среднего и низкого достатка вполне могут быть счастливыми, несмотря на свой социально-экономический статус. У нас это исключено. Когда корейцы чувствуют себя неуспешными, то считают своё существование бессмысленным.

Причём так считают не только учителя, для которых воспитание студентов — священный долг, но и ученики, которые по собственному желанию проводят за партами более 10 часов в день, однако давай лучше обо всём по порядку.

Первая пара у южнокорейцев стартует в 8:30 утра, а последняя заканчивается в 18:00, что уже, согласись, неплохо для 13-летнего школьника. Но на этом учёба не заканчивается, потому что дальше начинаются уроки в частных академиях, коих может быть до 20 в неделю. Так что в среднем южнокорейские школьники уходят домой примерно в 10 часов вечера, чтобы на следующий день в 8:30 снова быть в строю за партами.

Конечно, таких нагрузок многие не выдерживают. Конечно, многие засыпают на уроках. И конечно, южнокорейская система образования предусмотрела это и наняла специальных сотрудников, которые ходят по кабинетам и будят заснувших за партами учеников.

Гранит науки ломает зубы

Учебный год в Южной Корее делится непривычным для российских школьников способом: первый семестр начинается в марте и заканчивается в июле, а второй начинается в конце августа и заканчивается в начале февраля. Каникулы у них относительно долгие, целых два месяца, но дело в том, что как минимум половину из этих каникул школьники добровольно посещают свои учебные заведения, чтобы как следует подготовиться к предстоящему тесту. Конечно, есть и те, кто надеется на удачу и верит в себя, но таких крайне мало.

Сам учебный процесс также подчинён строгому распорядку: у всех школьников одинаковая униформа, девочкам запрещено делать макияж и красить ногти, поэтому подавляющее большинство школьниц в Южной Корее носит короткие ненакрашенные ногти.

Школьная форма дорогая, но качественная, к тому же обязательна для ношения: на ней вышит уникальный герб учебного заведения. На причёски особые правила не распространяются, но, скорее всего, особенно креативных школьников учителя награждают косыми взглядами.

Перед каждым занятием ученик сдаёт свой телефон учителю в специально пронумерованную для этого ячейку. На каждой парте висят свои пакеты для мусора, который школьники рассортировывают и самостоятельно выбрасывают. К доске вызывают в случайном порядке, так что, если кто-то затрудняется ответить на поставленный вопрос, в дело вступает сосед по парте и начинаются такие дебаты, что могут позавидовать самые выдающиеся мировые политики.

По личным причинам школьник может прогулять уроки 15 раз в году, по болезни — сколько угодно, поэтому южнокорейцы стараются не болеть и не иметь личной жизни до поступления в университет, думаю, ты уже понял почему. Более того, они официально имеют право пропустить 25 минут уроков ежедневно, и особо практичные школьники используют это время, чтобы внаглую поспать на кровати в медицинском кабинете — это считается нормальным, ведь правила — есть правила.

Особое внимание уделяют и социальной субординации: ученик обязан протянуть учителю обе руки и обязательно поклониться, чтобы поздороваться рукой. При этом спорить с учителем категорически запрещено. Подобное муштрование приводит к тому, что школьники просто бояться сказать, когда чего-то не понимают. Зато они привычным образом навёрстывают упущенное, проводя часы за бездумной зубрёжкой абсолютно непонятного им материала.

Таким образом, за годы обучения у них вырабатывается невероятная вдумчивость и способность быстро перерабатывать огромные пласты разнонаправленной информации, но при этом напрочь пропадает способность креативно мыслить и искать нестандартные решения.

Вся королевская конница, вся королевская рать…

Южнокорейские школьники всеми правдами и неправдами пытаются попасть в SKY. Эта аббревиатура создана из заглавных букв трёх наиболее престижных вузов Южной Кореи: Сеульского национального университета, Корейского университета и Университета Йонсей. Однако на пути у них стоит тот самый коварный враг, к битве с которым они готовились всю жизнь — National College Scholastic Aptitude Test или же ЕГЭ по-южнокорейски.

В этот день страна замирает, как в прямом, так и в переносном смысле. Авиаперелеты над Южной Кореей приостанавливаются в день экзамена, чтобы в течение 35 минут, пока школьники сдают аудирование, никто и ничто не отвлекало их от сдачи самого сложного экзамена в их жизни.

На случай, если школьник заблудится, забудет дома необходимые документы или будет опаздывать правительство выделило специальные патрули с мигалками, задачи которых — проследить за тем, чтобы каждый будущий студент вовремя попал на экзамен.

В 2017 году, когда в Сеуле прогремело землетрясение, экзамен пришлось перенести на неделю, но в роковой день правительство было в полной боевой готовности: 18 тысяч патрульных охраняли маршруты, по которым школьники добирались до образовательных центров, и маршруты перевозки экзаменационных материалов.

Сеул разместил медиков и пожарных в тех местах, где были подземные толчки, чтобы школьники чувствовали себя в безопасности. Что уж там мелочиться: власти Южной Кореи ввели режим чрезвычайной ситуации и дали солдатам боевую готовность, чтобы в случае необходимости и те могли подключиться к защите интересов каждого школьника. Да уж, нагнетать обстановку южнокорейцы умеют.

Транспортные, общественные и коммерческие службы также не остались в стороне. Поезда и автобусы в тот день начали ходить значительно раньше, чтобы все успели добраться до места проведения экзамена. Мэрия Сеула распорядилась подогнать сотни государственных машин к крупным пересадочным станциям и вокзалам, чтобы в случае необходимости подвезти учащихся абсолютно бесплатно.

Под школьников подстроились даже банки и фондовая биржа, которые открылись вместо девяти утра в десять, чтобы не создавать лишних пробок на дорогах. Они предвидели, что школьники и их педагоги устроят в Сеуле настоящее столпотворение.

Секретные материалы

Ежегодно власти Южной Кореи составляют программу заданий по подготовке к госэкзамену, и если в России то и дело ходят разговоры о том, что результаты ЕГЭ можно купить чуть ли не в переходе метро, то у азиатов подход к проблеме куда более категоричный. Экзаменаторов изолируют от всего мира, запирая в помещении, которое находится, ни за что не угадаешь, неизвестно где.

Внутри обустраивают «маленький город» с надлежащим оборудованием и обслуживающим персоналом: ведь людям надо что-то пить, есть, где-то спать, мыться, в конце концов. В 2017 году экзаменаторам и их помощникам, коих суммарно было, на минуточку, 700 человек, пришлось просидеть в бункере с глушилками больше месяца.

До дня экзамена они находятся в добровольном заточении, выбраться из которого невозможно абсолютно ни при каких условиях, кроме самых экстренных: например, смерти близкого родственника. Но даже в таком случае, на протяжении всего пути сотрудника будет сопровождать специальный агент, который будет пресекать всяческие попытки передать какую-либо информацию об экзамене третьим лицам.

Пересдать госэкзамен в Южной Корее нельзя ни при каких обстоятельствах, школьник должен попасть в здание до того, как двери захлопнуться и будут объявлены первые задания. За происходящим наблюдают тысячи полицейских, пожарных и, будем честны, наверное, вся страна. Пока школьники в поте лица на последней нервной клетке пишут важнейший экзамен в своей жизни, родителям остаётся только молиться.

К сожалению, подобная система образования, возможно, и вносит свою лепту в улучшение жизни корейцев, но не проходит бесследно: по печальной традиции, после оглашения результатов единого корейского госэкзамена рано или поздно в новостях появляются сводки о подростках, покончивших жизнь самоубийством. Многие не выдерживают эмоционального напряжения, психологического давления, не могут простить себя за неоправданные ожидания, «ломаются» и приходят к выводу, что единственный выход — суицид.

Всего бы этого, конечно, не было, если бы в стране не был так сильно развит культ образования, но особенности менталитета находят своё проявление не только в ежедневной зубрёжке, но и в забавной поговорке:

Если в старшей школе ты спишь три часа по ночам, то сможешь попасть в «SKY»; если четыре часа — в любой другой университет; если пять или более — забудь о поступлении в вуз.