Римскую империю создали атлеты, у которых нам есть чему поучиться

Теодор Седин
Май 31, 2018
5.2k
0
Образ жизни
в избранное

Если мы хотим вернуть здравомыслие в массы и осуществлять задуманное, то нам просто необходимо взять пример у римских легионеров. Если кто и заслуживает звания сверхчеловека, то только они. Считать их тщедушными южными носатыми карликами, которые победили красивых и мощных варваров только за счет хитрости и стратегии, неверно. Уж кто-кто, а легионер знал, что такое изнурительный труд. Его не запугать работой в шахте или обязанностями продавца-консультанта.

Марш-броски с полной выкладкой

Славный город Рим был основан двумя сомнительными и далеко не положительными братьями Ремом и Ромулом. Не будем вдаваться в подробности их биографий, обвинять парней в братоубийстве и вспоминать, как жизнь заставила их сосать титьку волчицы, а дятел и чибис заменили им мать. Много грязи было в самом появлении Вечного города, но сколько ни причитай, фактически римляне своей силой и решительностью отвоевали право на существование, и из небольшого городка на Палатинском холме он превратился в центр величайшей империи, в которой на пике его существования жила четверть мирового населения.

Тех, кто завоевывал это право, иногда почему-то путают с гладиаторами и героями исторических видеоигр. Но легионеры были мало на них похожи. По словам двух французских врачей, которые постарались изучить их поближе, они жили как настоящие спортсмены, обреченные на повседневный каторжный труд.

Первое, что должен был знать легионер, — это не то, как сражаться, а как выдержать колоссальную физическую нагрузку. Ведь кроме того, чтобы рубить врагов империи на куски, легионерам приходилось таскать за спиной здоровенный прототип вещмешка под названием «сарцина». Правда, носили его не на спине, а как котомку, на длинной жерди, называемой фурса. В походный комплект легионера входили оружие, строительные и кулинарные инструменты, продовольственные пайки на несколько дней и одежда — все, что может понадобиться в сложном походе. И весила эта прелесть в среднем от 35 до 45 кг. Раз в неделю легионерам устраивали жуткий, как задница фавна, 28-километровый марш-бросок с полной выкладкой (со всем снаряжением), поскольку генералы прекрасно знали, что без подручных средств воину в походе да еще и в чужих землях не выжить. Ведь для чего ввели сарцины? Чтобы увеличить мобильность армии, сократить число обозов и сделать солдат менее зависимыми от медленных повозок. Поэтому если солдат не мог себя самостоятельно обеспечить, то подвергал себя на верную смерть и подставлял товарищей, ибо Mobility sit amet.

Только после столетий процветания, закладки дорог (которые до сих пор определяют главные транспортные артерии Европы) сети снабжения стали более безопасными, и такой небезызвестный, очень наглый и не такой положительный, как принято считать, гражданин Юлий Цезарь уменьшил нагрузку до 20 кг, что тоже немало. Но даже такое облегчение улучшило маневренность. Правда тестовых и тренировочных «прогулок» с максимальной нагрузкой стало только больше. Легионеры были невероятными ходоками, ведь верхом на войну могли отправиться только командование и состоятельные люди, коих во все времена было меньше. Они приобрели глубокое знание своей страны, маршируя по ее дорогам большую часть жизни. Поход на 24 км в день был не редкостью.

А во времена войны вынужденные переходы были гораздо больше. Легионы Красса однажды прошли 37 км без остановки. Представь себе огромный, организованный людской поток, который пешим строем в интенсивном темпе и, что важно, без остановки преодолевает такие расстояния. Какая дисциплина! Какая выносливость! Но извечный конкурент Цезарь его переплюнул, прошагав со своими легионами 78 км за сутки. Правда, с небольшим 3-часовым привалом.

Но, прошагав столько миль и километров, солдаты не ложились спать, свернувшись клубочком под сенью деревьев Тевтобургского леса. В худшем случае после такого монументального перехода их ждала битва с войсками неприятеля. Утомленные переходом, римляне умудрялись оставаться смертоносной силой и даже разбивать врага в пух и прах. В лучшем случае, если ни врага ни засады не было, воины не садились отдыхать, а принимались за постройку лагеря, или (как он назывался на латыни) «каструма». А лагерь был все равно что укрепленный городок, с траншеями и деревянными заборами. Стоит ли говорить, что множество европейских городов, таких как Аугсбург, Манчестер, были основаны на месте бывших лагерей. Потом хитрые латиняне вступали в контакты с женщинами местных племен из соседних деревень, и смешанное потомство оседало по соседству с каструмом. Возникали новые гражданские и торговые кварталы. Даже если легион передислоцировался, на месте его всё равно оставался город. Но сейчас не про то, как римские солдаты доказывали свою выносливость в койках с варваршами, а про их физическую и моральную крепость.

Как видим, жизнь легионера была тяжела и неказиста. Поэтому оружие ему доверяли только после того, как но докажет свою выносливость. Сначала они учились пользоваться деревянной лопатой, потом — метать копья и камни, а затем уже тренировались с настоящим оружием. И через это проходили все. Вот почему легионы были так преданы своим полководцам, особенно если те поднялись по карьерной лестнице от простых воинов, как Диоклетиан, ставший императором.

Копай, если сидишь без дела

Но так как в Древнем Риме всегда ценился талант и мысль, то воинов более интеллектуальных переобучали в инженеров. Землекопные отряды, которые прокладывали дороги, наводили мосты, сооружали лагеря были еще у древних ассирийцев, но во времена Древнего Рима военная инженерия получила особый размах, став отдельным родом войск. Их важность возросла, ведь без построенных ими деревянных башен, катапульты, баллисты не было бы такого молниеносного успеха в войнах с цивилизованными и гораздо более древними врагами. Фактически тогда и зародилась военная инженерия, без которой сейчас немыслима жизнь. Физические бои — это важно, но благодаря подкопам и хитростям римляне могли успешно отбивать контратаки. Чаще всего копали и строили рабы, но если таковых не было, то за дело принимались сами воины. Дополнительная нагрузка в условиях жаркого климата, как ни странно, переносилась ими совершенно нормально.

Напрашивается вопрос, а были ли в их буднях моменты, когда им не приходилось ни сражаться, ни обучаться, ни строить лагеря? Естественно. Но, видимо, римляне мыслили так же, как и офицеры стройбата, которые забирают солдат строить себе дачу. Чего без дела сидеть, если можно заставить их строить укрепления, дороги, мосты, рыть каналы? Для экономики Рима это был колоссальный плюс. А заодно у солдат была дополнительная силовая подготовка. Потому, наверное, в обиходе жителей империи ходила поговорка: «Обработка камня делает тело сильным». Однажды легион в течение нескольких месяцев ждал нападения галлов возле Арелата (ныне Арль). И то ли от нечего делать (на самом деле причина была) они выкопали Канал де Фос, который функционирует до сих пор.

Суровая диета для суровых мужчин

Что касается их рациона, легионеры ели пропорционально их напряжению. У них было два приема пищи в день: первый (prandium) утром и второй (cena) вечером. По некоторым оценкам, завтрак включал в себя пшено, немного сыра, горсть сала и щедрую порцию вина (так вкуснее, да и чистую воду не всегда было возможно найти). Если округлить, то на завтрак потреблялось где-то 3500 калорий. С учетом менее калорийного ужина — 5000 калорий в день, если не было перебоев с провиантом.

Учитывая тот факт, что в основе рациона была пшеница, стандартная диета легионера была неравномерной: 78% ее составляли углеводы. Любой диетолог от таких цифр будет ввергнут в состояние шока. Им катастрофически не хватало белка. Чтобы сбалансировать свой рацион и, вероятно, не сжирать провиант так быстро (конфузы с провиантом и сейчас нередки — что уж говорить про те времена), они охотились столько, сколько могли. Археологические раскопки вблизи лагерей в Англии и Германии показали кости свиней, коров, овец, коз, кабанов, оленей и даже бобров, волков, медведей и лисиц. С голодухи, как известно, и не такую гадость, как бобры, жрать начнешь. Тем более, когда ты сидишь на Адриановом валу под промозглым дождем и вспоминаешь, что в родной Боннонии уже весна, тепло, запах кострища возбудит в голове дикую вожделенную тоску по шашлыкам, после которой и пробегающая мимо крыса покажется ягнятиной. Легионеры прекрасно знали, что такое быть голодным, и нередко практиковали этот метод на себе. Иногда из-за врагов, а иногда из-за командования. Все как в песне: «Нас осталось только два, нас с тобою «обманули».

Принципы, пригодные для жизни

И после таких подробностей язык не повернется назвать легионеров немужественными, трусами, римскими девками. Они меньше других вкушали роскошь зажравшегося в изобилии Рима, в основном глотая дорожную пыль, меся грязь и умываясь кровью. Уж что они умели лучше всего, так это использовать свои пики и щиты. А некоторые проложенные ими дороги функционируют до сих пор, чего не скажешь про труды выпускников автодорожных институтов.

Можно долго рассуждать о том, что помогло молодой республике победить более могущественных этрусков, разрушить великий Карфаген, завоевать Грецию, покорить парфян и египтян. Причин было много, в том числе и внутренние. Но решающим фактором все же были легионы, которые могли воевать против кого угодно и, самое главное, безропотно и спокойно переносили часто сменяющиеся условия окружающей среды. Универсальные солдаты: дисциплинированные и выносливые. Галлы когда-то смеялись над «навьюченными муллами» Гая Мария, которые к тому же были ниже ростом северных варваров, но где теперь эти галлы? В фильмах про «Астерикса и Обеликса»? Они какое-то время донимали римлян, но потом что-то пошло не так и несколько геноцидов с насилием и вырезанием под ноль местного населения стерли улыбки с предков Депардье, и теперь они сами говорят фактически на латыни. Рим держался на легионах, но сгубили его власть имущие.

Спустя века принципы успешной работы не изменились. Те же качества и поведение обеспечивают победу. Для успешной работы в группе требуется хорошая организация, не говоря уже о моральном духе и уверенности в себе. Команда должна состоять из достойных и заинтересованных в достижении успеха людей.

Галлы были крепкими людьми, более привычными к континентальным зимам, чем их южные соседи, но они продолжали ссориться и, хотя их гены все еще живут и здравствуют (чего не скажешь по заметно почерневшему населению Европы), их кельтский язык был в основном уничтожен. Римская культура же никуда не делась. И многие римские здания по-прежнему украшают Южную Европу.

Не существует ярлыков для сложной и умной работы. Независимо от того, рассматриваем ли мы себя как отдельных лиц или группу, важно то, что мы хотим построить в долгосрочной перспективе.