Образ жизни

Рейд по кабакам: самые легендарные

  • 5033
  • 0
  • Теодор Седин

В некоторых культурах как-то не принято выпивать дома. Ну что это за затворничество, нечего сычевать, если можно взять, и спуститься в бар, а там за стаканом-другим поделиться бренными мыслями, показать себя свету и, заодно, печаль отступит, и тоска пройдет.

Поэтому, мы решили охватить одним махом самые легендарные заведения подобного типа. В чем заключается их легендарность? Разумеется, в возрасте и посетителях, которых невозможно не знать. Эти заведения видели больше дер*ма, чем ассенизатор, им больше лет, чем большинству государств мира, и их неплохо было бы посетить, чтобы отметиться и потом хвастаться.

La Bodeguita del Medio

brodude.ru_26.07.2016_8lYMTPix6uuWi

Среди туристов, ежегодно посещающих «Остров Свободы» есть три группы: те кому любопытно взглянуть на нищету внутри театра коммунистического абсурда; те, кого мучает ностальгия по временам когда Куба была нам ближе и роднее всех; те люди, которые просто хотят покупаться в ласковых водах мексиканского залива; и те, кто приехал за лучшим в мире «Дайкири» и «Мохито». Именно для них старый уютный бар Бодегита дель Медио, своеобразная Мекка и место, куда нужно наведаться в первую очередь. Именно в этих стенах родился тот классический рецепт «Мохито», которым упивался Хэмингуэй: 40 мл светлого рома, 30 мл сока лайма, 6 листьев мяты, ложка тростникового сахара, лед и содовая.
Самое интересное, что «Мохито» из Бодегиты действительно уникальный. Сколько не пытайся в домашних условиях приготовить его из хорошего привезенного с Кубы рома, лайма и дачной мяты, он не получится таким же восхитительным. Даже если твой лучший друг — бармен со стажем и кучей наград, искупающий свой долг перед тобой отменным пойлом — он не сделает «Мохито» таким же как в Бодегита. То ли они что-то туда подливают, не раскрывая до конца секретов приготовления, то ли удивительная эклектика кубинской столицы, где нищета и лоск 50-х, жизнерадостность и горе обрамлены жарким воздухом, влияет на вкусовые качества.

brodude.ru_26.07.2016_FnztPdcyqV2Pw

Главное достояние бара — его великие посетители, которые, если и задерживались на Кубе, то становились его завсегдатаями. Пабло Неруда, Габриэль Гарсиа Маркес и конечно же старик Хэм, который даже написал: Мой «Мохито» в Бодегите, мой «Дайкири» во Флоридите». Нынче эта надпись закована в рамку, и висит на самом видном месте.

Кстати, насчет «Эль-флоридиты», еще одного культового места в Гаване. Если Бодегита — это Мекка, то Флоридита — это Медина. Здесь великий алкоголик пил гениальный «Дайкири» здешнего разлива, который за годы не стал хуже. Почти каждое утро в десять он являлся в бар, садился на одно и то же место и заказывал своего «Папу-Добле» (двойной «Дайкири», который делали специально для него). И так – лет пятнадцать.

Bird and Baby

brodude.ru_26.07.2016_KFphqOsEJIcIu

Как-то научились европейцы, несмотря на революции, войны, разрушения сохранять свои традиции и наследие в практически первозданном виде. Нам до них, как раком до Рая, у нас нет кофеен или баров, которые уже несколько веков переходят из рук в руки, от отца к сыну, а в Европе это в порядке вещей. Кто-то скажет, что толку от таких мест не очень много, но тогда почему, заходя в эти заведения испытываешь священный трепет, а от одной мысли, что за этим столом сидел великий Толкиен, и незаметно вытирал руки о скатерть, дыхание перехватывает. Именно поэтому, ты обязан при случае посетить один из старейших пабов в Оксфорде.

«Bird and Baby» («Птичка с младенцем»), работает с 1650 года, и за четыре с лишним века снискал славу элитарного литературного клуба, с фантастическим уклоном. Именно здесь Джон Рональд Ройл Толкиен, преподававший в ту пору в Оксфорде, зачитал первые отрывки «Властелина колец», а Клайв Стейплз Льюис истории про жадных детей, якшающихся со львом по имени Аслан (известные под названием «Хроники Нарнии»).

brodude.ru_26.07.2016_tMPGDBSggScr0
Именно в этом заведении проходили встречи литературного кружка «Инклинги», членами которого как раз и являлись вышеперечисленные гении. Инклинги были литературными энтузиастами, которые высоко ценили значение повествования в художественной литературе и поощряли написание фэнтези. Стать их членом мог только балующийся писательством представитель оксфордских академических кругов. Не прийти в кружок на встречу писатели могли только по очень уважительной причине, ее даже нужно было излагать в письменной форме. Единственной причиной, по которой встречу могли перенести было отсутствие пива. Без него, как известно, литературы нет.

Историки до сих пор спорят о том, почему же паб носит именно такое название. Согласно первой версии, оно берет свои корни из легенды о Зевсе, который, приняв образ орла, похитил юного Ганимеда. Согласно второй, название появилось с легкой руки первого владельца паба — пэра Англии, графа Дерби, на гербе у которого были изображены орел и ребенок.
В любом случае, это место обязательно для посещения всем фанатам литературы. Именно здесь ковалась фантастика.

Hofbrauhaus

brodude.ru_26.07.2016_Mc3HxIGxUJknZ

Это не просто пивной ресторан, а огромное заведение с потрясающей историей, где нашлось место и германским правителям, И Ленину, и Гитлеру. Одна из главных достопримечательностей Мюнхена, которую грех не посетить. Больше поражают размеры заведения — сюда может поместиться 4000 человек.

«Придворная пивоварня», именно так переводится название трактира. Он был основан, как не трудно догадаться, баварским герцогом еще в начале 17 века. Изначально здесь варилось и подавалось лишь темное пиво, и только для знати, но со временем, простые бюргеры стали допускаться сюда, дабы опрокинуть кружку другую. С 1781 года сюда захаживал Моцарт, дабы смыть тяжесть композиторского труда темным (в 5,5 оборотов) «Hofbräu Dunkel». Чуть позже Володя Ульянов и Надежда Крупская, находившиеся в Мюнхене нелегально, и печатавшие здесь свою знаменитую «Искру», из которой разгорелось пламя революции, заходили сюда, дабы напиться вдрызг. Надежда Константиновна даже написала про эти годы: «Особенно охотно вспоминаем мы о Хофбройхаус, где прекрасное пиво стирает все классовые различия».

А в 20-е годы, бывший художник, ветеран войн, студент и немного бомж Адольф Алоисович Гитлер устраивал здесь съезды Немецкой рабочей партии, где и озвучил свою знаменитую программу «25 пунктов», которая и стала основой нацистской партии. Собственно, Адольф не забыл святое место, и последующие 11 лет после прихода нацистов к власти, отмечались неизменно во вместительном Хофбройхаус. Нынче хозяева пивоварни предпочитают не вспоминать (как и все, что связано с фашистом), столь неприятный факт из жизни заведения, но из истории людей не выкинешь.

brodude.ru_26.07.2016_NsCfKRX16F7r8

Но довольно истории, не ради нее стоит посетить это место, здесь нужно побывать, дабы посмотреть, как выглядит пивной храм изнутри. Это место, где почитаются традиции и пиво. Все посетители пьют его и закусывают лучшими бретцелями, свиными коленями и вайсвюрстом (пища, за которую не жалко продать родственников). Пить что-то другое как-то даже неприлично. Вот даже был случай, 8 сентября 1908 года, так называемый «Лимонадный скандал»: один из гостей вместо пива заказал лимонад. Управляющий ресторана был вынужден сам обслуживать необычного клиента, так как официанты от этого категорически отказались. Единственный лимонад, который входит в рамки приличия — это смешанный с пивом. Да-да, любят немцы такую вот ерунду пить.

Несколько огромных залов, где выстроились в ряд длинные лавки и столы, от всего этого веет антуражем рыцарских пиров и средневековых таверн. Почтенные бюргеры с сугубо баварским уклоном, ходят по ресторану с закрученными бородами, и в традиционных баварских шортах, громко обсуждая события, политику, время и конечно пиво. У старожилов есть даже огромные личные литровые кружки, хранящиеся в здоровенном металлическом шкафу, который сам по себе достопримечательность. Ячейки эти передаются по наследству, а вот вкус пива не передать, так что, нужно ехать и пробовать.

Antico Caffe Greco

brodude.ru_26.07.2016_8I0Ea9zeVlEZ0

В мире найдется немало заведений, где сидел Байрон, Бродский, Бальзак, Гете. Но есть место, которое их всех объединило так же, как и других знаменитых личностей в мировой истории, хоть раз бывавших в Риме, начиная с 18 века. Это не бар, это кофейня, хотя это не мешало ни Малевичу, ни Г.Х. Андерсону выпивать там по бокалу вина. Современные посетители поступают также.

Кафе появилось на свет в эпоху кофейного бума. Европейцы наконец распробовали черную жижу, которую еще полтора столетия назад считали омерзительной, и решили заманивать посетителей именно этим изысканным напитком. Точной даты, когда открылось кафе не знает никто, но над входом высечена дата — 1760, которую и принято считать точкой отсчета. И надо сказать, кофейня сохранилась практически в первозданном виде, лишь только потемневшее от времени золото картинных рам и светильников напоминает о 256 годах истории. А самим кафе заправляют давно уже не греки (собственно, свое название она получила в честь хозяина — грека по национальности). Но хуже от этого оно явно не стало.

brodude.ru_26.07.2016_up1kdk0Igi5sQ
Заходя в кофейню, можно учуять русский след, оставленный здесь великими художниками — Ивановым, Кипренским, Брюлловым, а так же Николаем Васильевичем Гоголем, который, по слухам, написал за столом «Греко» большую часть своих «Мертвых душ». Здесь даже хранится его письмо, со знаменитой фразой: «О России я могу писать лишь в Риме, там она представляется мне во всей громаде».

Правда, кофе в этом заведении стоит не по-детски. Сядешь за стол, откроешь меню, а там капучино за 8 евро. Правда, есть одна хитрость: если усесться за барную стойку, цена резко упадет до 2 евро. Просто переплачиваешь за сервис. Так тебе бокал вина, или чашку кофе подаст воспитанный мужик в цилиндре. Сервис требует жертв, в том числе и финансовых.